Если нынче война… Марина Юденич

Дата публикации: 14 ноября 2015, 14:25

 

То, что  произошло  31 октября над Синаем и этой ночью  в Париже — не террористические акты.

 

Это — война.

 

Война нелюдей с человечеством.

 

Теракты в Париже

 

Она объявлена и идёт повсюду. Тысячи, а быть может десятки тысяч обученных фанатиков уже высадились в наших городах.

 

И «наших» здесь  — не только российских. Всего цивилизованного мира.

 

Никакие уступки, переговоры, отказы от боевых действий на той или иной линии фронта нелюдей не остановят.

 

И — более того — будут восприняты как слабость.

 

Цивилизованные правила ведения войны — вообще изрядная условность.

 

Нелюдям  они просто неведомы.

 

То, что парижский кошмар ещё не выплеснулся на наши улицы — не рок, не случайность, не чей-то выбор.

 

Это — работа спецслужб.

 

Но и там  — люди.

 

Потому — готовым надо быть ко всему и помнить, что на войне  — самые страшные  враги человека  не те, кто ведёт по нему огонь.

 

Это — паника. Истерика. Бравада.

 

Паникёров  на фронте и в прифронтовых зонах  Великой Отечественной расстреливали наравне с диверсантами.

 

Барышням,  подобно той, что взвизгнула несколько дней назад:  «Я требую отставки В.Путина с поста президента России, так как его действия во внешней политике, в Сирии, привели к гибели 224 граждан в результате теракта и поставили под угрозу жизнь каждого из ста сорока миллионов жителей России» —  сейчас лучше заткнуться.

 

Свободолюбивым креаклам,  которых так раздражают досмотры на входе куда бы то ни было и бесит отъём зубной пасты в аэропорту — лучше убрать своё «свободолюбие» на дно рюкзочка, предварительно завернув в шарфик.

 

Диванным конспирологам и экспертам, которым естественно уже известно наверняка, кто именно, как, когда, используя какие средства связи отдавал приказы ночью в Париже нужно подумать о том, что силовики во всём мире сейчас мониторят Сеть как никогда раньше. Ваши буйные фантазии могут обернуться вполне себе реальным звонком в дверь. Пока те, кто окажутся на пороге, убедятся, что вы всего лишь безответственный балабол,  которому просто мучительно хочется  внимания,  пройдёт некоторое время.

 

Это — кстати — касается и журналистов, с текстами о «стуках и стонах» и фразами: «а вот фрагмент тела».

 

Фронтовая журналистика предполагает куда большую степень ответственности,  потому  как,  во-первых, инфа о стуках может всерьёз заинтересовать фронтовую же разведку, во-вторых, следующий «фрагмент тела» может быть уже именно вашим.

 

И — да — заявления о том, что  «данных о причастности ИГИЛ (запрещено в России) к терактам нет» — могут быть расценены именно как эта самая причастность.

 

Профессиональным патриотам, желающим поорать что-то в духе: «это вам за Шарли!» нужно уразуметь, что враг сейчас отнюдь не в редакции бульварных журнальчиков. И всякая попытка отвлечь от подлинного врага — есть именно что национальное предательство.

 

На войне очень важно понимать, что дело твоего спасения — это прежде всего, твоё дело.

 

Той бабушки, которая вызвала силовиков,  расслышав  в чужой речи слово «детонатор» в следующий раз может не оказаться в нужном месте.

 

Там будешь ты.

 

На войне надо воевать.

 

Иначе — гибель.

 

Понятно, что в первую очередь воевать должны те, кто этому обучен.

 

Профессионалы.

 

Но понимание того, что их работа сейчас  — не во имя чьих-то политических или даже личных амбиций,  а во имя жизни всех —  должно быть у каждого.

 

Когда я пишу «на войне» — это не фигура речи. Я знаю, что такое война. Я была на войне не однажды.

 

Но самое главное, что сейчас надо понять нам всем.

 

Ни одна — даже самая долгая война — не длится вечно.

 

Вопрос:  что ты можешь сделать для победы? — на войне не элемент пропаганды, а критерий выживания.

 

Лично вашего.

 

И тех, кто рядом.

 

Марина Юденич

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1