Терроризм без гласности — не жилец. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 17 ноября 2015, 10:39

 

Россия может минимизировать угрозу террористических атак посредством полного информационного закрытия данной темы

 

Терроризм без гласности - не жилец

 

Стопроцентно эффективной физической защиты от терроризма не существует. Это аксиома. Для того, чтобы обеспечить такую полную гарантию безопасности, придется посадить на цепь всю страну, и полностью перекрыть доступ в неё для всех иностранных граждан. Но тогда лучше просто всем и сразу застрелиться, чем так жить.

 

Конечно, где-то и как-то относительную безопасность можно обеспечить. Но именно в таком локальном режиме. Например, можно достаточно надежно прикрыть от террористов московское метро – как достаточно компактный и неплохо поддающийся контролю транспортный кластер. А вот уже сделать то же самое в отношении подмосковных электричек – задача практически нерешаемая. Только просьба — не спешить обвинять меня на этом основании в пособничестве террористам, поскольку такие азбучные истины им известны не хуже, чем нам.

 

Итак — в отличие от метрополитена, пригородные электропоезда никак не защищены от террористической угрозы. Хотя по скоплению людей и по тяжести возможных последствий, этот объект инфраструктуры вполне сопоставим с метро. Наполняемость одного вагона электрички в утренние часы достигает 150 человек, то есть 150% от штатной вместимости. При этом, доступ в такие вагоны лиц с преступными намерениями на промежуточных станциях никем и ничем не ограничен. На любой подмосковной платформе пассажир с любым багажом может попасть в вагон прямо из населенного пункта даже без проверки проездных документов.

 

В случае скоординированной боевой операции бандподполья, в разные вагоны электропоезда могут проникнуть одновременно несколько террористов и привести в действие несколько взрывных устройств, что может повлечь гибель сотен пассажиров, как во время подрыва, так и возможного крушения всего состава. Не знаю, как обстоит дело с минированием рельсовых путей, но указанная выше угроза никак и ничем не минимизирована. Находящиеся на центральных вокзалах Москвы пункты электронного досмотра багажа обеспечивают контроль пассажиропотока только в одну сторону, тогда как в другую этот контроль полностью отсутствует. То есть, они являются, в основном, психологическим транквилизатором.

 

Список подобных стопроцентно уязвимых объектов можно продолжать еще очень долго. Но и одного подобного примера достаточно, чтобы понять – для эффективной защиты от терроризма нужны какие-то совершенно другие меры, чем армия полицейских патрулей с собаками или рамки металлодетекторов на всех входах и выходах.

 

Конечно, службы безопасности России недаром едят свой хлеб и наверняка проводят колоссальную работу, в том числе и агентурную, по обезвреживанию потенциальных террористов на самых дальних подступах. И проводят её не без успеха, свидетельством чему — определенное снижение числа крупных терактов в последние годы. Кроме того этому способствовала и существенная стабилизация общественно–политической ситуации в самой России.

 

Однако нынешнее обострение обстановки в мире, имеющее признаки полномасштабного геополитического кризиса, наверняка вызовет новый всплеск террористической активности. Тем более, что в эпицентре нынешних международных событий как раз и находятся силы, исповедующие именно террористические методы борьбы.

 

Поэтому не приходится сомневаться в том, что атаки на Россию с их стороны уже начались и будут продолжаться с нарастающей интенсивностью. При этом, именно террористы обладают критически важным преимуществом выбора объекта для удара, тогда как сами эти объекты, что мы показали выше, защитить в ряде случаев практически невозможно.

 

Получается, что стратегия терроризма себя полностью оправдывает и сторонники этих методов ведения войны могут рассчитывать на гарантированную победу? Если речь идет о такой стране как Франция, то, скорее всего, так оно и есть. Что же касается России – то здесь далеко не все так однозначно.

 

Чтобы понять – в чем разница между этими странами, давайте ответим себе на самый, пожалуй, важный вопрос: чего добиваются террористы? Если вы скажете, что их целью является убийство людей, желательно более массовое, то я вам скажу, что вы заблуждаетесь. Террорист, если он конечно не конченый псих, а туда таких не берут, такой же рационально мыслящий гражданин, как и все прочие. Само по себе убийство людей, даже в большом количестве, его не интересует просто потому, что никакой пользы ему не принесет. Подобная акция с его точки зрения будет иметь смысл только в одном случае – если она будет сопровождаться максимально возможной оглаской, нагнетанием массового психоза и парализующего страха, что обеспечит террористам идеальные условия для выдвижения своих требований и достижения поставленных целей под угрозой следующих массовых убийств. Иными словами, стратегия терроризма может быть достаточно эффективной, а теракты целесообразными только при условии их максимальной гласности. Если этого не будет, можете взрывать города хоть целыми кварталами – результат останется нулевым. Поскольку об этом просто никто не узнает.

