Какую тайну Airbus A321 скрывают спецслужбы

   Дата публикации: 10 ноября 2015, 18:53

 

Евгений Сатановский

 

Ростислав Ищенко и Евгений Сатановский о том, кому и почему послана «черная метка», о международной обстановке, уничтожении спонсоров террористов, сакральных жертвах американской «демократии» и — куда лететь на отдых в новогодние каникулы.

 

Ростислав Ищенко

 

Ростислав Ищенко: Гость «Открытой студии» — Евгений Янович Сатановский, директор Института Ближнего Востока.

 

Евгений Янович, утром просмотрел прессу о крушении А321. Скажите, что скрывается за срочной эвакуацией российских туристов, вслед за англичанами, американцами, из Египта? Ведь не раз такое было, когда американцы, англичане эвакуировали своих граждан, а русским туристам все нипочем: ехали в Египет потоком, никто их не эвакуировал, и ничего с ними особо плохого и не случалось, если акулы не нападали. Кстати, в одном из комментариев к статье прочитал: «А негодяй Сатановский призвал бомбить Катар». В этот момент я подумал, что я могу объяснить, почему бомбить Катар прекрасно, почему бомбить Катар ужасно и почему бомбить Катар напрасно. Здесь все зависит от алгоритма, который мы прописываем, от того, какую цель мы хотим достигнуть, какими средствами, насколько адекватно мы прогнозируем реакцию наших друзей, союзников, оппонентов и т. д. В общем-то, есть разные варианты, но они все логичны. Когда я думаю об этой эвакуации, я вижу разные варианты. Был теракт, не было теракта — пока не подтверждено и не отрицается. Хотя все больше и больше склоняется к тому, что теракт был. До тех пор, пока не началась эвакуация, все укладывалось в обычный нормальный алгоритм. Упал самолет, погибли люди, выразили соболезнования, выплатили компенсации и начали расследование. Допустим, был теракт. Эвакуируя 80 тысяч туристов из Египта, количество которых по официальным данным выросло за три дня с 50 до 80 тысяч, мы ведь не сокращаем вероятность теракта. Наоборот, увеличиваем. Потому что для того, чтобы охранять такое количество людей, нужно задействовать всю египетскую армию. В общем-то, раньше ни для кого не было секретом, что в аэропорту Шарм-эль-Шейха еще те меры «безопасности». Не вчера узнали, что там возможны теракты. Более того, в московских аэропортах я сталкивался с тем, что если вы отправляетесь через зал официальных делегаций или через вип-зал, то в карманах пиджака можете пронести на борт самолета все, что угодно. А если вы в пальто, то можете 10 бомб пронести. Что же случилось, чтобы вдруг такое огромное количество людей срочно вывозить из Египта?

 

Евгений Сатановский: Во-первых, бомбить Катар я никогда не предлагал. Я вообще не предлагал бомбить ту или иную страну: есть другие меры воздействия на ее руководство. Я же не про Катар говорю, в первую очередь, я говорю про конкретное катарское руководство, которое «крышует» конкретных боевиков, в том числе на Синае. Это боевики из «Братьев-мусульман» *, «Исламского государства» **, а на Синае это просто целевая террористическая война против египетского руководства и египетской армии. В Сирии мы наступили на самое больное место организма главы МИД Катара, который непосредственно лично курирует сирийскую гражданскую войну, — это Халед аль-Атыйя. Он Катаром управляет. Конечно, там есть молодой эмир, достаточно юный по арабским представлениям, и его властная матушка Шейха Моза, но уговорив предыдущего эмира поставить своего наследника вперед очереди и уйти в тень Халеда аль-Атыйя, мы наступили этим ему на карман. Эти многомиллиардные вложения в свержение Асада, в то, что сейчас протянется труба на Турцию, Эрдоган ее радостно воспримет, и европейцы будут счастливы, в любой момент могут ликвидироваться. Более того, Катару уже сейчас приходится вывозить боевиков «Исламского государства»: кого-то в Ливию на гражданскую войну, которую они поддерживают против про-египетских группировок, кого-то в Йемен, где они вместе с египтянами воюют против хуситов. Какой-то многолетний проект, может быть, из-за российских ВКС на пороге победы, когда все уже согласовали, разделили сектора атак, может рухнуть. А это тогда означает крушение его карьеры, потому что аль-Атыйя клан богатый, влиятельный, но есть и другие. Так что там нас может ожидать не только ситуация, что произошла в Египте.

