Ночь тупых вилок. Анастасия Скогорева

   Дата публикации: 01 Ноябрь 2015, 12:27

 

Человек — существо, которое никогда до конца не бывает удовлетворенным, все ему что-то и где-то не так, и это — его естественное состояние. Типа, трава зеленая, но могла бы все же быть позеленее, небо голубое, но могло бы быть поголубее, зарплата высокая, но могла бы быть повыше, дети хорошие, но могли бы быть послушнее и т.д. Очевидно, что ничто человеческое не чуждо и мне, и вчера я могла лишний раз в этом убедиться.

 

 

Это, собственно говоря, я об аресте Геннадия Корбана, и даже не столько об этом событии, сколько о той трактовке, которую предложили, узнав о нем, многие политики, политологи, блоггеры и т.д.

 

Только ленивый не помянул, рассуждая о причинах задержания почетного рейдера Украины, и о возможных последствиях этого действа для него Ночь длинных ножей.

 

Событие, что и говорить, знаковое, заслужившее особого рассмотрения на Нюрнбергском процессе. И очень хорошо, что люди о нем помнят, но, на мой взгляд, не очень хорошо, что они вызывают его тень и к месту, и не к месту. Потому, что, по моему убеждению, не стоит сравнивать хрен с морковкой, ворону с орлом, а то, что произошло на Украине — с тем, что произошло в Германии более 80 лет назад.

 

Начнем вот с чего — какие цели ставил перед собой каждый из инициаторов событий?

 

Адольф Гитлер, несмотря на всю его эпатажность, был человеком неглупым, и поэтому достаточно быстро понял, что для того, чтобы вести войну (а в том, что Германия ее будет вести, он не сомневался) нужны три вещи — деньги, деньги и еще раз деньги. Своих у Германии на тот момент не было, ибо НСДАП пришло к власти на волне Великой Депрессии, которая премило докатилась до этой европейской страны из США. Значит, нужно были то, что мы сейчас называем, западными инвестициями. А американские и европейские банкиры и промышленники брезгливо воротили носы при виде человекоподобных в коричневых рубашках, справедливо полагая, что бизнес невозможен в стране, где гамадрилы шляются по улицам.

 

Есть вероятность, что и нынешняя киевская власть действует, исходя из того же посыла.

 

Но есть и нюанс: Гитлер был к моменту Ночи длинных ножей новым главой германского государства.

 

Порошенко правит Украиной без малого два года, и все имели возможность убедиться, что как государственный деятель он — ноль без палочки. Точнее, ноль без Пайетта.

 

Поэтому в подобные показные акции по усмирению гамадрилов инвесторы вряд ли поверят, а вот в то, что через какое-то время произойдет очередной сговор — поверят легко и непринужденно, потому что, скорее всего, именно этим все в который уже раз и закончится.

 

Вторая причина, по которой Гитлер устранил штурмовиков, — отношение к последним армии, то есть предшественницы Вермахта. О том, какие конфликты были между ней и боевиками Рема, как относился командный состав Рейхсвера к «коричневым», написано много и подробно.

 

Ну, а коль скоро на повестке дня была подготовка к масштабной войне, то поддержкой армией надо было заручиться. И с этой целью было проведено соответствующее мероприятие, которое незамедлительно расположило к Гитлеру людей в военной форме.

 

Украина — опять-таки совсем другое дерево. По прошествии полутора лет АТО выяснилось, что найти различия между ВСУ и добровольческими карательными батальонами, сформированными по принципу Эрнста Рема, — задача ничуть не менее сложная, чем найти различия между ИГИЛ и умеренной оппозицией в Сирии.

 

То есть, тут все как в известном анекдоте про невидимого суслика, только немного переиначенном — «Различия видишь? — Да. — А их нет».

 

Соответственно, зачем нужно уничтожать украинских штурмовиков, если на лояльность армии к власти это никак не повлияет?

 

Все, на мой взгляд, проще. Местные выборы показали реванш региональных элит, поэтому Киев стремится прижать к ногтю самых отъявленных «сепаратистов». И очень хорошо, что эти самые «сепаратисты» — бывшие союзники: как говорится, бей своих, чтобы чужие боялись.

 

Бей «коломойш», чтобы не рыпались «регионалы», или «самоудовлетворенцы», или филиал Йоббика в Закарпатье, или «бурджаковцы», или кто бы там ни был.

 

Короче, это — очередное решение локальной задачи при игнорировании более системных задач.

 

При таком раскладе Ночь длинных ножей превращается в Ночь тупых вилок.

 

Но ведь недаром уже неоднократно отмечалось, что Украина — это пиратская копия Третьего Рейха, причем с «зашитыми» в нее системными сбоями.

 

 

Анастасия Скогорева 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1