Россия учится защищать своих граждан. Павел Святенков

   Дата публикации: 18 ноября 2015, 16:23

 

Владимир Путин провел совещание с руководителями российских силовых структур, в ходе которого было официально признано, что российский «Аэробус», летевший над Синаем, разбился в результате террористического акта.

 

А321

 

Директор ФСБ Александр Бортников доложил главе государства: «По оценке наших специалистов, на борту воздушного судна в полёте сработало самодельное взрывное устройство мощностью до 1 кг в тротиловом эквиваленте… Можно однозначно сказать, что это террористический акт».

 

Глава российского государства и собравшиеся почтили память погибших минутой молчания.

 

Затем президент Путин заявил: «Убийство наших людей на Синае – в числе наиболее кровавых по числу жертв преступлений. И мы не будем вытирать слёз с нашей души и сердца. Это останется с нами навсегда. Но это не помешает нам найти и наказать преступников.

 

Мы должны делать это без срока давности, знать их всех поимённо. Мы будем искать их везде, где бы они ни прятались. Мы их найдём в любой точке планеты и покараем».

 

Столь жесткое заявление в адрес террористов прозвучало из уст руководителя российского государства, пожалуй, впервые. Конечно, всем памятно знаменитое «мочить в сортире», сказанное Владимиром Путиным в 1999 году. Однако тогда это касалось внутренних дел России. Сегодня речь идет о преследовании террористов в международном масштабе («в любой точке планеты»).

 

Это означает существенное изменение подхода России к борьбе с терроризмом. Да, в мире существуют государства, которые стремятся уничтожить боевиков, где бы они ни находились. Это прежде всего США и Израиль. Вспомним, что американцы уничтожили Осаму бен Ладена на территории, формально принадлежащей Пакистану. Израиль тоже не церемонится, когда речь идет об убийцах граждан государства, и наносит удары за пределами своих границ.

 

Но Россия ранее не заявляла подобной позиции официально. Уничтожение Зелимхана Яндарбиева (2004 год) никогда не признавалось как акт государственного возмездия. Террористы уничтожались, как правило, на российской территории. Если Россия и впрямь готова бороться с ними по всему миру, это означает резкое повышение статуса нашей страны как государства. И, прежде всего, резкое повышение статуса российских граждан.

 

В СССР, а затем и в России не было традиции защиты своих граждан за рубежом. Российские силовые и дипломатические структуры как правило вяло и неохотно борются за права «дорогих россиян», оказавшихся в сложных ситуациях.

 

Советский Союз иногда позволял себе нечто подобное, но речь обычно шла о защите людей, имевших тот или иной официальный статус, или работавших под прикрытием. Например, бывший директор ЦРУ Кейси с восхищением вспоминал историю освобождения российских журналистов, взятых в плен движением «Хезболла». Агенты КГБ будто бы уничтожили родственника лидера движения, а затем подбросили его труп в офис «Хезболлы» с запиской, что и с остальными террористами будет то же самое, если они не выпустят заложников. Да, Советы знали, как разговаривать с «Хезболлой», — с оттенком зависти пишет Боб Вудворт в своей знаменитой книге «Признание шефа разведки».

 

Однако вышеприведенный случай – единичный. У России никогда не было официальной доктрины возмездия за погибших гражданских лиц. Теперь она появилась. Во всяком случае, за погибших пассажиров «Аэробуса». Это очень важно.

 

Наши западные и восточные уважаемые партнёры должны понять, что за убийство российских граждан последует наказание. И если наказание действительно последует, это будет означать, что прежде чем нападать на граждан России, любой террорист трижды подумает. А его спонсоры подумают четырежды. Только таким путем можно гарантировать безопасность и сами жизни российских граждан, оказавшихся за рубежом.

 

Конечно, скептик скажет: «Сколько уже было таких заявлений». Сколько раз брались под высочайший контроль разного рода теракты, а воз и ныне там. Тем не менее, следует отметить, что ведущие чеченские террористы, такие как Басаев и Яндарбиев, были уничтожены. Теракты в Москве, бывшие частью жизни города в 1990-е и начале 2000-х, прекратились. Иначе говоря, террористическую угрозу удалось если не полностью исключить, то снизить.

 

Поэтому важно перейти от слов к делу. Доктрина возмездия за погибших российских граждан заявлена. Это хорошая доктрина. Нормальное государство должно защищать жизни своих граждан. Намерение России делать это поднимает престиж российского паспорта.

 

Владимир Путин заявил, что Россия продолжит наносить удары по Сирии. Но важно, чтобы наказание понесли конкретные заказчики взрыва российского «Аэробуса». А они могут находиться за пределами Сирии и даже ИГИЛ (запрещенного в нашей стране).

 

Если России удастся наказать организаторов теракта и довести до сведения террористов всего мира, что наказание за подобные действия будет жестким и неотвратимым, значит Россия сделала важный шаг в сторону трансформации в государство первого мира. Для развитых стран жизнь их граждан является первостепенной ценностью. Россия же не спешила «вписываться» за своих граждан, исповедуя неформальную доктрину «бабы новых родят».

 

Президент Путин решил отменить прежнюю доктрину и бороться за безопасность российских граждан. Это существенный шаг вперед. Осталось реализовать указание главы государства на практике.

 

Павел Святенков, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1