 

Все специалисты упорно говорят о теракте, обсуждают тип взрывного устройства, как его пронесли и так далее. Нас на российской территории много чего может ждать резонансного, потому что взбешенный представитель клана, у которого миллиарды лежат, ищет куда их деть. У Катара около 100 миллиардов в год лишних денег, амбиций много. «Имарат Кавказ» *** они как раз прикупили. Это серьезная угроза. У нас же есть примеры: были до этого игры с саудовцами, когда-то принц Абу-Фейсал к нам заезжал, наверное, основной крестный отец, если можно так сказать об арабах. 11 сентября — у США, а у нас Норд-Оста. То у нас — принц Бандар бин Султан с его первым и вторым волгоградскими терактами. Эти люди так привыкли видеть мир. В случае с Синаем и самолетом они нам черную метку послали, точно по Стивенсону. В их стиле, так у них принято. Причем они привыкли к полной безнаказанности, потому что Катар очень маленький. Катар, как его ни бомби — попадешь в американскую военную базу Аль-Удейд, самую большую на Ближнем Востоке.

 

Ладно, наши редко полошатся, а почему западники так подняли своих? Видимо, информации у них сильно больше, потому что они внутри всей этой разведывательной системы: саудовской, катарской. Они понимают, что сейчас там чего-то начнется такое, что оттуда совершенно точно надо убирать всех людей. Я даже не могу предположить, что там может начаться, но когда у вас поток террористов, когда в большой войне с «Исламским государством» Египет — одна из сторон, которая эту войну ведет. Причем, как ни странно, пока что по одну сторону баррикад с Саудовской Аравией. В террариуме единомышленников Катар и саудовцы — два ваххабитских салафитских государства, они люто друг друга ненавидят. Где-то их интересы совпадают, как в Сирии или в Йемене, где-то они воюют через террористов. Катар уже довел ситуацию с попытками играть на «Братьях-мусульманах» в революцию и демократию до того, что ему вообще предложили подумать, не пойдет ли он в ООН из Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива: был и такой инцидент.

 

Эвакуация означает, что ситуация может взорваться большой террористической войной на Синае, когда, например, просто начнется удар по отелям. У нас что, не взрывали «Хилтон» в Табе? Ладно, аэропорт — это объект, который еще можете прикрыть. А что сделаете, когда отели начнут рушиться один за другим по всем бывшим израильским аэропортам и военно-морским базам, вроде Дахаба, Шарм-эль-Шейха. Израильтяне в свое время построили аэропорт, военно-морскую базу, потом ушли, все отдали египтянам, теперь там курорт. Синай целиком не прикроешь. Это жесткое нарушение конвенции, потому что всегда было негласной договоренностью: террористы не трогают туристический сектор, а их родственники, которые в этом племени, в этом городе спокойно получают свои доходы. Кстати, бедуины синайские, не любящие правительство, прикрывали туристический сектор. А сейчас, видимо, при всей горечи относительно того, что они просто обанкротятся в Египте и жалко теплого моря, ситуация видимо такая, что надо уносить ноги и все остальные части организма.

 

Р.И.: Хорошо, а может быть кто-то таким смелым, чтобы зацепиться сразу? Три великие державы эвакуируют своих.

 

Е.С.: Да плевать на великие державы: в рай люди пойдут.

 

Р.И.: Да, но заодно и своих братьев мусульман прихватят…

 

Е.С.: Да это вообще никого не волнует. В свое время, когда иранисты говорили с Ахмадинежадом, как же, вы говорите, там апокалипсис, в Израиле столько арабов? Он посмотрел удивленно и сказал, праведные пойдут в рай, а все остальные — какая нам разница, куда эти собаки пойдут.

 

Р.И.: А ведь люди, которые сейчас заставляют эвакуировать Синай, наступили на хвост буквально всем. Где найти место, безопасную точку, откуда можно дальше действовать?

