Азербайджан: заявка на лидерство в кавказском регионе. Ростислав Ищенко

Дата публикации: 12 ноября 2015, 14:24

 

Сразу после прошедших в АР выборов, в ходе которых правящая партия «Новый Азербайджан» предсказуемо получила большинство мест в парламенте, резко повысилась дипломатическая активность президента Ильхама Алиева. 5-6 ноября Алиев совершил государственный визит в Грузию, а седьмого уже принимал министра ВМС США Рея Мейбаса.

 

Азербайджан: заявка на лидерство в кавказском регионе

 

Характерно, что в Грузии Ильхам Гейдарович посетил азербайджанский анклав в Марнеули, а своему американскому собеседнику сообщил о планах Азербайджана обеспечивать стабильность в регионе в условиях изменившейся геополитической обстановки.

 

Отметим, что неразрешенные абхазская и югоосетинская проблемы уже привели к отпадению от Грузии значительных территорий, а аджарская проблема временно локализована, но не разрешена. При этом противоречия между западной и восточной Грузией уже приводили в 1991-1993 годах к гражданской войне. Так что официальный Тбилиси и при Шеварднадзе, и при Саакашвили крайне настороженно относился к любым попыткам привлечь внимание к проблеме компактно проживающих в отдельных приграничных районах страны армян и азербайджанцев. Проводилась политика негласнойгрузинизации, направленная на размывание иноэтнического большинства в данных регионах (в том числе азербайджанского в Марнеули).

 

Таким образом, согласие Тбилиси на посещение Ильхамом Алиевым Марнеули в рамках государственного визита невозможно трактовать иначе, как официальное признание проблемы, а также права Баку на опеку азербайджанцев, компактно проживающих в Грузии. Причем следует отметить, что данный прорыв в двусторонних отношениях состоялся не накануне недавно прошедших парламентских выборов (что еще можно было бы трактовать, как желание руководства Грузии подыграть азербайджанским пропрезидентским силам), а после выборов, то есть с учетом их результатов.

 

А эти результаты однозначно свидетельствуют, что многолетние попытки дестабилизации Азербайджана, предпринимавшиеся США, с опорой на местную радикальную оппозицию, провалились. Власть подтвердила прочность своих позиций.

 

Внутриполитическая стабильность для любого государства является необходимой предпосылкой для активизации внешней политики. В этом отношении сделанный американскому чиновнику прозрачный дипломатичный намек на намерение Азербайджана усилить свою роль в кавказском регионе вполне коррелирует не только с обстоятельствами грузинского визита, но и с очередными действиями Баку, направленными на урегулирование карабахской проблемы. Характерно, что последние были предприняты сразу на двух направлениях: европейском (информационное давление с опорой на резолюцию ПАСЕ от 4 ноября) и российском (зондаж по поводу возможностей посредничества Москвы на базе нового мирного плана, предполагающего поэтапное восстановление суверенитета Баку над всеми территориями в рамках международно-признанных границ, в обмен на гарантии армянскому населению и денежную компенсацию Еревану).

 

Несомненно, карабахская проблема не может быть и не будет решена быстро. Общественное мнение как в Баку, так и в Ереване не позволяет соответствующим властям прийти к соглашению в рамках какого-либо компромисса, поскольку однозначно требует сохранения/возвращения контроля над оспариваемыми территориями. Это значит, что даже в случае согласования взаимоприемлемого решения на политическом и дипломатическом уровне, процесс окончательного урегулирования будет растянут на годы. Время понадобится для утверждения новых подходов в общественном мнении. Тем более, пока отсутствует даже рамочный документ, который стороны были бы готовы серьезно обсуждать.

 

И все же (даже с вынесением за скобки карабахской проблемы, блокирующей нормализацию отношений с Арменией) политико-дипломатическую активность азербайджанского руководства в последние месяцы невозможно трактовать иначе, чем заявку на лидирующую роль в бывшем советском Закавказье.

 

Следует признать, что в данный момент геополитическая обстановка складывается благоприятно для Баку, и намерение Ильхама Алиева воспользоваться открывшимся окном возможностей выглядит вполне логично. Тем более что перспективный рост регионального авторитета и международного веса Азербайджана объективно усиливает его позиции и на переговорах по карабахскому урегулированию.

 

Во-первых, как уже было сказано, попытки США дестабилизировать ситуацию в стране и сменить власть в Баку провалились. А с учетом резкого ослабления позиций США в Сирии, растерянности их ближневосточных союзников, колебаний Европы, прогрессирующего ухудшения проамериканского режима в Киеве, неудачных попыток силового давления на Китай и общего перенапряжения политических, военных, финансовых и экономических ресурсов США, на повторные попытки давления на укрепившуюся азербайджанскую власть Вашингтон уже вряд ли найдет.

 

Во-вторых, усиление российско-иранского взаимодействия в Сирии предполагает заинтересованность Москвы и Тегерана в надежной сухопутной связи друг с другом и обеспечении оперативного тыла, что невозможно без благожелательной позиции Азербайджана. Таким образом, в значительной мере снимаются традиционные противоречия между Тегераном и Баку.

 

В-третьих, ослабленная безумным правлением Саакашвили Грузия потеряла статус признанного американского фаворита, долгое время обеспечивавшего ей преимущественное положение в регионе.Власти в Тбилиси вынуждены сосредоточиться на решении критических внутренних (в том числе экономических) проблем, а также должны учитывать опасность попытки путча, которым грозит Саакашвили из Одессы.

 

Наконец, Азербайджан – реально единственное постсоветское государство Закавказья, обладающее устойчивой экономикой, в целом пока неплохо переносящей глобальный экономический кризис.

 

Политическая и экономическая стабильность Азербайджана в стремительно дестабилизирующемся мире делает его удобной точкой входа в бурлящий ближневосточный регион и одновременно удобной и надежной тыловой базой для России. При этом претензии Баку на региональное лидерство не отменяют, а дополняют усилия России по стабилизации Кавказа. Более того, Москва, ресурсы которой также не безграничны, объективно заинтересована в появлении в регионе такого рода стабилизирующей силы – независимой, но лояльной.

 

Рост авторитета Баку не отменят и не заменяет собой ни реально существующее военно-политическое и экономическое сотрудничество с Арменией, глубоко погруженной в интеграционные проекты постсоветского пространства, ни прямые контакты Москвы и Тбилиси, постепенно восстанавливающих нормальные отношения, разрушенные войной 08.08.08.

 

Безусловно, для России Кавказ также является регионом жизненных интересов, на влияние в котором Москва будет претендовать уже хотя бы в силу географического присутствия в нем.Но лидерство Москвы и потенциальное лидерство Баку работают на разных уровнях, не отменяя, а взаимно дополняя друг друга.

 

России для того, чтобы ее присутствие в регионе не превращалось черную дыру, пожирающую ресурсы, необходим экономически самодостаточный партнер. А региональные позиции Баку всегда будут неустойчивы без российских военно-политических гарантий от попыток внешней дестабилизации Азербайджана усилиями третьих стран.

 

Конечно, заявка на статус регионального лидера и реальное лидерство – не одно и то же, но, как говорят китайцы, «дорога в тысячу ли начинается с первого шага».

 

Ростислав Ищенко

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1