Компенсация за «советскую оккупацию»? Не раньше, чем вернёте Вильнюс и Клайпеду их владельцам. Юрий Рубцов

   Дата публикации: 09 ноября 2015, 11:23

 

Длящаяся уже два десятилетия возня с попытками государств Прибалтики добиться от России возмещения «ущерба» за «советскую оккупацию» вылилась в конце концов в «меморандум о сотрудничестве», подписанный в Риге 5 ноября министрами юстиции Эстонии, Латвии и Литвы.

 

Компенсация за «советскую оккупацию»? Не раньше, чем вернёте Вильнюс и Клайпеду их владельцам

 

За годы независимости этих бывших республик СССР служители прибалтийской Фемиды поднаторели в предъявлении России вздорных требований. Хотя в 1940 году все три республики вошли в состав Союза ССР в результате выборов, этому факту противополагается политическая доктрина, в соответствии с которой выборы 1940 года расцениваются как проводившиеся «с пистолетом у виска», а период с 1940 г. по 1991 г. – как оккупация со стороны СССР. «…Именно юридическая непрерывность существования стран Балтии позволяет выдвинуть такое требование. Согласно международному праву, в случае оккупации можно требовать как возмещения материального ущерба, так и извинения в виде сатисфакции», – заявили участники рижской встречи.

 

Напомним, что «меморандум о сотрудничестве» появился не на пустом месте. В Латвии комиссия, исчисляющая «ущерб», работает уже много лет. Пока сошлись на сумме в 300 млрд евро, но цифра не окончательная, её всё время пытаются увеличить. Похожие подсчёты ведет и Литва, там пока насчитали где-то 830 млрд долларов.

 

Чуть сдержаннее ведёт себя Эстония. Понимая, что вместо денег им могут предложить разве что «уши от мёртвого осла» (так отреагировал на вздорные претензии прибалтийских министров вице-премьер российского правительства Дмитрий Рогозин), эстонские политики готовы удовлетвориться извинениями со стороны Москвы. А премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас и вовсе раскритиковал министров юстиции за беспредметную суету. По его словам, он не понимает, что реально может получить его страна от упомянутого выше меморандума.

 

Тем не менее направление коллективной паранойи определено – требовать взысканий с России. Правда, эти сборщики денег признают, что испытывают трудности с методикой подсчета суммы, которую им бы хотелось получить. Министры договорились, что их первым практическим шагом должна стать унификация методик оценки «ущерба». Затем они собираются совместно сформулировать требование о возмещении «ущерба» в соответствии с международным правом и подготовить юридические шаги к его предъявлению. Эстонский министр юстиции У. Рейнсалу говорит, что в дополнение к требованиям со стороны государств возможны коллективные требования частных лиц и к России как к «правопреемнику оккупационного государства», и «к предприятиям, использовавшим рабский труд».

 

Казалось бы, идея настолько абсурдна, что её достаточно высмеять, как это сделал Д.Рогозин, и всё. Однако не будем торопиться. Сборщики денег из Прибалтики – не простаки, они действуют, как в старом анекдоте: даже если ложки и найдутся, осадок всё равно останется. Затеянные против России иски позволят, как надеются потенциальные истцы, протащить в международное право доктрину «советской оккупации». Сделав это, этнократические режимы, существующие в Прибалтике, рассчитывают решать целый ряд актуальных для них задач.

 

В первую очередь освободиться от исторической ответственности за сотрудничество с нацистами в годы Второй мировой войны и утвердить «право» числить коллаборационистов борцами за «национальную независимость». В этом случае у властей оказываются развязанными руки для уничтожения памятников в честь Красной армии, преследования, в том числе уголовного, бывших советских воинов, запрета советской символики. И даже, как показывают события последних дней, для прекращения культурных контактов с Россией: имеется в виду нашумевший запрет концертов Академического ансамбля песни и пляски Российской армии им. А.В. Александрова в ряде городов Литвы и Латвии под тем предлогом, что эти концерты стали бы «одним из хорошо оплачиваемых инструментов Москвы», стремящейся «расколоть литовское общество» (таково мнение, высказанное министром культуры Литвы Шарунасом Бирутисом).