 

Е.С.: Во-первых, существуют те, кто командуют. За весь терроризм на Синае лично отвечает Катар и человек, которого я назвал. Понимаете, если господин аль-Атыйя заявил о том, что мы с турецкими и саудовскими братьями сейчас армию введем на территорию Сирии, у американцев или англичан такие слова на язык не повернулись. В лучшем случае вежливо: а можно мы полетаем, побомбим тоже. А мы поможем курдам взять Ракку. На что ответили, что ради Бога, пусть идет забег по минному полю, пропусти товарища, пусть радостно бежит впереди тебя и придет к финишу, если добежит. Причем, это Катар, в котором 8500 человек армии. Они привыкли, что маленьким спецназом можно ликвидировать Каддафи. Вчера он был богатый, а сегодня его нет, его прирезали, попытали и убили. И в этой ситуации человечки, бегающие по Синаю, все равно в войне, какая ему разница — великая его держава будет убивать или египетская армия. Он воюет, знает, что он на войне. Драйв великий. Ненавидит он этих людей, он знает, что там огромное количество людей в отелях. Огромное есть количество террористов, которые специализируются на ликвидации туристов, это их враг.

 

Вторая вещь — накачка со страшной силой: русские в Сирии убивают наших братьев. Она страшная и очень вовремя подброшенная. Когда вас зомбируют и зомбируют, вы уже видите с налитыми кровью глазами, что там враг, и много чего другого. Я уже не говорю, что горный район в центре Синая — это тысячи исламистов. Это все те, кого выпустили из тюрем во времена «арабской весны», столь любимой нашими западными коллегами.

 

Смотрите, эвакуация — это меньшее зло. Почему багаж летит отдельно — это теперь уже тоже понятно. Я, если бы попал в такую ситуацию, злился бы наверняка, что мои чемоданы тут остались. Если бы мне не сказали: выбирай, может весь багажный отсек взлететь на воздух вместе с вами. Тогда выбираешь, действительно. Потому что положить можно, где угодно и когда угодно: и в отеле, когда загружают, и в автобус, ты ничего не отыщешь. Значит, надо пропускать через сканер каждую сумку, каждый чемодан, а, как нам известно, сканер в аэропорту Шарм-эль-Шейха работает только в одной ситуации: когда начальство приезжает. Вот и все объяснение.

 

Р.И.: Смотрите, есть отмороженные террористы на Синае, в Сирии…

 

Е.С.: Они не отмороженные, они просто так живут, верят в это.

 

Р.И.: Для того, чтобы они действовали, их кто-то должен направлять, вооружать, финансировать, иначе это просто сомалийские пираты.

 

Е.С.: Центр управления сомалийскими пиратами был в Массачусетсе, самом крупном за пределами Сомали. Оттуда они получали информацию, куда какие корабли идут. Деньги шли туда, все очень хорошо работало.

 

Р.И.: Несмотря на этот центр, сомалийские пираты растворились во времени и пространстве.

 

Е.С.: Не совсем. У них сейчас много денег, они не рискуют ими, они инвестируют, занимаются другими видами бизнеса. Они еще перейдут на удары по танкерам в проливах, не беспокойтесь, там еще много чего будет.

 

Р.И.: Если есть центр управления террористами, то до него всегда можно дотянуться, потому что спецназ есть не только в Катаре и Саудовской Аравии. И кто кого случайно потерял — потом можно разбираться так же долго, кто сбил самолет.

 

Е.С.: Теоретически.

 

Р.И.: Почему теоретически? Можно и на практике. Вы говорите, что катарцы богатые и привыкли к тому, что могут всех купить. Катар страна маленькая, слабая, денег много. Я всегда исходил из того, что если у тебя есть автомат, то мешок денег ты всегда заберешь.

 

Е.С.: А Катар подложился.

 

Р.И.: В каком смысле? Он что, армию купил?

 

Е.С.: Почти. Военная база США на территории Катара. Катар такой маленький, что его бесполезно бомбить, вы все равно эту базу заденете.

 

Р.И.: Но можно человека найти.

 

Е.С.: Человека, с моей точки зрения, даже нужно найти. Вот у них в свое время нашли Яндарбиева, и потом поток денег, который шел в Чечню на войну против России, упал на 2/3, хотя операция была проведена не идеально. Ну, давно это было, что называется. Расслабились к тому времени, а сегодня уже сконцентрировались. Дело в чем, люди прикрываются связями с теми и этими разведками, экономическими партнерами. Вы, когда что-то делаете Катару, наступаете на такой вал экономических, политических, личных интересов, потому что мешки с деньгами идут высшим эшелонам власти в Европу из США. Мешки идут разные. Кому-то, кстати, и кэшем. В свое время Шираку, Миттерану Рафик Харири чемоданы с наличностью возил.

