Рисунки на крови и грязи. Михаил Шахназаров

Дата публикации: 13 Ноябрь 2015, 14:21

 

В начале прошлого века писательница Эвелин Холл вложила в уста Вольтера фразу: «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить».

 

Рисунки на крови и грязи

 

Так и вижу подрагивающие огоньки свечей, выхватывающие из темноты тяжелые бархатные портьеры, ползущее по столу блюдечко и пронзающий тишину голос медиума: «Мсье Вольтер, готовы ли вы были бы повторно умереть за право карикатуристов из «Шарли Эбдо» глумиться над безвинно убиенными детьми?».

 

Думаю, на ответ вызванному духу великого француза понадобилось бы время. А если в деталях описать само рисованное непотребство, то, возможно, дух отказался бы отвечать вообще. Либо от удушающей его злости на потомков, либо по причине жуткого стыда. Того самого чувства, которое работникам журнала «Шарли» неведомо. Зато эти мужчины и женщины хорошо знают, как нужно грамотно взрывать общество, обходясь при этом без поясов шахидов и напичканных взрывчаткой грузовиков.

 

Первые две карикатуры-бомбы на катастрофу А321 были призваны поднять волну, способную привлечь внимание как можно большего количества людей. Уверен, что теперь в России французское словечко с заглавной шипящей известно даже людям, далёким от ежедневного штудирования новостей. И не только в России, но и во всем мире теперь знают о французском синониме запредельного цинизма.

 

— Йенс, как тебе рисунки парней из Шарли?

 

— О ком ты, Курт?

 

— Ты не знаешь?! Это те самые ребята, что глумятся над погибшими в Египте русскими.

 

— Обязательно посмотрю в интернете.

 

Не важно, как отреагировал на увиденное Йенс – мысленно похвалил или люто возненавидел авторов. Важно другое. Главное, что он зашел на сайт журнала, может быть, даже скачал приложение для своего телефона. То есть было сделано несколько  шагов, поднявших популярность, а следовательно и благосостояние хозяев издания.

 

Но бизнес любит комбинации, и двухходовочка показалась французским рисовальщикам действом незаконченным. Драматургия требовала третьего заряда, помощнее. Две первые карикатуры рванули: мир вновь поделился на сторонников и врагов Шарли. И в этот момент на обложке появляется просто-таки несусветная мерзость.

 

В хвост теряющего высоту самолета врезается ракета. Сама корма воздушного судна, изображена в виде сфинктера. Расположенные рядом надписи гласят: «Катастрофа в Синае! Наконец-то секс-видео!». Раньше те, кто трудится в Шарли, переступали грани. Сейчас они их залихватски перепрыгивают. Ради популярности, ради денег, ради памяти о своих погибших товарищах.

 

Дескать, не зря вы парни полегли от автоматных очередей террористов. Ваше ублюдочное дело живёт в наших сердцах. Правда, теперь мы включим режим самосохранения и будем глумиться над теми, за кого нас не отправят на скорое свидание с вами.

 

Заметьте, что после трагедии с давкой в Мекке Шарли не стали отплясывать на телах погибших. Потому как на второй Марш мира по улицам Парижа мировые лидеры могут и не прилететь. Может быть похерен прибыльный бизнес, набравший обороты после расстрела редакции.

 

Сам я искренне желаю сотрудникам журнала долгих лет жизни и процветания. Но предпочтительно без последующего размножения. Потому как перевоспитать детей, как правило, невозможно. Тех же пожеланий смею удостоить и граждан России, которые с пониманием отнеслись к столь обескураживающему свободомыслию французских умельцев водить карандашом по бумаге. Это ведь так клёво, так продвинуто, так креативно: посмеяться над гибелью соотечественников с подачи зарубежных единомышленников, тем самым показав, что такие же отпетые негодяи и подонки есть и в России.

 

И всё же третьим рисунком французы секту российских шарлистов подставили. «Безобидность» первых двух карикатур в либеральной среде обсуждалась очень живо. Дескать, воевать нехорошо. Даже с запрещённым в России и по сути людоедским ИГ.

 

На мой взгляд, такая позиция есть ничто иное, как поддержка вышеупомянутого ИГ, запрещенного в нашей стране. После третьей карикатуры некоторые артисты российского инсургент-шапито притихли. Нет, в их сознании ничего не изменилось. Большинство людей, картинно сострадающих прибитым к брусчатке яйцам Павленского, не способны скорбеть над утратой тех, кого не стало в результате катастрофы с А321. Ведь над Синаем погибли люди чужие, погибли ватники.

 

До поклонников «свободы слова» не доходит, что, оправдывая Шарли, они плюют и на тех, чьи тела были разорваны над Синаем, и на тех, кто продолжает оплакивать близких. Фотография «главного пассажира» для них не более, чем попытка разжалобить и сыграть на чувствах. Просто последняя карикатура от Шарли отвратительна до такой степени, что восхищение ею автоматически подводит человека под самые уничижительные характеристики. Вот и притихли те, кто в день траура по жертвам катастрофы размещал в соцсетях клипы и смешные истории.

 

Знаете, что самое интересное. Многие уверовали, что и Шарли, и Павленский, и Максим Кантор действительно художники. Ведь в наше время, чтобы считаться художником, необязательно творить на холсте, бумаге или стекле. Достаточно быть клиническим идиотом, мерзавцем, циником или непримиримым борцом с властью. Эти люди сами назначают себя творцами. Но ненадолго.

 

Пройдёт время, и разъяренная толпа беженцев заодно со стоящими у обочин автомобилями подпалит офис Шарли. Получит свой срок Павленский, а группа его поддержки забудет, что в зону можно передать посылку с теплыми вещам или сделать денежный перевод. Родители, увидев на стеллаже книжного магазина томик баллад о Робине Гуде, с иллюстрациями Кантора, отшатнутся.

 

Этих людей забудут. Только вот их сектанты отмоются вряд ли. Кровь с грязью вообще плохо отмываются. А вымываются из мозгов так тем более.

 

Михаил Шахназаров, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Sharly_Ebdo_Y57nKIW6oRo_prewu


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1