Игра в покер Дэвида Кэмерона: Лондон вводит фактор США в пакет «реформ» ЕС

   Дата публикации: 11 ноября 2015, 18:26

 

Евроскептика берет верх в ЕС последние два года. Число евроскептиков в законодательных и исполнительных органах власти на национальном и наднациональном уровнях растет. После недавних побед, одержанных евроскептиками на выборах в Греции, Польше, Испании, Великобритании и Финляндии, даже самым последовательным адептам европейской интеграции становится ясно, что не все в порядке с общеевропейским единством.

 

Дэвид Кэмерон

 

Однако евроскептика в Евросоюзе разная и существенно отличается по странам и регионам. Так, например, южные страны требуют от Германии большей солидарности в рамках ЕС в виде совместного обслуживания долгов. Последствия экономического кризиса в Испании наслаиваются на политическую проблему каталонского сепаратизма. В северных странах недовольство вызывает инокультурная миграция из-за пределов ЕС. Миграционный кризис в ЕС усугубил разногласия среди государств-членов Союза. ЕС пытается решить проблему беженцев на основании национальных квот, вопреки сопротивлению отдельных стран-членов. В этих условиях определить общие цели 28 государств ЕС становится все сложнее.

 

Тем временем Великобритания все последние годы настойчиво требует уменьшить у себя влияние предписаний ЕС и сократить свои взносы в брюссельский бюджет. Правда, она и без того имеет скидку в размере 66% на взносы в общеевропейскую казну. Кроме того, Лондон не участвует в Шенгене и осуществляет пограничный контроль на своих границах. Лондон успешно блокирует любые попытки ЕС выработать общую политику в области политики безопасности. Великобритания сама решает, какие европейские законы в сфере юстиции и внутренних дел она включает в свое законодательство, а какие нет. Позиция британского премьера, противостоящего предписаниям европейской бюрократии, находит понимание на восточных рубежах Евросоюза — в Австрии, Венгрии и Польше.

 

Одним из предвыборных обещаний британского премьера-консерватора Дэвида Кэмерона перед очередными парламентскими выборами 2015 года стало проведение общенационального референдума по членству Великобритании в ЕС до конца 2017 года. Предварительные условия — это победа консерваторов на выборах и последующие переговоры с ЕС об определении новых условий членства Великобритании в Евросоюзе. На референдум Кэмерон пообещал выйти с учетом возможности реформирования ЕС на основе пожеланий Великобритании. Без реформирования ЕС, заявлял и заявляет Кэмерон, его правительству будет трудно убедить британцев проголосовать за дальнейшее участие Великобритании в Союзе. В подобном подходе не трудно усмотреть скрытый шантаж.

 

Однако и после заявленной летом 2015 года подготовки предстоящего референдума оставалось не ясно: что конкретно хочет Лондон от ЕС? Британский премьер лишь в общих словах говорил о необходимости реформ в Евросоюзе в четырех областях:

 

— Повышения значимости национальных парламентов;

 

— Укрепления прав стран, не входящих в еврозону;

 

— Ограничения миграции;

 

— Изменения в сфере политики соцобеспечения.

 

В свою очередь, ведущий деятель кризисной эпохи Евросоюза канцлер Германии Ангела Меркель предлагает для преодоления кризиса углубленное сотрудничество в рамках EU19, т. е. внутри Еврозоны, в которую Британия как раз и не входит. Ранее Ангела Меркель выступала против внесения изменений в договоры ЕС, чего требовал и требует премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Пересмотр базовых договоров ЕС потребует проведения референдумов в государствах-членах Евросоюза. Фундаментальные реформы в Европейском союзе сложно провести, поскольку требования евроскептиков и евроинтеграторов из разных стран сильно разнятся. В этих условиях британское предложение реформ ЕС лишь усиливает разброд и шатания в Евросоюзе.

 

Хрупкость момента заключается в том, что необходимо найти такую процедуру удовлетворения британских требований, которая не потребует консенсусного согласия всех государств-членов, оформленного посредством национальных референдумов. Консенсус в нынешних условиях создать крайне трудно. Поэтому, как на прецедент, эксперты указывали на случай с Данией, когда в 1992 году в ЕС нашли возможность удовлетворить ее требования без изменения правовой базы Евросоюза. Подобную процедуру можно было бы применить к Великобритании, до вчерашнего дня полагали в Брюсселе и Берлине.

 

При этом канцлер Германии заранее указывала на красные линии, за которые Британии не будет позволено заступить. Это основополагающие принципы единого рынка, свобода передвижения, выбор места жительства и работы. И то, и другое, и третье вчера вновь оспорены Великобританией.