 

Р.И.: Ну так и Каддафи возили, и много это ему помогло?

 

Е.С.: Правильная мысль, но Каддафи был человеком грубым, эпатирующим. Он терроризм поддерживал на уровне детского лепета по сравнению с саудовцами, катарцами, Пакистаном или турками. Четыре основные страны у нас держат исламский терроризм сегодня. Пакистанцам, надо сказать, это тоже большого счастья не приносит, о чем недавно экс-президент Первез Мушарраф высказался более чем предметно. Турки еще свое получат. У них уже начинается охлаждение отношений с Китаем из-за тренировки уйгуров по всему миру. И будет не только с Китаем, потому что теракты в Бангкоке имеют абсолютно уйгурско-турецкое происхождение. Но по Сирии, так уж получилось, Эрдоган ворвался в эту стезю, решив, что у него должны быть свои террористы и он тоже поддерживает «Исламское государство», и у него свои боевики в виде «Братьев-мусульман» или какие-то туркоманы. А у Катара «Ахрар аш-Шам», то же «Исламское государство» и те же «Братья-мусульмане». А у Иордании немножко связи с «Ахрар аш-Шам». У каждого своя любимая «Аль-Каида» ****. Ну, саудовцы консервативны, у них «Аль-Каида» и «Джабхат ан-Нусра» *****.

 

Когда бьете по ним, понятно, что весь клубок змей поднимает голову, все, кому они заплатили. А это такая толпа правозащитных организаций, чиновников ООН разных национальностей, не арабов, всех, кто связан с беженцами, с правами человека, к сожалению. Потому что только сейчас наша женевская группа МИД столкнулась с тем, до какого состояния идет тяжелая подтасовка фактов в официальных международных организациях, поддержка террористических группировок в Сирии. Задана цель — уничтожить Асада. Отлично, будут работать вроде бы почтенные организации, включая совсем хорошие: «Врачи без границ», «Human right watch». И вдруг ты смотришь, откуда там взялись те или иные специалисты, какая у них зарплата, и что это начальство делает. Те, кто в поле работает — понятно, а вот все то, что стало властной пирамидой? Десятками лет ведь все закупали. В это вкладывали и вкладывали.

 

Саудовцы вложили в пропаганду своего типа салафитского ислама больше, чем мы в советские времена за всю свою историю в пропаганду социалистических идей. Причем делали они это, концентрируясь, с 80-х годов, в такой очень предметной форме. А катарцы вообще вошли на рынок с 95 года, когда Хамад бин Халифа Ат-Тани вошел во власть со своими амбициями и начал работать. Это создало у них мощнейший щит и ощущение неуязвимости. Для того, чтобы по ним бить, надо понять, как это делать. И я боюсь, что это понимать придется, минимизируя риски.

 

Эти ребята готовы развязать хоть Третью Мировую войну, им все равно. Точно так же, как саудовцы уговаривают израильтян ударить по Ирану и его ядерным объектам. Им совершенно плевать, что будет в результате. Потому что понятно, достать ядерку Ирана можно только не конвенциональным оружием, которого у Израиля нет. Им совершенно все равно: шииты воюют с евреями, Господи, счастье какое. Потом из пустыни выходят салафиты, добивают оставшихся, и все хорошо. На такие авантюры не шла никогда ни одна из великих держав, которые понимали, что за свои слова надо отвечать. А эти не понимают. Они вчера бегали по своим пустыням, еще недавно совсем нищие, они были никто и звали их никак. Ну что такое Катар 50 лет назад? Что такое Катар 30 лет назад? Мы были первой структурой в России, которая вообще книгу про Катар выпустила. Им вообще никто не интересовался.

 

Что такое была Саудовская Аравия те же самые 50 лет назад? В 30-е годы Сталин сказал: «Нам нечего искать призрак коммунизма в песках Саудовской Аравии». Керосин возили из Баку туда. Не было у них этой нефти. То есть она была, но никто не знал, что она есть. Это люди, живущие в стиле работорговли и рабовладения, оно в 1962 или в 1965 году у саудовцев было отменено. Да, сегодня у них много денег, у них современные гаджеты, они говорят на отличных языках, они окончили западные вузы. Все понятно, но это вот такие вот ребята. И тут надо очень серьезно понять, что с ними делать. Хотя, конечно, если бы они знали, что за такого рода игры отвечать будет не безымянный терроризм, а персонально тот, кто дал ему команду, таких бы ситуаций не было: мы бы давно покончили с международным терроризмом. Никакого терроризма без финансирования не бывает. Это серьезное хозяйственно-политическое мероприятие. Это крупный процесс, в который вкладываются большие деньги. Если у вас нет, по-русски говоря, крыши, тыла, то нет у вас никакого терроризма.