 

Будут, конечно, разноситься всякие слухи и сплетни, но это для террориста очень слабое утешение. Ну, вот — к примеру, взорвали однажды, в 70-х годах прошлого века поезд метро в Москве, при этом погибли десятки людей. Казалось бы – мощнейшее психологическое потрясение! Но ничего подобного! Потому что в результате принятых мер по информационной изоляции данного ЧП, страна узнала о случившемся только спустя тридцать лет.

 

Во Франции с её почти религиозным пиететом перед возведенными в абсолют «демократическими свободами», которые там вряд ли посмеют ограничить, даже если под угрозой взрыва окажется весь Париж, практически любая террористическая атака гарантированно будет иметь огромный общественный резонанс, что обеспечит боевиками идеальные условиях для решения своих задач. Что, собственно, мы сейчас и наблюдаем в этой насмерть запуганной и выведенной из психологического равновесия стране.

 

В России террористы тоже одно время были, что называется — на коне. Они диктовали свои условия непосредственно прямом эфире центральных телеканалов и там же расстреливали заложников, если власти медлили их требования выполнять. Россияне еще наверняка не забыли, как отморозок Басаев чуть ли веревки вил из премьер-министра России В.Черномырдина, пользуясь полной свободой доступа к российскому телеэфиру.

 

Но те времена безвозвратно прошли. Сегодня медийное сопровождение терактов, с которым раньше у бандитов не было никаких проблем, в России практически полностью перекрыто. Российские власти жестко контролируют информационную ситуацию в части борьбы с подобными проявлениями и могут буквально в зародыше пресечь распространение любой информации на эту тему. Что ставит террористического агрессора перед очень серьезной проблемой. Да, он, по-прежнему, может без особых проблем взорвать ту же подмосковную электричку. Но какая ему от этого польза, если район теракта будет подвергнут немедленной информационной изоляции, родственники погибших предупреждены о неразглашении, а слухи и сплетни, не подкрепленные ажиотажем в центральных СМИ, достаточно быстро сойдут на нет. Не говоря уже о том, что никто и не подумает вступать с ними в переговоры и выполнять какие-то требования.

 

В отсутствие же мощного общественного резонанса проведение теракта становится делом практически бессмысленным. Террористы в такой ситуации начинают нервничать, лихорадочно искать такие объекты, которые власти гарантированно не смогут информационно изолировать. И тут же попадают в приготовленную для них ловушку. Ведь таких информационно уязвимых целей не так уж и много. Ну, к примеру — те же атомные электростанции или ракетные базы. Но ведь это штучные объекты, надежная и всесторонняя защита которых как раз не представляет для властей особой сложности! И если террористы — от безвыходности своего положения, станут атаковать те же АЭС или еще что-то в этом же роде, то будут практически гарантированно уничтожены.

 

Таким образом, можно сделать достаточно обоснованный вывод о сущности по настоящему эффективной антитеррористической стратегии. Во-первых – это надежная и комплексная защита сравнительно небольшого числа жизненно важных объектов, информационная изоляция которых невозможна в принципе. Во-вторых, стопроцентное информационное закрытие любых попыток совершения терактов на территории России в отношении объектов, не входящих в первый перечень, то есть, по сути — всей остальной страны.

 

Российская пресса, тем временем, продолжает перепечатывать из мировых СМИ фотографии победоносно улыбающихся террористов, довольных своими успехами во Франции. Что ж – если французам это подходит, то флаг им в руки. Но применительно к России такие террористические «открытки с приветом» должны навсегда уйти в прошлое.

Российская пресса, тем временем, продолжает перепечатывать из мировых СМИ фотографии победоносно улыбающихся террористов, довольных своими успехами во Франции. Что ж – если французам это подходит, то флаг им в руки. Но применительно к России такие террористические «открытки с приветом» должны навсегда уйти в прошлое.

 

 

И не надо спешить называть такую стратегию антидемократической, или тем более антинародной. Информационное подавление терроризма, путем полного закрытия соответствующей тематики в СМИ, ничего общего с зажимом демократии не имеет. Это, ни что иное, как специальная мера для борьбы с одной из самых страшных угроз человечеству вообще и той же демократии, в частности. Если такой режим полного закрытия будет надежно обеспечен, у террористов исчезнет главный побудительный мотив к совершению подобных действий – та самая гласность, которая прежде гарантировала им победу. А без такой гарантии не будет и самих терактов. Потому что бесславно и бесследно погибать даже самым безбашенным «воинам Аллаха» ох, как не хочется. Что же касается попыток того же ИГ самостоятельно снимать и тиражировать репортажи о своих успешных «боевых действиях», чтобы компенсировать информационную изоляцию с другой стороны, то у нас всегда будет возможность сказать, что всё это фейк, вброс, пропаганда и вообще снято на киностудии в Катаре. На войне, как на войне!

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1