Границы исламизма кровавы. Платон Беседин

   Дата публикации: 19 ноября 2015, 10:46

 

Сразу обозначу свои позиции. Я против любой войны, далёкий от кирзовой эстетики и имперских замашек, но я же и категорически против мнения тех, кто утверждает: если бы Россия ни начала обстрелы, бомбардировки в Сирии, то не был бы взорван аэробус в Египте, и серия будущих терактов ни пронеслась бы по стране.

 

Время бить!

 

Утверждающие подобное – либо лгуны, либо глупцы. Ведь мы имеем дело, возможно, с самым бескомпромиссным и мощным противником в истории. Я говорю об «Исламском государстве», конечно. Или, расширяя тезис, о Призраке мирового Халифата, словно назгул, нависшем над всем миром. Этот Зверь с Востока никогда не остановится. Его задача – построить своё царство на земле. Без иноверцев.

 

Боевики ИГ уже заявили о том, что они собираются отвоевать у России Крым, Татарстан и Урал. Те, кто режет головы на Ближнем Востоке, пишут вполне конкретные послания на стенах: «Сначала – Сирия, потом – Россия». Далее – и это также озвучено – Китай. Потом – Европа. Конечная же цель – Халифат по всему миру.

 

У этого крестового похода наоборот есть своя предыстория. С середины 18 века Запад (или Западная цивилизация) начал фазу мощнейшей колонизации земель на Востоке, интегрируя свой универсализм через модернизацию и вестернизацию. Та же Сирия фактически обрела независимость лишь в 1948 году, а до этого контролировалась Францией. С 1757 по 1919 год Запад подчинил себе 92 мусульманские территории и тем самым вкупе с демографическим бумом в мусульманских странах спровоцировал ответный удар. Уже к началу нулевых Исламская цивилизация вернула более 80 из утраченных территорий с перспективой на дальнейшее разрастание, что, собственно, и происходит сегодня, обретая крайние формы.

 

Границы исламизма кровавы. Именно там, где проходит стык, столкновение Исламской, внутри которой конфликты также наиболее активны, и какой-либо другой цивилизации, чаще всего случаются насильственные противостояния. Во многом сами истоки ислама, прославляющего военную доблесть и сращивающего религию и геополитику, лежат среди воинственных племён-бедуинов. Здесь нет и не может быть принципа «ударили по левой щеке – подставь правую».

 

И подобное рождает широчайшие возможности – тут необходимо чётко отделять их от обычных верующих мусульман – для радикалов. «Исламское государство», зародившееся на территории Ирака, где США после уничтожения режима Саддама Хусейна намеренно оставили «контролируемый хаос» (так заявила Кондолиза Райс), является крайней формой притязаний агрессивного ядра Исламской цивилизации на мировое господство.

 

Это формация принципиально нового типа – она не имеет своего центра, стержневой страны. В той или иной степени на её статус претендуют Саудовская Аравия, Турция и Пакистан; собственно они, и ещё Катар, и способствуют или способствовали деятельности ИГИЛ. Если для падения нацистской Германии нужно было взять Берлин, для уничтожения наполеоновской Франции – Париж, то в случае ИГИЛ – этой победной точки нет. Враг существует главным образом в голове, в сердце, он представляет собой идею, бороться с которой военными методами по сути невозможно. Уничтожить исламистское государство-идею можно лишь истребив всех адептов, дискредитировав её, противопоставив другую идею.

 

Именно так в своё время разрушили – при всей неоднозначности параллелей, но важен сам принцип – Красное государство большевиков. Их приход к власти в 1917 году во многом подготовили русские философы, декларировавшие хилиастическую идею о торжестве Справедливости на земле, создания рая здесь и сейчас, в котором каждый будет равноправен и наделён своей заслуженной толикой счастья. ИГИЛ разрабатывает похожую жилу, хотя, безусловно, ни о какой справедливости с отрезанием голов в конечном итоге говорить невозможно. Тем не менее сторонники радикалов-исламистов ведутся именно на данные маркеры: сила, правда, справедливость, отмщение.

 

Советская мечта рухнула, когда явили её обратную сторону, противопоставив ей проект западного рая, где возможен ещё больший и, главное, моментальный успех. С идеологией радикалов-исламистов, полной слабых, проблемных мест, необходимо реализовать тот же сценарий.

 

Задекларировать своё Царствие Божие как альтернативу, как образец в сочетании с военным, силовым воздействием. Жёсткая и мягкая власть как никогда должны сплестись воедино для уничтожения мощнейшего противника, создавшего свою надтерриториальную, надгосударственную матрицу дьявольской однозначности. Вот архисложный, но единственно верный метод борьбы сегодня.

 

Платон Беседин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1