ЕС и беженцы: деньги решают все? Анастасия Скогорева

   Дата публикации: 10 ноября 2015, 10:06

 

Современный человек, в какой бы стране мира он не жил (за исключением самых, как раньше принято говорить, отсталых), — это существо с телевизионным сознанием. Не в том смысле, что он черпает информацию о происходящем исключительно из телевизора, а в том, что он привык переключать свое внимание параллельно с переключением каналов.

 

 

 

В последние годы существования Советского Союза шутили, что у нас в стране по всем каналам шло одно и то же, но, честно говоря, это не соответствовало действительности. По одному — сказка для детей, по другому — футбол, по третьему — фильм про войну, по четвертому — производственная драма, по пятому — новости. Выбирай! О ситуации в этом вопросе сейчас даже говорить не стоит.

 

То же отношение «переключения канала» распространяется, как мне кажется, и на геополитику. Год назад все смотрели украинский блокбастер. Потом наше внимание переключилось на Грецию, потом — на проблему беженцев в Европе, потом на Сирию. Все хотят смотреть что-то захватывающее, острое, приковывающее к себе внимание — никого не прельщают геополитические «санты-барбары».

 

Именно поэтому мир в какой-то момент утратил интерес к Украине: на какой-то серии «мыльной оперы» пришло понимание — а ведь дальше все будет так же! Персонажи будут бесконечно выяснять отношения, совершать мезальянсы, делать друг другу гадости, сходиться, разводиться, бить посуду и т.д., и т.п. Когда они делают это на протяжении ста серий подряд, то по вполне объективным причинам надоедают зрителям до изжоги.

 

Но бывает так, что «переключив канал» и пропустив какую-то серию, ты не замечаешь чего-то очень важного. И вот, как мне кажется, именно это произошло в последние две недели.

 

Сериал «Европа и беженцы» тоже в какой-то момент начал надоедать: Европа все трепыхалась, беженцы все шли, стены все возводились — то реальные, то виртуальные, страны ЕС все грызлись между собой по вопросу, кому, почему и почем. Скучно! А между тем, в одной из серий этой «мыльной оперы» произошли весьма примечательные события.

 

Где-то недели две назад Германия, как признанный лидер ЕС, предложила Турции 3 млрд евро за операцию под кодовым названием «принуждение беженцев не бежать». Турция, судя по всему, сочла эту сумму недостаточной, и Германию, мягко говоря, послала лесом с ее щедрым предложением.

 

Европа, какое-то время поразмышляв о неблагодарности осколка Османской Империи, снова посулила деньги — на этот раз странам Центральной Африки и на тех же условиях, что и Турции: мы вас будем подкармливать, вы заберете назад ваших негров, а то уже по улицам Женевы по вечерам дискомфортно ходить, такое количество их там сосредоточилось. Да и разве только Женевы!

 

Почему это интересно?  Потому, что очень хорошо характеризует Европу, которая настолько привыкла считать, что деньги решают все, что теперь не может отказаться от этой парадигмы мышления, или хотя бы ее скорректировать.

 

Любому беспристрастному наблюдателю понятно, что проблему великого переселения народов невозможно решить путем организации аттракциона неслыханной щедрости.

 

Но ЕС не знает никакого иного подхода, кроме как посулить деньги — Турции за удерживание беженцев на своей территории, Центральной Африки — за прием беженцев «взад», Украине — за то, чтобы она продолжала жить в состоянии хрупкого мира и не превращалась в очередную черную дыру, из которой могут хлынуть новые потоки беженцев.

 

Всем пообещать денег, и даже какую-то часть обещанного дать — и все! На этом «системный подход» ЕС к решению данной проблемы благополучно заканчивается.

 

И тут мы получаем аргумент в извечном споре с нашими либералами на тему, что первично — экономика или политика.

 

ЕС богат по сравнению с Турцией, страшно богат по сравнению с Украиной, а уж для стран Центральной Африки вообще является воплощением легендарного царя Мидаса.

 

Но в истории то и дело возникают ситуации, когда деньги оказываются бесполезными, потому что в дело вступает то, что сильнее денег, — умение или не умение решать проблемы системно, устраняя их причины.

 

ЕС буквально каждый день демонстрирует свою неспособность делать первое, и свою привычку делать второе. А деньги, которые он сулит, — это примерно как пластырь, которым «добрый человек» предлагает воспользоваться раненому с оторванной рукой или ногой…

 

 

Анастасия Скогорева 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1