 

Когда Катар организует лечение на турецких курортах террористов, которые воюют в Сирии, когда вы едете в замечательную Анталию, вполне возможно рядом с вами в отеле лечится толпа ребят из «Аль-Каиды». А это сегодня может быть и на Кипре: да где угодно…

 

Р.И.: Это ответ на вопрос, надо ли и можно ли ехать отдыхать на Ближний Восток? Вы сами сказали, что где-то могут убить с гарантией 90%, а где-то с гарантией 60%.

 

Е.С.: Я знаю одну страну, где есть спокойный режим безопасности в аэропортах. Им просто деваться некуда. Более того, еще Бен-Гурион заявил в свое время, что любая атака по израильским самолетам или аэропортовой системе будет воспринята, как «казус белли» для войны. И вот тут его все услышали. Потому что здесь было произнесено конкретное слово: «Вы нас бомбите или взрываете наши аэропорты? Вас не будет».

 

Р.И.: Вы говорите, Катар спит на подушке из денег и никого не боится, потому что купил разведки, армии, политиков и так далее. Но ему на хвост уже наступили в Сирии. То есть, если Россия начала спасать Асада в Сирии, тем самым она практически заставила Катар очень серьезно поиздержаться и, по большому счету, выбросить деньги на помойку?

 

Е.С.: Да там все гораздо хуже.

 

Р.И.: После того, что там произошло, газопровод в ближайшие десять лет нельзя будет построить.

 

Е.С.: Проект закрыт.

 

Р.И.: Тем более. Раз уж пошли на такой уровень конфронтации, то понятно, что на какие-то персональные акции против конкретных людей тоже могут пойти и никакие политики и разведки уже не спасут. Ведь боятся и оценивают не намерения, а возможности. Если есть возможность, то и намерение может появиться потом.

 

Е.С.: Есть некий взаимный консенсус, что не трогают первых лиц. На самом деле до недавних пор, до вот этой «арабской весны», не принято было ликвидировать людей из определенного контингента. В свое время с 1943 года даже Сталин перестал рассматривать планы ликвидации Гитлера. Политически просчитав, что ему все скажут спасибо, но за закрытыми дверьми, после чего ударят по Советскому Союзу, объединившись с обезгитлерованной Германией. Это, примерно, в санкционном виде уже и происходит по Украине сегодня. Высокое начальство считает все комбинации всех ситуаций. Надо принимать те или иные решения, исходя из всех тех последствий, которые могут быть по разным направлениям. Я действительно в этой ситуации полагаю, что начальство, может, просчитает, а поскольку оно терпеливое, и это правильно, то те, кому мы сейчас сильно задолжали с этим терактом или с последующими, они будут. Точно так же, как это говорят по поводу действий ВКС в Сирии. Есть такое правильное выражение «useful idiots» — полезные идиоты. У нас тоже много полезных идиотов. И тут будет много разных сигналов. Кто-то будет говорить: «работаем». А кто-то будет говорить: «Ни в коем случае, Боже мой, как вы можете». Что теперь поделать. Мы еще много раз о Катар споткнемся. И в Белоруссии, где он у нас умудрился вырвать удобрения. Вместо мощного альянса с Россией, Лукашенко ведь пошел на альянс с Катаром. И в Прибалтике, и в Польше со сжиженным газом и, кстати, на Украине, куда они его с удовольствием завезут, если им заплатят. И много где еще. Что называется «Nothing personal, it’s just business». В старые времена, выпускайте брандеры, каперы. Свободное пиратство.

 

Р.И.: Насчет каперов не знаю, но судя по всему даже не на Ближнем, а уже на всем Востоке, все это надолго и явно не в интересах маленьких государств Залива. Я не знаю, что они там о себе думают.

 

Е.С.: Они думают, что они всем рулят.

 

И.Р.: Но при этом греки уже собираются делить Турцию, как поляки Украину.

