Пентагон воюет с Россией и Китаем в одиночку. «Bloomberg», США

   Дата публикации: 12 ноября 2015, 10:27

 

В минувшие выходные на Форуме национальной обороны имени Рейгана высокопоставленные чиновники Пентагона предупредили о предстоящем серьезном противостоянии с Россией и Китаем. Однако то, как США выстраивают свою политику по отношению к этим двум державам, свидетельствует о том, что в других структурах администрации эти отношения воспринимаются совершенно иначе.

 

 

Еще до того, как глава оборонного ведомства Эштон Картер выступил в Президентской библиотеке Рональда Рейгана в Калифорнии со вступительным словом, представители Пентагона дали понять, что Картер после своей недавней поездки в Азию выступит с серьезными высказываниями о России и Китае.

 

«Мы не стремимся к холодной, не говоря уже о горячей войне с Россией, — подчеркнул он. — Мы не хотим, чтобы Россия стала нашим врагом. Но не стоит заблуждаться: США будут защищать свои интересы, своих союзников, принципиальный международный порядок и то позитивное будущее, которое он всем нам предлагает».

 

Картер критически высказался о захвате Россией территорий на Украине и в Грузии, а также осудил Россию за то, что, по его мнению, является деструктивной военной интервенцией в Сирии. Он заявил, что Пентагон в настоящее время предпринимает ряд шагов — некоторые из которых открыто, а некоторые в режиме секретности — в целях сдерживания российской и китайской «агрессии».

 

И республиканцы, и демократы оценили высказывания Картера как трезвую оценку реального и растущего противостояния великих держав между США, Россией и Китаем. Они также отметили, что Картер часто допускает более жесткие высказывания об этих двух странах, чем другие высшие чиновники администрации — особенно представители Белого дома и Госдепартамента.

 

«Министр Картер дал трезвую жесткую оценку угрозам национальной безопасности, которая явно не соответствует политике администрации в отношении к России, Сирии, Украине и даже Китаю», — заявил Эрик Эдельман, бывший заместитель министра обороны по политическим вопросам в администрации Буша.

 

В своем выступлении во время слушаний по его кандидатуре на должность главы оборонного ведомства Картер открыто одобрил идею предоставления Украине летального оборонительного оружия — стратегический шаг, который президент Обама не поддерживает. Помощник заместителя министра обороны США по делам России Эвелин Фаркас (Evelyn Farkas), недавно ушедшая в отставку, заявила в начале месяца, что Пентагон по-прежнему настаивает на предоставлении оружия Украине, но Белый дом неоднократно отклонял его инициативу.

 

В своем субботнем выступлении Картер скептически высказался в отношении результативности попыток госсекретаря Джона Керри сотрудничать с Россией в урегулировании сирийского кризиса, предположив, что, «возможно», Москва сыграет конструктивную роль. Эти высказывания по своему тону отличаются от того, что говорят высокопоставленные чиновники госдепартамента. Заместитель госсекретаря Энтони Блинкен (Antony Blinken) заявил в начале ноября, что русские скоро будут добиваться осуществления реального процессе политического урегулирования в Сирии.

 

Кроме того, Пентагон оказывает давление на Белый дом и госдепартамент изнутри, пытаясь сломить их сопротивление и убедить в необходимости более жестко реагировать на действия Китая по строительству военных объектов на искусственных островах в Южно-Китайском море. В июне Картер лично предупредил Китай, что США не намерены соблюдать его требования об отводе американских кораблей от искусственных островов в спорных водах на расстояние не менее 12 миль.

 

В течение нескольких месяцев Пентагон был вынужден ждать, пока Белый дом разрешит ему проводить морские маневры в поддержку принципа «свободы навигации» в Южно-Китайском море. Когда Пентагон получил разрешение на проведение морской операции, Белый дом выдвинул ряд ограничений с тем, чтобы свести до минимума риск возникновения конфронтации с Китаем. Например, американскому кораблю не разрешили включать средства обнаружения или направлять в воздух вертолеты — то есть совершать те действия, которые, по мнению военных специалистов, позволили бы более отчетливо продемонстрировать, что США проводили лишь рейд в защиту свободы судоходства.

