Исторические союзники могут «тряхнуть стариной»? Юрий Селиванов

   Дата публикации: 19 Ноябрь 2015, 11:15

 

У России и Запада практически нет альтернативы совместной военной операции в Сирии

 

Антитеррористическая истерия, охватившая сегодня весь западный мир, который, похоже, скоро пришлет к берегам Сирии все свои авианосцы, имеет несколько объяснений. Первое – чисто психологическое. Западные лидеры просто не могут продолжать в том же похабном духе, то есть де-факто помогать террористам, мешая их уничтожению Россией, после всего, что случилось в последнее время.

 

Исторические союзники могут «тряхнуть стариной»?

 

Если даже после взрыва террористами самолета с сотнями ни в чем не повинных людей и расстрелом ими же точно таких же мирных граждан в Париже, они будут продолжать висеть на руках у Путина и пенять ему за что он, как-то не так бомбит, то это может оказаться слишком даже для весьма доверчивого западного обывателя. Поэтому французский Олланд срочно летит на авиабазу, где его изображают чуть ли не командиром авиаполка, напутствующим своих соколов на борьбу с ИГ. А Обама меняет на ходу акценты в своем потоке красноречия и говорит о роли России на Ближнем Востоке без привычных для него, но уже абсолютно неуместных выпадов в адрес «мировой угрозы номер один».

 

Все на Западе вдруг вспомнили, что они с Путиным «партнеры» и, стало быть, нужен «конструктивный диалог» — о чем прямо сказал тот же Обама. «Конструктивность» по-западному выглядит так – не мытьем, так катанием свергнуть законное правительство Сирии, провести в дамки в Дамаске своих людей, после чего не сильно возражать, если русские возьмут на себя основную грязную работу по зачистке ИГИЛа. Последнее для прижимистого Запада очень даже желательно — позволить России как следует подразгрузить свои стратегические арсеналы, попутно ослабив ее потенциал сдерживания, а самим сэкономить дорогостоящие высокоточные боеприпасы для более важных дел.

 

Не думаю, что Москву такое видение Западом её роли на Ближнем Востоке хотя бы минимально устраивает. В Кремле не случайно настаивают на защите государственности Сирии, понимая, что только в этом случае существуют шансы на её сохранение как союзника России и стратегического плацдарма российских интересов в этом ключевом регионе планеты. Асад, как таковой, интересует Москву именно в этом контексте.

 

Его безусловное списание в архив под давлением того же Запада будет явным нарушением «правил игры» и покушением на ту самую сирийскую государственность, от которой Москва отступиться не может. Именно поэтому в Кремле постоянно говорят о том, что судьбу этого политика и вообще будущего страны может решить только сирийский народ во всей его полноте.

 

Но для этого необходимо, как минимум уничтожить неформатные проекты, возникшие на территории Сирии и, в первую очередь ИГ и все аффилированные с ним структуры. Поскольку никакого замирения с ними не предполагается (и это уже официально решено всеми ведущими державами), решить данный вопрос можно только войной. Ибо проводить выборы только на отдельных кусках сирийской земли — это значит помогать закреплению на остальной территории власти того же ИГ.

 

Таким образом, сегодня на повестке дня не выборы, а война. И поэтому требование Запада об устранении Асада неисполнимо в принципе. Невозможно без крайне негативных последствий лишить страну её признанного военного руководителя в самый разгар решающих наступательных операций. Кроме того, Асад действительно популярен и вовсе не собирается уходить с политической сцены. На сегодня он, по-прежнему — наиболее перспективный кандидат на любых выборах президента. И военные победы, которые как раз сейчас назревают, ему будут очень кстати. Уход лидера в такой момент в Сирии не поймут, и это может лишить Асада шансов на будущих выборах.

 

В общем, Москве все это не нравится, и она вряд ли будет давить на сирийского лидера, чтобы он принял столь нерациональное решение. Да и на Западе как будто еще недавно соглашались с тем, что коня на переправе не меняют.

 

Тем более, что конца этой переправы, то бишь войны, даже на горизонте пока не видно. Все эти авианосцы и бомбардировки имеют смысл только при наличии главного козыря – сухопутного наступления и реального освобождения занятой противником территории. Но монополистом на этом фронте является правительственная армия Сирии и ее ближайшие союзники. Российская военно-воздушная операция как раз и решает задачу расчистки путей для успешного продвижения этой армии. Западу в этой ситуации ничего не остаётся, как присоединиться к России в этой работе – то есть реально поработать на Сирию, как главный оплот против ИГ.

 

Но Западу отвратительна даже сама мысль воевать на стороне Асада! Ведь там не хуже, чем в Москве понимают, что в случае победоносного для Дамаска завершения войны, Б.Асад автоматически станет пожизненным президентом Сирии, а Сирия, соответственно – стратегической опорой Москвы. Следовательно — главная задача Запада остается прежней – ни в коем случае этого не допустить.