 

Е.С.: Ну насчет греков и Турции, я бы поостерегся. Хотеть не вредно. Границы меняются, многое меняется. Поди с Турцией справься. И это, кстати говоря, еще одна головная боль. А что нам делать, если Эрдоган на реверс своих террористов обратно сюда запустит? С нашим-то безвизовым режимом и безумным количеством «весельчаков» из Центральной Азии не только с российскими паспортами, которые через Турцию прошли на войну в Сирию. Поэтому тут сложный баланс интересов.

 

Давайте опять же не забывать, что Катар с Турцией имеют некую ось, такой военно-политический альянс, напоминающий ситуацию с Третьим Рейхом и Италией. И носятся туда, что Аль-Атыйя, что Эмир достаточно часто. Прикрылись они, в значительной мере, турецкой армией от последствий своих авантюр, вложив все деньги, которые нужны Эрдогану в его экономику. Катар не сам по себе, он оброс огромной системой связей. И саудовцы ею обросли. Посмотрите на саудовско-пакистанский альянс, в т. ч. в рамках финансирования Эр-Риядом тактического ядерного оружия Пакистана, которое де-факто — саудовское ядерное оружие и попадает к ним в готовом виде. Зачем им физиков и математиков своих учить. Хотя специалисты по ядерным вопросам в Пакистане у них сейчас обучаются. Так что, там все не очень просто.

 

Р.И.: Дестабилизация Ближнего Востока нарастает у нас на глазах.

 

Е.С.: Нарастает. И мы ворвались в эту ситуацию не от хорошей жизни и не за Асада. Какой Асад? Ну да, Асад — символ гражданской войны и сопротивления, уберете Асада, будет другой алавитский генерал. Их же вырежут, им деваться некуда. Скорее всего, будет Махер Асад, его брат. Ворвались в Сирию, понимая, с моей точки зрения, что мы без пяти минут от большого кирдыка…

 

Р.И.: Так в том-то и дело. Сирию еще с грехом пополам можно стабилизировать…

 

Е.С.: Просто понеслось все. Провал здесь колоссальный. Есть невосполнимые возможности потерь. Если мы туда вошли, то, видимо, понимая, что вот этот процесс развала всего надо прекращать. Развал всего — это ведь не только Ближний Восток. Это еще и Югославия и Украина. Была Южная Украина частью Оттоманской Порты. Вот мой родной исторический город Сатанов был частью Хотинского Пашалыка лет 70. Ну и что? Но Порты там давно уже нет. Так что, к огромному сожалению, это все пошло дальше. Если у вас демократия не получается, а местный стиль управления, может, никому не нравится, но он эффективен, значит, будет местный стиль управления. Будь то военная хунта, либерально-демократический парламент, авторитарный лидер, черт, дьявол — совершенно не важно. Лишь бы не трогал соседей, не продуцировал терроризм на разных ближних, дальних, средних и каких угодно дистанциях. И очень характерна в этом плане встреча в Вене, где любопытные вещи сказали: Сирия будет светским государством в ее сирийских границах. Так что распластовать ее на ленточки как-то уже не очень получится, и это признали наши западные коллеги, несмотря на свою тяжелую невменяемость.

 

То, что они будут гадить, нет никаких сомнений. То, что они на это сами же и напорются, тоже нет никаких сомнений, потому что 11 сентября никто из них не ожидал. Они и не понимают, как их ненавидят все те люди, которых они поддерживают. И чем больше они их поддерживают, тем больше они их ненавидят. Да, у нас есть соглашение со Штатами о не передаче ПЗРК, но так оно и с Украиной у нас было. Ребята дорого заплатят, конечно, за свою политику. К сожалению, и мы заплатим за их политику. Ну, карма такая. Кто обещал, что будет легко?

 

Р.И.: Вы говорите, что дестабилизацию остановили.

 

Е.С.: Приостановили. Этих ребят начали ликвидировать вне зависимости от того, хороший террорист, плохой террорист, мой террорист, я богат и я тебе заплачу, только его не трогай. Я посмотрел отчет происходящего в Сирии за последний месяц, который Институт Ближнего Востока размещает на сайте. Как действуют авиация, сирийская армия, их группа поддержки? Ну да, вот контратаки, вот приходят какие-то кинжальные атаки, чтобы отбить деблокаду Алеппо. Вот дорогу перекрыли. Но до трети террористов ИГ уже либо вывезены, либо ушли на турецкую или иорданскую территорию. Приток новых боевиков ведется и ведется серьезно, но извне новеньких, а это уже серьезно. Умные люди не хотят бегать под русскими ракетами. Конечно, им поставят ПЗРК так же, как уже и противотанковые комплексы.

