Maariv: Действия России в Сирии отражают поведение сверхдержавы

   Дата публикации: 04 ноября 2015, 02:18

 

Советское влияние: Возвращается ли Ближний Восток во времена холодной войны?

 

 

Ветераны спецслужб называют российскую интервенцию в Сирии «Кавказ-3», по аналогии с кодовыми названиями «Кавказ-1» и «Кавказ-2», реальными именами советского военного проникновения на Ближний Восток в 1960-х и 1970-х годах.

 

В тот период Красная Армия держала на Ближнем Востоке военных летчиков, батареи ПВО, разведывательные системы, корабли и тысячи советников, в основном, в Египте, Сирии и Йемене, но также в Ираке и в Ливии. СССР был главным поставщиком оружия этих государств.

 

Это был самый разгар холодной войны между западными странами с США во главе и коммунистическим блоком. Это была идеологическая и территориальная война за интересы и сферы влияния, пока в 1972 году президент Египта Анвар Садат не приказал советским советникам покинуть его страну, значительно сократив их присутствие, и начал постепенно разворачиваться в сторону Запада. Несмотря на все имеющиеся различия, нынешняя российская усиливающаяся интервенция в сирийскую войну напоминает «Кавказ-1» и «Кавказ-2».

 

В Сирии находятся уже несколько эскадрилий, около 50 российских самолетов — истребителей и бомбардировщиков, а также ракетные батареи и средства ПВО, корабли и подводные лодки, разведывательные системы и около трех тысяч солдат и офицеров, организованных в батальоны (включая спецназ и морскую пехоту), выступающих в роли советников сирийской армии и обеспечивающих безопасность аэродромов и баз российской армии. Эта операция в самом разгаре.

 

Российское проникновение в Сирию носит не временный, а стратегический характер. Происходящее отчасти напоминает путешествие на машине времени во времена холодной войны и борьбы между блоками за сферы влияния. Российская интервенция в Сирии обусловлена несколькими причинами.

 

Одна из них, не самая главная — это стремление спасти президента Сирии Башара Асада и укрепить контроль режима над населенной алавитами прибрежной областью и Дамаском. Это связано с тем, что в последние месяцы правительственные войска и его союзники, казалось, с трудом могли защитить то, что получило название Алавистан — территорию, где проживает большинство алавитского (шиитского) населения, к которому относится Асад, его семья и сирийская правящая элита.

 

С точки зрения президента России Владимира Путина Асад — это только средство. Он не стал бы отправлять войска, с учетом всех вытекающих из такого шага последствий, только для спасения диктатора-неудачника.

 

Но на данный момент для Путина необходимо, чтобы Асад и его режим продолжали контролировать прибрежную область и два порта — Латакию и Тарсус, жизненно важных для обеспечения стратегических и военных интересов Кремля. Эти порты гарантируют присутствие российского военного флота в Средиземном море, в районе, ведущем к Черному морю и к портам на теплых морях, контролировать которые Россия стремилась на протяжении трехсот лет, начиная с Петра Великого.

 

Помимо стремления сохранить свои военные базы на сирийском побережье, Россия видит в Сирии возможность расширить свое влияние на Ближнем Востоке. Путин, в течение нескольких лет проводивший политический курс на противодействие США, понял, что президент Барак Обама меняет глобальную стратегическую доктрину своей страны. США придавали Ближнему Востоку значение, в основном, из-за арабской нефти. Но в самом ближайшем будущем США будут полностью покрывать потребность в энергоносителях за счет внутренних источников, и нужда в импорте нефти, в том числе, с Ближнего Востока, значительно сократится. К тому же, в последние годы цены на нефть значительно опустились.

 

США не забыли о Ближнем Востоке, но они уделяют региону гораздо меньше внимания. Стратегический интерес переносится на Дальний Восток, так как США признают увеличение военной и экономической мощи Китая. А природа не терпит пустоты нигде, в том числе и на Ближнем Востоке. Оставленный США вакуум стремительно заполняет Россия.

 

Вполне естественно, что Иран, «Хезболла» и Ирак (точнее, контролируемое шиитами правительство в Багдаде), чей вполне очевидный интерес заключается в спасении Асада, прыгнули в русский вагон. В июле 2015 года в Москве тайно побывал командир подразделения «Эль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции генерал Касем Сулеймани, чтобы договориться об общей стратегии в Сирии. Иранцы, в основном, с помощью шиитских ополченцев, которых они мобилизуют и посылают на кровавые поля Сирии, вместе с «Хезболлой» выполнят черную работу в виде наземных боев, тогда как российская авиация обеспечит им прикрытие с воздуха.

