Размытые табу. Анна Долгарева

   Дата публикации: 16 ноября 2015, 10:55

 

Нигде и никогда человек так ярко себя не показывает, как в том случае, когда ему дают возможность легитимно выплеснуть агрессию.

 

Война на Донбассе

 

Обычно человека сковывает дискурс, предписывающий вести себя строго определенным образом. Много агрессии — это плохо, это порицается обществом. Это порождает ложную толерантность. Сложно назвать ее лицемерием. В какой-то степени это та маска, которая прирастает к телу, поскольку дискурс впитывается человеком еще в школе и основательно в него, в человека, врастает.

 

Штука в том, что ложную толерантность от истинной, скажем, терпимости в таких случаях отличить сложно.

 

Но если меняются правила общества и агрессия становится легитимной, то здесь-то люди себя и проявляют так ярко, что вопросов не остается. Возьмем для примера бывшую Украину.

 

До начала так называемой «антитеррористической операции» украинское общество разделяло традиционный дискурс, господствующий уже довольно давно и растущий из христианской морали (не стоит приравнивать, поскольку «в процессе пути собачка могла подрасти», т.е., видоизмениться). Дискурс этот господствует на всех постсоветских странах, в Европе несколько отличается, но не фундаментально. Этот дискурс, в частности, подразумевает, что убивать людей плохо. Грабить тоже как-то не ок, мародерствовать тоже не надо, осуждать людей по национальному признаку тоже как-то не принято у приличных людей. Я сейчас совершенно не ставлю цели выявлять, что вообще входит в этот дискурс, потому что это тема для докторской диссертации. Но вот эти базовые вещи входят. У пещерных людей не входили, например. Но в современном обществе все это как-то подразумевалось.

 

Но украинское правительство и средства масс-медиа с начала 2014 года постепенно легитимизировали означенные вещи. Это привело к тому, что за считанные месяцы табу на убийства, мародерство и нетерпимость в украинском обществе размылись. Более того, некоторые вещи из прежде табуированных стали социально одобряемыми.

 

И «весна показала», как говорится.

 

Выплескивать агрессию разрешили, и люди перестали стесняться демонстрировать ЭТО. В результате кажется, что общество разительно изменилось. Общество изменилось, но люди остались прежними, просто теперь общество позволяет им выплескивать вовне ту грязь, которая прежде скрывалась.

 

Стало ясно, что гуманистов мало, и что множество людей упоенно призывает «мочить сепаров», радуется убийствам мирных жителей Донбасса и всерьез считает неполноценными тех, кто мыслит иначе.

 

И это не значит, что украинцы изначально плохи. Это говорит о том, что в человеке вообще заложено очень много плохого. Хорошего тоже много заложено, естественно. Но и плохого. И если власть дает этому плохому благоприятную почву, легитимизирует агрессию, то очень быстро можно откинуть любое общество к моральному кодексу пещерного человека.

 

Анна Долгарева,
специально для News Front

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1