 

Р.И.: Но ПЗРК не все сбивает.

 

Е.С.: Не все, но будут пытаться. Из Ливии будут подтягивать, в т. ч. через Синай. Понятно, что вот этот поток, который американцы, наверное, наблюдают с ливийских складов из Сахели, из Сахары, не сильно их радует. И они просто понимают, что там могут выстрелить по чему угодно летящему. ПЗРК не все сбивают, но если вы начнете бить на взлетающих или садящихся на низких эшелонах…

 

Р.И.: Но для этого туда надо придти.

 

Е.С.: С определенного расстояния, слушайте, Египет такое место, аэропортов много, туристов много, Синай большой, горы, какие угодно…

 

Р.И.: Да, можно загнать террористов за Можай в Сирии. Они переберутся в Иорданию, Ливию. Как-нибудь совместными усилиями можно лет через 5−7 стабилизировать ситуацию в Ираке. Непонятно, что делать с курдами, но как-то договориться можно. Но все это пространство от Ливии и до Пакистана и Афганистана включительно, оно же, как кисель. Здесь взял в кулак, он протек между пальцами…

 

Е.С.: Это смотря, как взял. Почему кисель надо брать пальцами. Человечество придумало для этого посуду довольно давно. А из миски кисель не течет. Война с басмачами была выиграна нами достаточно давно. Басмачи, перестав получать финансирование от англичан, перешли к мирной жизни, и через какое-то время перестали атаковать советскую территорию. Это известно. Те же южно-туркменские племена в Афганистане, чистой воды басмачи. На территории Саудии до 800 тысяч человек — это люди из Центральной Азии, только узбеки этнические изначально. То же самое и с чеченской террористической войной. В Дагестане плоховато, чтобы не сказать плохо, а в Чечне, где этим занялись, в т. ч. и местное население… Тут факторы. Первое, перестать играть друг против друга. Понятно, что англичане, американцы, французы — это террариум еще тот. Но в какой-то момент они начали играть против нас. И заметьте, с какой бешеной скоростью все начали взаимодействовать с Минобороны, когда в Сирии началось ровно то, причем силами одного полка, что так долго нам навязывали, говоря, что мы воюем на Украине. Если бы наши воевали на Украине, то вообще-то ситуация была сильно другой. Потому что шутки кончились. Был первый сигнал по Грузии. Этот сигнал решили не замечать и не обращать на него внимание. Был второй, очень плохой сигнал по Украине, которая стала жертвой всех этих политических спекуляций.

 

Р.И.: Второй сигнал был по Сирии. Сирия началась в 2011 -2012, а Украина в 2013.

 

Е.С.: Нет, я имею в виду наш сигнал. У нас в 2011 году по Сирии ничего не было. Мы мялись, говорили что-то, МИД что-то производил. Но российский сигнал был о том, что хватит, ребята. Третий звонок прозвучал в Сирии, когда прибыл полк, его никто не наблюдал. Это огромная тяжелая работа — дислокация даже такой небольшой части. Ни одна зараза этого не отметила. Все, что должно было приплыть — пришло морем, все, что должно было прилететь — прилетело, развернулось и начало соответствующие действия. Действия, по интенсивности, близки к теоретическому максимуму. Такого самолетовылета никто не ожидал. Действия по точности достаточно серьезные. Взаимодействия с наземными силами очень и очень неплохи.

 

Р.И.: Меня больше всего впечатляет логистика. Организовать обеспечение воюющей группировки на таком расстоянии, притом, что вокруг недружественные, мягко говоря, страны…

 

