Битва за Пальмиру: глазами очевидца. Роман Сапоньков

Дата публикации: 16 Ноябрь 2015, 21:36

 

Рано утром, чуть рассвело, мы выезжаем в сторону легендарной Пальмиры. Сейчас там разворачивается генеральное сражение.

 

 

Сирийские войска были вынуждены отступить отсюда в мае 2015 года. Мы выезжаем из спящего Хомса, проезжаем бесчисленное количество блок-постов. Нам предстоит проехать пару сотен километров, половина из которых лежит по пустыне. Вопреки распространённому мнению, далеко не вся территория Сирии находится в зоне пустынь. От Дамаска, на юге, до Алеппо, на севере, лежат плодородные почвы, дающие по три урожая в год. Так же здесь растут оливки, миндаль, гранаты, цитрусовые и даже финики. Жизнь здесь течет неторопливо.

 

Но вот мы удаляемся вглубь Сирии. Травяной покров степи начинает заменять песчаный пейзаж. Последние островки зелени исчезают позади и мы оказываемся в царстве песка. Просим остановить машину и выходим в пустыню.

 

Мне, как человеку выросшему среди болот Санкт-Петербурга, бьёт в голову сухой прозрачный воздух. Такое ощущение, что расправишь крылья и взлетишь. Некоторое время мы стоим с коллегой, с изумлением оглядываясь по сторонам. Наши проводники нервничают и просят зайти в машину.

 

Война в пустыне ведется вдоль дорог. Достаточно контролировать узкую полоску спасительного асфальта и совершенно неважно, что происходит в глубине, ведь там нет воды, пищи. Там невозможно спрятаться и найти топливо для обогрева. Мёртвое море песка.

 

Боевики тоже не дураки изобретать велосипед. После того как их выбили из Хомса, они отошли вглубь Сирии, осадив древнюю Пальмиру. Помимо своего культурного и идеологического значения Пальмира является крупным узловым городом. Отсюда уходит трасса на Дамаск, а значит, возможность снабжать террористов в окрестностях сирийской столицы. Отсюда легко получать подкрепление из Ирака, с территорий захваченных ИГИЛ. Так же отсюда прямая дорога до Дейр-Эз-Зора, нефтяной столицы Сирии.

 

Интересный факт номер два. В Сирии есть свои нефтяные и газовые месторождения, способные полностью перекрыть внутренние потребности страны. Так же в стране имеется своя нефтехимическая промышленность. Крупнейший нефтезавод в Сирии находится в Хомсе. Хомс вообще стоит в центре Сирии. Через него проходят все основные магистрали страны. От нефтяной столицы Сирии Дейр-Эз-Зора до Хомса идеальная трасса. Прямая и с хорошим асфальтом, так же проложен нефтепровод.

 

Стоит ли говорить, что первым удар нанесли по Хомсу, пытаясь рассечь страну пополам. Когда не получилась и армия взяла Хомс под контроль, ударили по Алеппо. Таким образом отсекли Ракку, где находится крупнейшая в стране гидроэлектростанция. А так же взяли под контроль дороги в Турцию, откуда хлынули караваны с оружием.

 

После этого нанесли удар по Дейр-Эз-Зору, отрезав Сирию от своей нефти. Представьте себе вопрос импорта нефти в разоренной войной стране. Довольно ладный и логичный получился план для спонтанного народного восстания, не находите?

 

Сейчас армии приходится воевать аж на семь фронтов – дожимать боевиков на границе с Иорданией, в районе Эс-Сувейды, продолжать зачищать пригороды Дамаска, отвоевывать куски центральной трассы в районе Харасты-Думы, наступать практически по всей провинции Алеппо, в Латакии, наступать под Пальмирой. И всё это после пяти лет войны. Где-то топчатся на месте, где-то как на юге Алеппо, успешно наступают. После разблокирования авиабазы в Кувейрисе, внимание всей Сирии приковано к Пальмире.

 

Слишком болезненным стал удар, вызванный отступлением отсюда в мае этого года. Слишком ужасным были последствия, когда сразу после взятия города боевики приступили к методичному уничтожению древнейших памятников мировой истории. 27 июня снесена статуя «Лев Аллат», 23 августа стало известно, что взорван храм Баалшамина.