 

После маневров чиновникам из Пентагона уже было трудно доказать, что США со всей серьезностью протестуют против заявлений Китая о том, что искусственные острова являются суверенной китайской территорией, заслуживающей собственных границ и связанных с этим прав. По некоторым сообщениям, проведенная морская операция вовсе не была рейдом в защиту принципа свободы навигации, а фактически чем-то вроде «безобидного рейса», то есть менее конфронтационной акцией.

 

Во время форума чиновники Пентагона сказали мне, что Белый дом также запрещал представителям военного ведомства открыто говорить об этой операции, но Картер подтвердил это лишь под давлением сенаторов во время слушаний на прошлой неделе. После кратких комментариев Пентагона эксперты заявили, что это была операция в рамках защиты свободы навигации, однако в чем была ее главная идея — совершенно непонятно.

 

«Чтобы убедиться в том, что Китай и другие страны мира полностью понимают, что произошло, Пентагон должен объяснить, на каком законном основании проводилась эта операция, и какую идею она должна была донести», — написали специалисты по Китаю Бонни Глейзер (Bonnie Glaser) и Питер Даттон (Peter Dutton) из National Interest, выслушав ответы представителей Пентагона.

 

Бывший советник президента Джорджа Буша-младшего по национальной безопасности Стивен Хэдли (Stephen Hadley) сказал мне, что Пентагон добился определенного успеха, предпринимая меры по сдерживанию агрессии России и Китая — например, увеличив свое военное присутствие в Восточной Европе. Но, по его словам, Белый дом, действует настолько осторожно в вопросе применения военных средств, что их развертывание осуществляется поэтапно и с опозданием, а это значительно снижает эффективность подобных мер.

 

«Администрация постоянно говорит, что военных решений нет, и это действительно так. Но если имеешь дело с каким-нибудь Путиным или Си Цзиньпином, нельзя найти политическое решение, в котором не было бы военной составляющей», — сказал он.

 

В конце Форума имени Рейгана заместитель Картера Боб Уорк (Bob Work) охарактеризовал угрозу, которую в долгосрочной перспективе будут представлять собой Китай с его растущим влиянием и агрессивная Россия, в еще более жестких выражениях, чем его шеф.

 

«Есть две великие державы. Ситуация совершенно иная — в последние 25 лет мы ни с чем подобным не сталкивались, — заявил он. — Самое главное, что мы сделали за последний год, это то, что мы объединились для борьбы и по-настоящему обдумываем эту проблему».

 

Уорк представил новую стратегию национальной обороны — так называемый «Третий противовес» (Third Offset) — разработанную с целью не допустить конфронтации с Россией и Китаем. Основой этой стратегии является разработка новых приемов ведения войны, которые позволят Соединенным Штатам сдерживать Россию и Китай таким образом, чтобы те никогда не смогли вступить в вооруженный конфликт с Соединенными Штатами.

 

В стратегии Third Offset, помимо прочего, использована концепция «взаимодействия человека и машины», и рассчитана она на ближайшие 30 лет. Для Пентагона это проект, над которым он сможет работать без вмешательства Белого дома. Но противостояние Пентагона и Белого дома связано не только с разногласиями в отношении России и Китая. Как заявил Картер, США, по его мнению, также должны делать гораздо больше для борьбы с «Исламским государством».

 

Команда Картера в Пентагоне бьет тревогу в связи с необходимостью решать долгосрочные задачи национальной безопасности уже сейчас. Однако у него нет права делать то, что он считает необходимым. По этой причине сегодня в США отсутствует внятная политика в отношении своих противников — мировых держав. И особо рассчитывать на то, что эта проблема будет решена до прихода новой администрации, не приходится.

 

 

ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1