Е.С.: Организовано все на очень неожиданном уровне. Зная, что при Сердюкове стало твориться в армии, разводишь руками. Это и есть третий звонок. Ребята, вы хотите попробовать нас на прочность, будет очень грустный результат. Вам дешевле просто перестать хулиганить и начать нормально работать, делать то, что вы говорите, а не то, что вы делаете. Те же стрельбы с Каспия, с платформы морского базирования — это был такой ясный сигнал, который отбил все желания общаться с нами путем ракет средней дальности, крылатых ракет с подлодок, с эсминцев. А вроде бы мы подписали договор по ограничению ракет средней дальности, и тут же начался морской компонент, все замечательно, «глупые русские». Включились, на самом деле, вчера на эту тему мозги, за это время многое продемонстрировали. Понятно, что министр обороны США выходит и говорит, что у русских есть что-то такое секретное, что они всех победят. Ну, на каждую секретку есть свои секретки. Его же никто не трогает. Вы ни черта не делаете. Или вы специально не делаете, или вы деньги тащите с налогоплательщиков. Или вы не можете делать, или не хотите, или вам политики мешают работать, как положено с террористами. Ну что поделать, нам же тоже надо их добивать, а то их там бегает две с лишним тысячи.

 

Р.И.: Штаты можно испугать, с ними можно договориться, с ними можно не договориться. Но даже, если мы с ними договоримся, это не значит, что мы совместными усилиями в обозримом будущем сможем решить проблему террористической угрозы, потому что в той же самой Ливии все эти местные племена, их, как римляне не могли за Можай загнать, так и турки и итальянцы не смогли.

 

Е.С.: Можно я не соглашусь? Каддафи продемонстрировал, как это работает. Договаривайтесь с Аль-Убайда, с Варфалла — немаленькое племя. Берете за глотку Бенгази, который вечно со своими синуситами — мятежный был, есть и будет. Ненавидит Триполи. Договаривайтесь с бенгазийцами, после того, как поставите их на место, о постах, которые они получат и о той доле, которую они получат. Тоже мне новость.

 

Р.И.: Сохранение Ливии и борьба с терроризмом — разные вещи.

 

Е.С.: Борьба с терроризмом, с теми, кто его финансирует, подкачивает этих людей оружием и пытается их использовать — процесс длительный. На эту тему есть старое и доброе правило, которое с 80-х годов забыто: «белый человек не использует против другого белого человека туземца, не передает ему современное оружие и не учит его современным методам боя». Штаты в Афганистане повели себя именно так и заплатили за это 11 сентября, Бостонским терактом, уничтожением своего посла в Ливии. И здесь вопрос, конечно, состоит в том, чтобы эти люди перестали тренировать боевиков, называя их «оппозицией». В свое время в Чечне этого удалось добиться. Сегодня американцы, англичане, французы, турки тренируют боевиков в Иордании, Турции. Именно они этим занимаются. Потому что, если их будут тренировать саудовцы, там эффект будет на порядок меньше. Посмотрите на полмиллиарда долларов, которые ушли двумя траншами к «Джабхат ан-Нусре», т.е. к «Аль-Каиде», такая легендированная проводка техники и людей со словами, мол, вот сначала первая группа разбежалась, а вторая сдалась сама и перешла к «Аль-Каиде». И мы прямо в это поверили. Еще по первой группе народ наивно смеялся и говорил, какие идиоты американцы, затратили столько денег, а там осталось четыре человека, а остальные ушли к «Аль-Каиде».

 

По второй группе смеяться перестали, потому что так не бывает. Да, был скандал в конгрессе, но не уволен ни один человек в Пентагоне. Идея о том, что я сейчас позову черта, чтобы выиграть дьявола, а потом я с ним разберусь или найду следующего черта и с ним разберусь, идея идиотская. Попробуйте вы в этом уговорить хотя бы уже старенького Бжезинского. Никто из них не признает, что это так. Единственное, что здесь приходится делать — это говорить с американским народом или европейцами напрямую, в открытой форме. Открытым текстом говоря все, что делают их начальники и их спецслужбы. При этом, поскольку Институт Ближнего Востока не государственная структура, и за меня государство, дипломаты и академия наук не отвечают, то я это и выполняю в виде некоторой просветительской добровольной миссии. Они мазохисты, они приезжают, выслушивают, густо краснеют, а потом пишут рапорты начальству.

 

Дальше посмотрим. Капля камень долбит. Надо делать то, что нужно по уничтожению всех этих группировок, не обращая внимания на их угрозы и всю эту бредятину. Вот и все.

 

Р.И.: На этой оптимистичной ноте и закончим наш диалог, и будем надеяться, что, если, как вы рекомендуете, мы будем убивать террористов быстрее, чем их обучают американцы, они рано или поздно плюнут на это дело и решат, что не стоит тратить деньги…

 

Источник

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1