 

Иначе говоря, сирийская армия не должна победить ИГ и освободить свою страну. Как Запад собирается решать эту головоломную задачу в условиях его собственного решения объявить ИГ врагом всего человечества, не очень понятно. Бомбить сирийскую армию они определенно не станут – слишком явно шило вылезет из мешка. Да и с русскими приходится считаться. Бросить против неё так называемых «умеренных террористов»? Но это скорее иллюзия возможности, чем сама возможность. Эти «умеренные» уже сейчас ищут точки взаимопонимания с Дамаском и Москвой, чтобы не быть размазанными по стенке наступающей армией. Отправлять в бой катарское и саудовское воинство? Ну, тогда йеменские хуситы точно Эр-Рияд «освободят».

 

В общем, куда ни кинь всюду для Запада клин. Вероятно, в таких условиях, он будет продолжать двурушничать, всячески пытаясь выкрутить руки Москве. Отсюда, кстати — и участившаяся стрельба на Донбассе – намекают, что может быть и похуже, если Путин не пойдет навстречу пожеланиям Запада по Сирии.

 

Но, допустим, что Путин сделает вид что пошел, попросит Асада чуток отдохнуть где-нибудь под Сочи, а в Дамаске оставить на хозяйстве какой-нибудь верный Военный совет. Но ведь это никак не отменяет военного решения по ИГ, освобождения Сирии и последующих выборов с тем же Асадом в главной роли! То есть для Запада хрен редьки не слаще. На отказ от наступления и фактический раздел Сирии Россия не согласится хотя бы потому, что делить её практически не с кем, не считая ИГ. Но это — полный неформат.

 

Освобождать страну будет правительственная армия, потому что больше некому. И нет ни одной причины потом уступать освобожденную территорию каким-то «умеренным» ничтожествам, которые толком ничего не могут. Да и для Запада это не вариант – зачем ему кусок сирийской пустыни, когда ему нужен контроль над всей страной целиком?

 

Однако, над всей этой геополитической неразберихой нависает еще и чисто военная проблема. А хватит ли одних только бомбежек и усилий весьма потрепанной сирийской армии, даже при поддержке иранской, для победоносного завершения кампании? Уверенности в этом нет никакой. Воздушные удары, не подкрепленные наземными операциями, ни в одной войне в мировой истории к победе еще не приводили и не приведут. Например — в годы второй мировой, западные союзники, заполнив небо Германии до отказа тысячами своих бомбардировщиков и завалив эту страну миллионами бомб, практически ничего не добились и, в конечном счете, были вынуждены открыть второй фронт в Нормандии, чтобы достойно выглядеть на «пире победителей». У современных великих держав никаких тысяч бомбардировщиков просто физически нет. Их военно-воздушные силы представлены единичными самолетами стратегической авиации, предназначенными для применения суперпразрушительного ядерного оружия. В обычном же снаряжении — это примерно тот же Б-29 времен второй мировой войны, с поправкой на то, что тогда их были тысячи, а сейчас всего несколько штук. Таким образом, воздушная война без применения ОМП такими, в общем – то, куцыми силами, да еще в условиях безлюдной пустыни, против весьма мобильного, не связанного никакой урбанистикой и прочей инфраструктурой противника, может без особого успеха продолжаться еще сотню лет.

 

Что же касается наземных побед, то уже на данном этапе, судя по некоторым данным российского Генштаба, в Сирии находятся и реально участвуют в боевых действиях некоторые артиллерийские подразделения ВС РФ. И надо понимать так, что отправили их туда вовсе не по причине всемогущества сирийской армии, а скорее – наоборот. И по мере дальнейшего усиления интенсивности сухопутного сражения, нужда в таком усилении будет только возрастать. Таким образом, тема военной победы в Сирии вполне может и в довольно скором времени свестись к необходимости полномасштабной наземной операции российских вооруженных сил. Нельзя сказать, что это дело совсем невозможное или даже слишком кровопролитное. Не зря же Россия активно тренировала, укрепляла и модернизировали свои воздушно-десантные войска на протяжении ряда последних лет. Соответственно, их удар вполне может стать роковым для бандгруппировок, которые и без того уже изрядно деморализованы и, по словам того же Д.Керри, бросили уже 25% ранее захваченных территорий.

 

Именно на этой стадии может возникнуть очень перспективная основа для компромисса с Западом. Там не могут не понимать простейших вещей – типа «кто девушку танцует, тот ее и ужинает». и если русские таки самостоятельно освободят всю Сирию, то на этом разговор будет окончен и Западу придется сматывать удочки. Впрочем, и для России брать на себя целиком это бремя – тоже далеко не самое лучшее и популярное решение. Единственный относительно приемлемый вариант – совместная с Западом воздушно- наземная операция в Сирии с последующей совместной же военной оккупацией этой страны и проведением на её территории абсолютно свободных, под взаимным контролем, общенациональных выборов. Впрочем, Западу нет особой нужды ждать, пока русские таки созреют послать в Сирию свой десант. Потому что, даже если этого не потребуется и сирийцы на земле справятся сами, то Западу опять же ловить там будет нечего.

 

Поэтому, если посмотреть на вещи здраво, то коль скоро Западу угодно сохранить свое влияние в Сирии и в то же время не засветиться прямой поддержкой международного терроризма, то именно он должен быть инициатором совместной с русскими наземной операции в этой стране, причем вопрос об этом должен решаться в неотложном порядке. Ибо — кто не успел, тот опоздал.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
United_01


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1