 

Боевики также казнили хранителя Пальмиры, известного сирийского археолога 82-летнего Халеда аль-Асаада. 30 августа 2015 года исламисты произвели взрыв храма Бэла. 4 сентября были разрушены три наиболее сохранившиеся погребальные башни, которые были созданы в римский период для богатых семей в Долине гробниц. Специалисты считают, что террористы уничтожают только то, что не могут продать. При этом они дали разрешение «черным» археологам искать артефакты, чтобы продавать их на черном рынке. 5 октября 2015 года боевики взорвали Триумфальную арку эпохи Древнего Рима — символ Пальмиры и античной Сирии. Нежити не нужна история, нежить живёт одним днем.

 

Так же в Дейр-Эз-Зооре в осаде находится база сирийских военно-воздушных сил, деблокировать которую является делом чести для сирийских армейцев.

 

После отступления из Хомса, боевики были вынуждены отойти вглубь пустыни. В самой пустыне жизни нет, только вдоль дорог и оазисов. Вот именно оазисом и перекрестьем дорог и является Пальмира. Плюс лежит в горах. В ровной как стол пустыни крайне тяжело обороняться, то ли дело в горах.

 

Утро начинается с грохота артиллерии. Тяжелая ствольная артиллерия бьет залпами, побатарейно. С ней перемежается звук реактивной артиллерии. Работают Грады, выкладывая по пакету боезарядов – 40 ракет на пусковую установку. Удар наносится с южного и северного флангов.После взятия горного перевала штурмовые группы окажутся на окраинах этого старого и легендарного города.

 

По выявленным целям сразу работает авиация. В середине девяностых и начале нулевых англосаксонский мир был в экстазе от мыслей про управляемые бомбы и ракеты. Типа, давайте можем сделать одноразовый робот, начиненный электроникой, спутниковой навигацией, производственным циклом в несколько недель на одну ракету и будем этим воевать.

 

Наши, проанализировав итоги войн в Югославии, Ираке, Афганистане пришли к мысли, что очень дорого за один вылет выкидывать на воздух бюджет, сопоставимый со строительством детского сада. В результате была реализована гениально простая идея. Каждая бомба, самолёт и всё остальное в мире подчиняются законам физики. Видели ролики, как ребята закидывают шарики от пин-понга в стаканчики, рассчитывая силу броска таким образом, что шарик отскакивает по три-четыре раза от препятствий все равно попадает в стаканчик? Просто расчёт, учитывающий законы физики и ничего больше.

 

То же самое реализовано в современной авионике, стоящей в наших самолётах. Но там надо рассчитать скорость, углы атаки, тангажа, давление и температуру за бортом, скорость ветра на эшелоне, скорость ветра у земли. Рассчитай всё это и можешь попасть хоть белке в глаз. В результате можно использовать дешёвые авиационные бомбы. Главное правильно рассчитать курс и точку сброса бомбы и можно хоть чугунные болванки скидывать прямо на головы бармалеям.

 

На базу российским товарищам передаются координаты, система рассчитывает курс, скорость и высоту, учитывая метеоданные спутниковой разведки. Самолет ложится на курс. Если условия захода выполнены, в точке, рассчитанной системой, бомба отделятся и уходит на цель. Над землей взлетает в воздух черный дым, перемешанный с жёлтым песком, через несколько секунд докатывается звук взрыва.

 

Мы сопровождаем наступление сирийской армии. В цепь растянуты бойцы, стоят коробочки бронетехники. После артиллерийской подготовки и авиационных ударов, войскам надо пройти километр и занять новый рубеж. Пойдут прямо по пустыне, прячась только за бронетехникой или падая и вжимаясь в землю.

 

Плотность огня, конечно, не такая как на Донбассе, но здесь тоже есть миномёты. По нам выпустили около десятка выстрелов за 2 дня, из которых три было довольно близко. Плюс у врага есть один или больше танков. По нам так же положили из него, но с большим недолётом в пару сотен метров. Тем не менее надо идти вперёд.

 

Сирийская армия одержала первые серьезные победы, боевой дух начал укрепляться, бойцы почувствовали, что могут победить в этой войне.

 

 
Роман Сапоньков, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1