 

В рамках комплексной операции был создан информационный центр и зашифрованная система связи между Россией, Ираном, Сирией и Ираком. Логично предположить, что через этот центр осуществляется координация, позволяющая осуществлять поставки оружия из России через Иран и Ирак в Сирию, а также планирование совместных действий на суше и в воздухе.

 

На данный момент нельзя сказать, что российская интервенция резко изменила баланс сил в тактическом смысле. С момента прибытия в Сирию российские самолеты совершили более тысячи боевых вылетов, и это вполне впечатляющий показатель, особенно на фоне вялых действий США и сформированной ими коалиции. Но вот точность и результативность российских бомбардировок — это совсем другое дело. По многим сообщениям, до сих пор в результате этих ударов погибло больше мирных жителей, чем мятежников.

 

Если большинство ударов США наносят по «Исламскому государству», то 80% ударов российской авиации приходились на умеренную сирийскую оппозицию, опирающуюся на поддержку США, Запада, Саудовской Аравии и Катара. Только 20% бомбардировок были направлены против ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра», сирийского отделения «Аль-Каиды».

 

Несмотря на это, Путин не собирается отправлять сухопутные войска для участия в боевых действиях. На данный момент, по неофициальным данным (Кремль не публикует официальных данных) в Сирии погибли десять российских военнослужащих. Даже такой властный лидер, как Владимир Путин, не может позволить, чтобы сотни российских солдат возвращались домой в гробах. К тому же у Путина и командиров российской армии есть горький опыт провальной интервенции в Афганистане тремя десятилетиями ранее.

 

Как новые союзники Путина, иранцы, потерявшие более 30 солдат и офицеров, включая генералов, так и «Хезболла», потери которой убитыми превышают 1600 боевиков, не рвутся играть роль пушечного мяса и стараются сократить потери. Так что основная тяжесть боев по-прежнему лежит на правительственных войсках. Асад, недавно встречавшийся с Путиным, черпает вдохновение в российской интервенции и полученной поддержке. Действительно, состояние сирийской армии улучшилось, особенно их упавший боевой дух, но, тем не менее, нет данных о том, что она отбила потерянные территории.

 

Другие страны региона, включая тех, кого нельзя заподозрить в пропутинских симпатиях, осознают происходящие процессы и начинают равняться на Россию. Египет под руководством Абдул-Фаттаха ас-Сиси, который считает, что президент США Барак Обама не поддержал его, и больше не доверяет американской поддержке, начал покупать российское оружие еще до прибытия в Сирию российской авиации. В минувшую пятницу министр иностранных дел России Сергей Лавров сообщил, что создан механизм координации действий с Иорданией (похожий на тот, который был создан с Израилем) для предотвращения военных столкновений в Сирии.

 

Но главный интерес вызывает Саудовская Аравия. Саудовский министр обороны недавно побывал в Москве и попытался достичь договоренностей о прекращении сирийской гражданской войны. Посланники других государств Персидского залива тоже побывали в Кремле. Саудовцы и представители этих стран понимают, что на фоне американской нерешительности, Россия становится восходящей силой в регионе, которую не стоит игнорировать.

 

Несмотря на сирийский бардак, где союзы заключаются вечером, чтобы развалиться утром, у всех участвующих сторон есть один общий интерес. Саудовская Аравия, Иран, Россия, США и страны Персидского залива хотят в той или иной степени ослабить ИГИЛ, каждая по своим соображениям. Все они считают ИГИЛ угрозой.

 

Поведение России в Сирии свидетельствует об уверенности в своих силах, присущей сверхдержаве. Она ни с кем не считается, в том числе с Израилем. На этой неделе российская авиация впервые бомбила позиции мятежников на юге Голанских высот, в районе, где сходятся израильская, сирийская и иорданская граница. Бомбардировке подверглись, в основном, позиции «Джабхат ан-Нусра», которая контролирует большую часть приграничного района.

 

На первый взгляд, после визита в Москву премьер-министра Биньямина Нетаньяху и прибытия заместителя начальника генштаба вооруженных сил России в израильский генштаб, был создан механизм координации действий, призванный предотвратить вооруженное столкновение. Но на самом деле это только видимость. Из достоверных источников стало известно, что Россия сообщает о своих действиях задним числом или сообщает бессодержательную информацию. Так было и с недавними бомбардировками в районе израильской границы.

 

Министр обороны Моше Яалон несколько раз повторил мантру «Израиль оставляет за собой свободу действий в Сирии». Но это пустое заявление. Свобода действий Израиля, как уже было отмечено, постоянно сокращается с появлением в Сирии российских войск.

 

 

ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1