 

10 ноября 2015 года Лондон, наконец, выдвинул конкретные условия. Премьер Кэмерон направил письмо председателю Европейского совета Дональду Туску с предложениями относительно реформ, касающихся условий членства Великобритании в ЕС. Председатель Европейского совета подтвердил, что он получил это письмо от премьер-министра Великобритании, и сообщил, что на следующей неделе начнутся консультации с государствами-членами относительно тем, заявленных Великобританией.

 

10 ноября в своей речи по поводу требований Великобритании к Евросоюзу Кэмерон отметил лишь четыре условия, относительно которых будут вестись переговоры с Брюсселем:

 

  1. Защита внутреннего рынка Соединенного Королевства, так же и рынков других стран, не входящих в еврозону;

 

  1. Повышение конкурентоспособности;

 

  1. Освобождение Британии от более тесной интеграции с ЕС с предоставление более широких полномочий национальным парламентам;

 

  1. Ограничение доступа мигрантов из стран ЕС к пособиям и налоговым льготам.

 

Однако в шестистраничном документе, направленном председателю Европейского совета, как теперь выясняется, всего таких условий девять:

 

  1. Предотвратить ограничение стремящимися к дальнейшей интеграции государствами Еврозоны доступа Великобритании к Общему рынку;

 

  1. Исключить Великобританию из процесса создания все более тесного союза;

 

  1. Предоставить большую власть национальным парламентам в виде «красной карточки» на планы ЕС;

 

  1. Лишить мигрантов из стран ЕС доступа к пособиям в течение четырех лет;

 

  1. Прекратить выплаты пособий на ребенка детям мигрантов, рожденным за рубежом;

 

  1. Запретить свободную миграцию для граждан новых стран ЕС до тех пор, пока экономика этих стран не разовьется;

 

  1. Завершить создание единого рынка сервиса и подписать основные торговые соглашения с США и Азией;

 

  1. Необходимо полное изменение договора ЕС;

 

  1. Процесс реформ необходимо завершить к концу 2017 года.

 

Выложив требования Великобритании на стол, Кэмерон, по его словам, «всем сердцем» поддерживает кампанию за сохранение членства своей страны в Евросоюзе, но только в том случае, если его требования будут услышаны в Брюсселе. Известный признак ультиматума опять явно сквозит в британских требованиях.

 

Британцы требуют изменения базового договора Союза (пункт 8), т. е. предлагаемые ими меры должны будут касаться всех государств-членов, а не создавать лишь «особые привилегии» для Великобритании. Кроме того, британцы предлагают усилить право вето на решения Брюсселя, введя в формулу консенсуса еще и национальные парламенты. Сейчас согласование решений идет через Европейский совет на уровне правительств. Развитие права вето будет ослаблять ЕС.

 

Британцы требуют до конца 2017 года прийти к соглашению с США о Трансатлантической зоне свободной торговли (пункт 7). Т. е. в пакет «реформ» Евросоюза зримо вводится фактор США, что очень важно, поскольку специфический интерес Великобритании к Евросоюзу сводится лишь к беспрепятственному ее доступу к Общему рынку. Соглашение о Трансатлантической зоне свободной торговли в случае его заключения должно быть ратифицировано национальными парламентами государств-членов. Если это произойдет, то Великобритания получит доступ к Общему рынку на основе этого соглашения, гарантированного с другой стороны США. Это означает, что после вступления соглашения в силу, Великобритания сможет саботировать те решения Евросоюза, которые не будут ее устраивать. Наказать Великобританию отключением от Общего рынка континентальные государства-члены ЕС уже не смогут. Главная цель британских требований здесь вполне просматривается. Это защита первенства лондонского Сити в качестве ведущего транснационального финансового центра Европы. Великобритания, не используя евро, по-прежнему хотела бы обладать правом голоса на решение дел в Еврозоне. Дополнительный инструмент для этого она видит в соглашении о зоне свободной торговли ЕС и США.

 

Следует признать, что правительство Великобритании сейчас находится в очень сильной позиции для того, чтобы настаивать на изменении правил игры в Евросоюзе. Крайний срок, определенный в условиях Кэмерона — «к концу 2017 года», очень важен, поскольку год этот связан с президентскими выборами во Франции и парламентскими в Германии. Опять просматривается существенный фактор давления британцев на две ведущие континентальные державы Евросоюза. Главный евроскептический возмутитель спокойствия во Франции Марин Ле Пен тут же положительно прокомментировала предложения британцев: «Я так рада видеть, что Дэвид Кэмерона делает в Великобритании. Он делает то, что я хочу сделать для Франции. Он, используя несколько месяцев до референдума, хочет получить для своей страны то, что и мы хотим: больше суверенитета для Франции и больше свободы».

