Гримассы высокой украинской политики: Поджог Шокина. Григорий Игнатов

   Дата публикации: 04 ноября 2015, 14:20

 

В комментариях по поводу тех или иных украинских событий, частенько используется сравнение с «ночью длинных ножей» в нацистской Германии. Это чаще всего верно, методы совпадают, но отчего бы тогда не вспомнить и прочие эпизоды гитлеровской борьбы за абсолютную власть – например, поджог Рейхстага. Тем паче, что совсем недавно произошло комичное покушение на генпрокурора Шокина, которое по своей абсурдности ничем не отличается от инсценированного пожара в немецком парламенте, который «повесили» на коммунистов.

 

Гримассы высокой украинской политики: Поджог Шокина

 

Комментировать украинскую политику и ее «тактические ходы» всегда приятно именно в силу простоты и пещерной примитивности. Ах, арестовали Корбана, и нужно немного понагнетать, чтобы не было сомнений в его виновности? Не вопрос, сейчас произойдет какой-нибудь теракт с абсолютно прозрачными связями с недавним арестом. Ну, конечно, не совсем настоящий теракт – так, понарошку, показательно-демонстративный.

 

Итак, вечером 2 ноября генпрокурор Украины Виктор Шокин, «государева метла», сидел с несколькими сотрудниками в собственном кабинете за опущенным шторами и пуленепробиваемыми стеклами. Вдруг («откуда ни возьмись» — хочется добавить) появился в здании напротив (внутри самого двора Генпрокуратуры) снайпер и трижды выстрелил в окна шокинского кабинета. Но просчитался супостат – спасли Железного Виктора крепкие стекла его предшественника, Пшонного Виктора. Снайпера, конечно, так и не поймали, но вся страна замерла – главный борец с президентскими врагами оказался на волосок от смерти.

 

На самом деле, если оставить былинный тон, последнее предложение (ради которого все и затевалось) – далеко от реальности. В действительности же вся страна разразилась злорадным хохотом, который перешел в истерику после слов Анатолия Матиоса (тоже главного прокурора, только военного) о том, что подлый убийца целился сквозь шторы по тепловизору.

 

Немедленно возник ряд вопросов, на разные лады повторяющихся в соцсетях и остающихся без ответа. Вопрос, надо признать, убийственные:

 

— как снайпер знал, в какое окно стрелять, если снаружи непонятно, где окна приемной, а где – самого кабинета, и более того, где в этот момент находится сам Шокин? Стреляли, однако, именно в окна кабинета, что говорит о знании внутренней планировки помещений, куда обычные люди войти не могут;

 

— если снайпер или его сообщники бывали внутри, то почему они не смогли узнать о пулестойких окнах?

 

— зачем было так усложнять всю задачу, стреляя по зашторенным окнам с опущенными роллетами, то есть – наугад?

 

— как мог помочь снайперу тепловизор, который бесполезен при наведении на помещение с температурой почти на уровне человеческого тела, и с большим количеством горячих предметов – батарей отопления, электроприборов и пр.? И, самое главное – как тепловизор может «видеть» сквозь двойное стекло?!

 

— если, в конце концов, знали о пулестойких окнах (которые, вообще-то, рассчитаны на пулю из АК, а не на мощный патрон СВД), почему нельзя было использовать РПГ, «Муху» или ПТУР, которые сейчас давно перестали быть дефицитом в Украине?

 

Люди в блогах пишут преимущественно одно и то же: «гребанный цирк!». Да и что тут еще скажешь?

 

Мы, тем временем, можем констатировать: в своей внутриклановой борьбе украинская власть в лице Порошенко и компании берет все новые и новые высоты подлости. Политически мотивированные аресты и уголовные дела – это, что ни говори, одно, в том смысле, что виноваты в темных делишках там все, и поэтому большинство компромата имеет вполне объективную основу. Кого ни возьми в украинском политикуме – найдется, за что посадить и без всяких подтасовок. Но устраивать такие подставные «теракты» — это уже перебор. Ну ладно, пожалели людишек шокинских и его самого в этот раз, а в следующий ведь могут кого-то и подставить под пулю. А на месте снайперской лежки потом найдут «визитку Корбана».

 

Пугающий термин «сакральная жертва», похоже, начинает обретать политтехнологическую популярность в украинской борьбе за власть. Правда, стоит отметить, что в Германии рейхстаг таки сгорел – то есть, к вопросу подошли не мелочась, основательно, а тут — «какая страна, такой и теракт»: выстрелы есть, а жертв нет.

 

— Слушай, ну кого на роль «сакральной жертвы поставим?

 

— Давай Шокина.

 

— Давай!

 

 

— Отлично все прошло, три пули в окно, все целы!

 

— А почему Шокин жив?

 

— А зачем прокурорами разбрасываться? Теракт не последний, а с «сакральными жертвами» напряженка, экономить надо.

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1