Египетские курорты: война и отдых. Максим Соколов

   Дата публикации: 10 ноября 2015, 14:26

 

8 ноября был опубликован указ президента РФ, официально установивший запрет для граждан РФ на посещение египетских курортов. Отныне и до последующего распоряжения поездки граждан РФ в Египет возможны лишь по служебной необходимости с визой соответствующих органов госвласти, рекреационные же поездки полностью прекращены.

 

Египетские курорты: война и отдых

 

Тех, кто уже находится на египетских курортах, вывозят, причем налегке — только с ручной кладью. Багаж в Россию будет доставляться отдельно.

 

Все это, конечно, порождает немалые неудобства, отдых безнадежно испорчен, хотя, конечно, смотря с чем сравнивать. Если с регулярным отдыхом в мирное время, картина выходит совершенно неудовлетворительной. Если первоочередная цель — не допустить повторения судьбы, которая постигла рейс 7К-9268, и доставить людей на родину живыми, то с неудобствами легче смириться. Экстренный вывоз почти никогда не бывает комфортабельным, потому что у него задача другая.

 

Неожиданность нынешних транспортных мероприятий в том, что, пожалуй, впервые в истории возникает необходимость вывозить на родину такую массу туристов, спасая их от потенциальных военных бедствий.

 

Еще совсем недавно, по историческим меркам, вообще не возникал вопрос (по крайней мере, в Европе) о вывозе мирного населения в ходе или накануне военной кампании. В наполеоновских войнах крушились государства, но серьезное движение беженцев от агрессора было только одно — стихийная эвакуация Москвы в 1812 г. Австрийцы, немцы, итальянцы обходились без этого. Не знал массовых беженских потоков и весь XIX век. Массовое беженство, как организованное, так и «спасайся, кто может», — это уже примета XX века.

 

Но подавляющая часть беженских потоков XX, а теперь уже и XXI в. — это люди, испокон веков жившие на своей земле и вынужденные спасаться от иноземного врага или гражданской смуты. Наш же случай иной.

 

Вывозу подлежат не исконные насельники Египта, которым угрожают исламисты, но приезжие туристы, у которых двухнедельный отдых по формуле «все включено». Когда выяснилось, что это «все» может включать в себя и военные бедствия, встала необходимость превентивных и экстренных мер. С такой силой проявилось это впервые, поскольку сам массовый туризм — явление относительно недавнее.

 

Чтобы туризм был массовым и, соответственно, проблема экстренного отъезда в случае военной угрозы была серьезной, необходим достаточно высокий уровень народного благосостояния. Впервые с чем-то подобным мы встречаемся в начале XX века. В 1914 г. подданные Германии и Австро-Венгрии застревали на североморских курортах Бельгии, а подданные Российской империи — на прирейнских курортах Германии. Беспечность была поразительной: в июле 1914 г. на этих курортах было полно иностранцев. Кто-то успел вырваться в последнюю минуту, кто-то нет.

 

Такой массовый наплыв австрийцев в Остенде и русских в Баден-Баден был возможен, поскольку к тому времени, во-первых, весьма выросла численность среднего класса. Рабочие по курортам еще не ездили, но уже гимназический учитель мог себе это позволить. Во-вторых, усовершенствовались средства сообщения. Железные дороги стали достаточно скорыми и безопасными. В-третьих, в Европе появились, говоря нынешним языком, туристические кластеры — регионы с относительно высокой степенью комфорта для путешественников. Эти три фактора создали массовый туризм в Европе, они же и загнали туристов в ловушку 1914 года.

 

1939 год таких ловушек практически не порождал, ибо слишком сильным и всеобщим было ожидание новой войны. Ничего похожего на беспечность 1914-го.

 

Зато эта беспечность необычайно умножилась в наши дни. Вышеупомянутые три фактора — численность достаточного, т. е. не совсем бедствующего класса, уровень средств сообщения, численность комфортных туристических зон, — все это оказалось на очень большой высоте. Плоды длительного мира. Что, с одной стороны, хорошо, с другой — если мир окажется хрупким, задача спешно организовать отъезд многочисленнейших отдыхающих будет весьма серьезной.

 

К тому следует присовокупить еще одно обстоятельство. Одно дело, когда массовый туризм (эти самые кластеры) развивается в относительно спокойной Европе. Лазурный Берег, Биарриц, Остенде, Рейн, Швейцария, etc. Одичание и здесь возможно, но все же предварительно надо озверить местных жителей, что требует времени. Иностранные туристы могут успеть убежать.

 

Сейчас же в большой моде, в первую очередь по причине дешевизны, курорты в странах менее спокойных, и на Швейцарию не очень похожих. Египетские, да, пожалуй, что и турецкие курорты принадлежат скорее к этой группе. Эти курорты суть анклавы, внутри которых «все включено», etc., но за пределами которых царит немалая простота нравов и туда лучше не соваться. В условиях мира граница анклавов охраняется довольно прочно, что твоя вахта на Рейне. Но когда мир начинает трещать по швам, отдыхающие рискуют оказаться беззащитными в дикой стране. В положении похуже, чем у интернированных туристов 1914 года. Во владения Османской империи прежде отдыхающий средний класс не залазил, а теперь у нас глобализация — он и залез.

 

Что на самом деле случилось со злосчастным рейсом 7К-9268, мы в точности не знаем, и неизвестно, когда узнаем. Но что такое отъезд десятков тысяч туристов налегке, в чем есть, мы уже узнали — и дай Бог, чтобы все ограничилось испорченными отпусками и несколькими часами дискомфорта.

 

Бывает и много хуже.

 

Максим Соколов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1