 

Доктрина «советской оккупации» является также обязательным условием сохранения позорного института массового безгражданства в Латвии и института апатридов в Эстонии (официальное эстонское наименование – «лица с неопределенным гражданством»). Здесь местные русские именуются оккупантами или потомками оккупантов. Юридическим обоснованием для такой дискриминации стали принятые властями Латвии и Эстонии в начале 1990-х годов акты, согласно которым гражданство этих стран было признано только за теми жителями, которые могли доказать проживание своих предков на этих территориях до 1940 г.

 

«Если мы отказываемся от концепции оккупации, то ставим под угрозу нашу политику в отношении гражданства, в отношении неграждан и их прав и других ключевых вопросов. Понятно, что на такой шаг мы пойти не можем» – эти откровенные до цинизма слова, прозвучавшие еще в 2005 г., принадлежат председателю комиссии по иностранным делам Сейма Латвии Вайре Паэгле. За минувшие с тех пор 10 лет ситуация лишь усугубилась: число «негров» (так на местном сленге обозначают неграждан, в основном русских) в Латвии составляет сегодня около 300 тысяч человек. Иначе говоря, около 15% населения страны полностью исключены из участия в политической жизни: они не принимают участия в парламентских выборах и подвергаются более чем 80 иным ограничениям политических, экономических и социальных прав. В Эстонии таких же бесправных «серопаспортников»  —  около 90 тысяч. На них как «оккупантах» и отыгрываются этнократические режимы.

 

Итак, в Прибалтике готовы предпринять решительные шаги к тому, чтобы полностью избавиться от наследия «советской оккупации». Однако напомним, господа, что здесь палка о двух концах. Речь идёт о территориальных приобретениях, которые вы получили благодаря  тому самому «оккупационному режиму».

 

Вспомним судьбу Клайпеды, то бишь немецкого Мемеля. В 1923 г. он был передан Лигой наций Литве и именно тогда получил нынешнее название. 22 марта 1939 г. Германия ввела сюда свои войска. Неизбежной была фашистская оккупация и всей Литвы, если бы Советский Союз, заключая договор о ненападении с Германией, не настоял на включении Прибалтики в зону своих геополитических интересов. И то, что сейчас Клайпеда литовский город, — заслуга Советского Союза.

 

А как быть с Вильнюсом, ставшим из польского литовским в октябре 1939 г.? И стал он таковым именно вследствие военно-политических усилий СССР, конкретно – похода Красной армии в восточные районы разгромленной вермахтом Польши. Если Берлин напомнит о Мемеле, а Варшава о Вильне, кто в таком случае будет считаться агрессором? Уж никак не оставшийся в прошлом Советский Союз. Так что «компенсаций» со стороны России, господа, вам следует ждать как минимум не раньше, чем вы откажетесь от полюбившихся вам плодов «сталинского экспансионизма».

 

И последнее напоминание для любителей срубить денег по-лёгкому, спекулируя на разглагольствованиях об «оккупации». 30 июня 2015 г. Генеральная прокуратура России заявила о начале проверки законности решения о признании в начале 1990-х годов независимости прибалтийских республик — на том основании, что это решение «принималось неконституционным органом». Президент Литвы Даля Грибаускайте и министр иностранных дел страны Линас Линкявичюс поторопились назвать работу российской прокуратуры провокацией. Это они зря. Генеральная прокуратура России просто возвращает ситуацию в правовое поле, где всякие рассуждения о том, что приход Красной армии в 1940-м, а затем в 1944 году принес Прибалтике не освобождение, а «оккупацию», становятся не только смешными, но и юридически ничтожными.

 

Юрий Рубцов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1