Сирия, Глазьев и либеральный морок

Дата публикации: 31 Октябрь 2015, 23:45

 

Всё-таки не экономический мы народ, золотому тельцу не поклонимся.

 

 

Уровень жизни объективно падает, рубль, прямо сказать, не дорожает, продукты, наоборот, дорожают – а люди, простые люди, одобряют действия власти! Вот и рейтинг Путина достиг исторического максимума – почти 90%. Путин нынче – самый популярный глава государства в мире.

 
Что же так всколыхнуло общественное мнение? Представьте себе – удачные авиаудары в Сирии.

 
Что простому россиянину до той Сирии, которую не всякий и на карте сыщет? А вот есть дело! Не до Сирии, конечно – до себя. Успешная боевая операция словно возвращает нас к себе. К своей исторической роли – к роли великой державы. Князь Безбородко, министр иностранных дел при Екатерине II, в конце своей дипломатической карьеры говорил молодым русским дипломатам: «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела».

 
Такое положение дел для русской души, для коллективного бессознательного (это я для тех, кто не верит в душу) – наинормальнейшая норма. Русскому человеку важно себя уважать. А уважает он себя, когда живёт в великой, уважаемой в мире, влиятельной стране, способной дать отпор мировым стервятникам, защитить слабых, отстоять зону своих интересов. В международных же делах уважают только того, у кого быстрые танки, мощные пушки, точные ракеты. Так было в древние времена, когда дрались дубинками, и сегодня мало что изменилось.

 

Вернее, ничего не изменилось.

 
Если есть самоуважение – русский человек может перетерпеть бытовые неудобства и даже лишения. Лишь бы было ощущение справедливости происходящего. В 90-е годы, когда страна разрушалась, люди начали просто-напросто вымирать, хотя подлинного голода не было.

 

Отчего вымирали? От чувства никчёмности, от потери самоуважения, от бесперспективности существования. Оттого, что их пытались заставить жить чужой и чуждой жизнью по чужим прописям. Пытались тогда внедрить в умы и сердца западную религию Мамоны: не надо-де нам никакого величия – были бы деньги. Помню, вероучители проповедовали: уровень цивилизованности страны определяется количеством и благоустройством общественных нужников.

 

Не прижилась такая философия. И слава Богу, что не прижилась. Не потому что плохая, а потому что нам не подходит.

 
А вот что подходит русскому человеку и что греет русскую душу – это народ хорошо понимает и, как может, выражает это. У него не так уж много способов выразить это понимание – вот он и формулирует своё общее мнение рейтингом Президента. И дело не в личности Путина, а в том возвращённом людям русском смысле: мы – сильные, мы – справедливые, мы помогаем тем, кому трудно.

 
Есть и ещё мотив: мы – умелые. Одна продавщица, путаясь в технических подробностях, радостно пересказывала мне известия, о том, какая воюет в Сирии чудо-техника и как точно попали наши лётчики куда надо. Нет, у неё нет ни мужа, ни сына в Сирии, и к боевой авиации она не имеет никакого касательства, а – радость: умеем, когда захотим. Очень уж надоело быть убогими, второсортными, косорукими.

 
Вот в такой обстановке происходит неожиданное. Вернее, такое, чего уж и ждать перестали. А именно – робкая попытка, даже не попытка ещё, а попытка попытки отступить от либеральных экономических догм. Догмы эти, прямиком исходящие из принципов Вашингтонского консенсуса, уже разорили нашу промышленность, отбросили назад сельское хозяйство, разрушили науку, оглупили образование. И высасывание живых соков из страны в пользу её геополитических противников успешно продолжается. Хочется сказать: пока продолжается.

 
Потому что случилось удивительное. Главная экономическая новость недели – очередной всплеск дискуссий и споров вокруг предложений Сергея Глазьева, озвученных в ходе заседания Столыпинского клуба. О предложениях Глазьева надо написать отдельно. Сейчас лишь в двух словах.

 
Предлагается введение валютного контроля, что должно уменьшить гигантский отток капитала из страны. Эдак до полного госконтроля за трансграничным движением капитала дело дойдёт. Давно пора! Печатать не менее 1,5 трлн. Руб. в год в течение пяти лет, чтобы снять кредитный голод у предприятий. Наше народное хозяйство хронически недофинансировано.

 

Коэффициент монетизации экономики (отношение количества денег к ВВП) – 47%, при среднемировом уровне – в 125%. Якобы боятся разогнать инфляцию. В результате борьба с инфляцией оборачивается борьбой с любой хозяйственной деятельностью…

 
Идеи Глазьева все больше завоевывают умы экономических экспертов, от них уже труднее отмахнуться. И это, мне кажется, самым прямым образом связано с поворотом России к своей истинной роли – сильной и независимой державы. Дело это трудное, но наш народ переживал и не такие трудности.

 

Главное: либеральный морок должен рассеяться, а экономика вновь стать тем, чем должна быть – народным хозяйством.

 

По-другому ни сильной, ни независимой страны у нас не получится. Похоже, это начинает осознаваться.

 

Татьяна Воеводина

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1