Означает ли визит Саркози в Москву формирование франко-российской оси? «Slate.fr», Франция

   Дата публикации: 15 ноября 2015, 10:28

 

По некоторым вопросам позиции бывшего президента Франции совпадают с мнением Владимира Путина. Что это, способ дистанцироваться от Франсуа Олланда или же настоящий поворот в идеологии?

 

В конце октября за выступлением Саркози в престижном МГИМО последовала беседа с Владимиром Путиным. Если не обращать внимания на традиционные заявления о силе франко-российской дружбы и взаимоотношениях двух политиков после переговоров по российско-грузинской войне 2008 года, какие же перспективы вырисовываются в случае победы лидера «Республиканцев» на президентских выборах 2017 года?

 

Именит ли Николя Саркози настрой отношений Парижа и Москвы, которые омрачают отказ от поставки вертолетоносцев «Мистраль», санкции и поддержка президента Украины Петра Порошенко? Рассчитывать на это едва ли стоит: несмотря на примирительную риторику Саркози по отношению к Москве, существует целый ряд структурных сил, которые препятствуют развитию партнерства двух стран.

 

Взаимопонимание

 

Отношения Путина и Саркози действительно носят отпечаток взаимопонимания и сотрудничества: несмотря на разногласия по поводу независимости Южной Осетии, Франция Саркози предложила посреднические услуги, способствовала превращению ситуации в «замороженный конфликт» (к выгоде Москвы и досаде Тбилиси), подписала договор о «Мистралях» и проводила в целом совместимую с интересами России внешнюю политику. Вопреки ливийскому кризису у двух лидеров постепенно сформировались взаимовыгодные отношения: статус одного укреплял позиции другого и наоборот.

 

10 февраля этого года Саркози, говоря об украинском кризисе, привел ряд аргументов из арсенала Кремля: в частности он подчеркнул, исторические связи Крыма и России, сравнил его самоопределение с Косово, отметил необходимость защитить русскоязычное население от дискриминационной политики Киева и важность укрепления связей с Россией.

 

Выравнивание позиций

 

Во время выступления в МГИМО, о котором много писали в российской прессе, Саркози выделил все общие моменты в их с Путиным взглядах на сложившуюся ситуацию. Сначала он призвал к снятию санкций против России и, в отличие от Франсуа Олланда, поставил себя в лагерь тех, кто (подобно Венгрии, Греции и Италии) хотел бы отказаться от жесткой политики в отношении Москвы, которую продвигают Польша и Прибалтика и поддерживает Германия.

 

Кроме того, бывший президент заявил, что европейцам, россиянам и американцам следует выступить единым фронтом против международного исламского терроризма. Раз у Франции и России одни враги и угрозы в мире, это делает их естественными союзниками на международной арене. В целом, Саркози равняется на позиции, которые Владимир Путин провозгласил в ООН 28 сентября этого года параллельно с запуском военной операции в Сирии.

 

Стратегический поворот?

 

Некоторые, даже среди «Республиканцев», опасаются, что в случае победы Саркози на выборах стратегию Франции ждут перемены. Одним из главных достижений Владимира Путин как раз-таки стало формирование в ряде европейских стран политических линий раскола вокруг отношения к его персоне и действиям. Поездка Саркози в Москву становится сигналом наиболее консервативному крылу его партии. Борьба за христианские и традиционные ценности, с терроризмом и нелегальной миграцией, сильное государство и патриотизм… Будущий кандидат вбирает все это в собственный образ, приобщившись к ауре президента России.

 

Как бы то ни было, Николя Саркози сохранил ряд оговорок, сформулированных французской дипломатией за последние десять лет. Так, по его словам, сохранение у власти в Сирии Башара Асада (к этому официально стремятся российские власти) становится препятствием для политического урегулирования кризиса. Кроме того, Франция считает необходимым провести в сирийской оппозиции черту между умеренными и радикалами, тогда как Путин назвал это пустой затеей на недавнем заседании клуба «Валдай». Наконец, бывший президент подчеркивает важность смены режима (в России же настроены категорически против).

 

Кардинальные разногласия

 

В целом, камни преткновения в отношениях Парижа и Москвы слишком велики, чтобы от них можно было просто так отмахнуться. Так, позицию Франции по Украине поддерживают все представители власти, причем так было и при Саркози. Принцип территориальной целостности страны препятствует быстрому признанию включения Крыма в состав РФ.

 

Принцип нерушимого национального суверенитета ведет Париж к требованию реализации Минских соглашений, которые постепенно восстановят «монополию на легитимное насилие» Киева в Донбассе. Наконец, отмена санкций находится не только в усмотрении Парижа: новый президент Франции сможет стать адвокатом России, а не судьей.

 

В любом случае, есть основания полагать, что к 2017 году эффект санкций против России настолько ослабнет (из-за принятых Москвой мер их обхода и изменений внутренней конъюнктуры), что требовать их отмены станет куда проще. В общем, в Москве николя Саркози скорее не представляет альтернативу российской политике Олланда, а следует традиционной линии лидеров французской оппозиции за границей: сделать пару нелицеприятных намеков против действий главы государства, воспользоваться аурой хозяина, но поддержать традиционный курс своей страны. В такой перспективе рассчитывать на серьезное укрепление франко-российских связей едва ли приходится.

 

 

ИноСМИ

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1