 

Требования Лондона основаны на реалиях экономики. Великобритания определяет одну шестую ВВП Евросоюза и в настоящее время имеет положительное сальдо в торговле с Евросоюзом в размере ₤50 млрд. Кризисный пик 2012−2013 года Великобритания прошла без видимых потерь, поскольку кризис евро ее не коснулся. Экономика Великобритании все эти годы демонстрировала, пусть небольшой, но рост.

 

Чувствуя силу, в информационном плане британцы не отказали себе в удовольствии сопроводить свои требования к Брюсселю о реформах Евросоюза публикацией в этот день информации о прошедшем аудите расходов Евросоюза. Проверка исполнения бюджета ЕС выявила, что Брюссель раздает деньги быстрее, чем государства-члены могут их потратить. Это ведет, как полагают в Лондоне, к расточительным расходам. ЕС не может даже управлять своими собственными финансами. О чем тогда может идти речь? Подобные выводы лишний раз подтверждают целесообразность требования Великобритании о снижении или даже прекращении ее платежей в единую кассу Евросоюза.

 

Канцлеру Германии в сложившихся условиях ничего не остается, как в очередной раз выразить готовность обсудить предложения Кэмерона «в духе компромисса».

 

Самым спорным пунктом в требовании Великобританию станет пункт о «восстановлении справедливости по отношению к ее иммиграционной системе». Ведь пункт шестой — «запретить свободную миграцию для граждан новых стран ЕС до тех пор, пока экономика этих стран не разовьется» устанавливает реальный барьер между Старой и Новой Европой при том условии, что Британия собирается и дальше пользоваться экономической «неразвитостью» «новых членов». Бонус в виде миграции и денежных переводов на родину у них Британия при этом хотела бы отобрать. Но отобрать, разумеется, при том условии, что она сама будет определять, какие кадры и в каком количестве будут завозиться на Британские острова из стран «Новой Европы».

 

На подобное предложение Кэмерона мгновенно последовала реакция. Премьер-министр Чехии Богуслав Соботка заявил, что любые попытки ограничить свободу передвижения родят «серьезную проблему». Ведь «право жить и работать в любом месте в ЕС является абсолютно необходимым для нас из-за нашего исторического опыта», — полагает чешский премьер. Миграция рассматривается чехами, как ключевое преимущество членства в ЕС и невозможно представить, как Чехия будет жить без нее. В Польше также полагают, что ограничение свободы передвижения создаст прецедент, который ослабит Союз. По некоторым оценкам, 700 тысяч поляков перебрались после 2004 года на постоянное место жительства в Великобритании. Потенциальную миграцию лишних рук Варшава собирается продолжать и дальше. Крупнейшая группа в Европейском парламенте правоцентристской Европейской народной партии (ЕНП) не преминула тут же предупредить, что «основные свободы, на которых был построен ЕС, не подлежат обсуждению». «У меня есть серьезные сомнения по поводу законности четырехлетнего запрета на доступ к пособиям для граждан ЕС», — подытожил председатель Европарламента Мартин Шульц.

 

В случае с требованием ограничения миграции необходимо понять, что тут Кэмерон намеренно допустил перебор, вокруг которого можно торговаться, изображая компромисс. Ведь известно, что одновременно в Великобритании изучается возможность введения ограничения для мигрантов из стран ЕС за счет введения в национальное законодательство критерия постоянного жительства, а не простого статуса мигранта из страны ЕС. Подобное решение отключит потенциальных мигрантов от социальных пособий на срок обретения статуса постоянного проживания.

 

В целом, дело с британскими предложениями обстоит так, что официальные лица в Брюсселе и Берлине по большому счету беспокоятся не частностями в виде спорных пунктов, а самим референдумом и вероятностью того, что переговоры с Лондоном окажутся пустой тратой времени, если Великобритания при всех обстоятельствах возьмет, да проголосует на своем референдуме против пребывания в ЕС. На британские предложения сейчас смотрят, как на некую искусную игру в покер британского премьера, который не показал еще своим партнерам за карточным столом всех своих карт. Однако все сознают, что позиции Кэмерона весьма сильны, поскольку опираются он на поддержку из-за Атлантического океана.

 

EADaily

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1