Решится ли Эрдоган воевать в Сирии против своих союзников по НАТО. Станислав Тарасов

   Дата публикации: 31 октября 2015, 11:43

 

Операция «Большой Ближний Восток» входит в промежуточную фазу

 

Президент Турции Реджеп Эрдоган в совместной телевизионной передаче «Беседа с президентом» на каналах 24 и 360 выступил с сенсационным заявлением. На вопрос журналиста о том, когда будет поставлена последняя точка в борьбе с террором, он ответил: «Это долгая борьба, не надо обманывать ни себя, ни народ. Террористов поддерживает Запад. PКК (Рабочая партия Курдистана), DHKP-C, HPG, PYD («Отряды народной самообороны», ведущей военной силы Сирийского Курдистана), Daesh («Исламское государство») — составные части войны против турецкого народа.

 

 Реджеп Эрдоган

 

Они действуют коллективно по указке из одного центра. Правительство Турции предпринимает необходимые шаги для борьбы с террором и это будет продолжаться». При этом Эрдоган, реагируя на объявление сирийскими курдами о создании автономии в городе Телль-Абъярд недалеко от границы с Турцией, отметил, что турецкие «власти готовы сделать все, чтобы предотвратить создание сирийскими курдами, которых поддерживают США, автономии вблизи государственной границы», и что Анкаре «не нужно чье-либо разрешение, мы будем делать то, что необходимо».

 

Эксперты расценили это как предупреждение Турции о готовности провести военную операцию в Сирии. Но проблема не только в создании автономии в Телль-Абъярде, о чем Анкара ранее была информирована и пыталась упредить такое развитие событий через введение в приграничных частях Северной Сирии так называемой «буферной зоны». Дело в том, что, согласно сообщениям курдских информационных порталов, силы коалиции США без участия Турции и с опорой на сирийские курдские формирования планируют освободить от «Исламского государства» (ИГ — структура, запрещенная в России) сирийскую Ракку, прежде чем двинуться дальше на иракский Мосул. В этой связи агентство BasNews утверждает, что военные американские советники и сирийские курдские формирования («Пешмерга Рожава») с участием «Отрядов народной самообороны» (YPG) готовятся и к операции в районах вблизи границы Сирии с Турцией. Более того, пресс-секретарь администрации сирийского Кобани Ибрагим Курдо дал понять, что наступил момент для координации действий сирийских курдов с Москвой. А США заявили о намерении направить в Сирию соединения спецназа и в Ирак дополнительные вертолеты. Министр обороны США Эш Картер разъяснил по этому поводу: «Мы не собираемся отказывается от поддержки наших партнеров, способных осуществлять атаки против ИГ. Мы также будем непосредственно участвовать в этих операциях, как нанося удары с воздуха, так и наземными действиями».

 

В этой ситуации угрозы Анкары начать в одностороннем порядке сухопутную операцию в Сирии под предлогом «защиты туркоманов» от курдов или от Дамаска выглядит либо как неуклюжий шантаж, либо как готовность осуществить серьезную внешнеполитическую авантюру с серьезными последствиями для страны. Напомним, что ранее Турция пыталась убедить США и других своих союзников по НАТО в необходимости организации на турецко-сирийской границе по ливийскому примеру так называемой бесполетной зоны безопасности. Этот проект не был поддержан, хотя Анкара, вступив в возглавляемую американцами международную коалицию по борьбе с «Исламским государством», не раз наносила авиаудары по позициям сирийских и иракских курдов, считая их «такими же террористами как и ИГ». Но представить ситуацию, при которой она решится на оккупацию Сирии, станет воевать с союзниками США в борьбе против «Исламского государства», а также против сил, которые взаимодействуют с сирийскими правительственными войсками, было практически невозможно. А вот обрисовать контуры операции, при которой Турция проигрывает курдскую карту» — как раз можно.

 

По данным турецкой оппозиционной газеты Zaman, заявлениям Эрдогана предшествовали два телефонных разговора с президентом США Бараком Обамой. «Ситуация действительно серьезная, — отмечает газета. — Для Анкары угрозу ее интересам представляют Асад, а также партия «Демократический союз» (PYD) и YPG, связанные с РКК. Военную поддержку одной из этих угроз (то есть Асаду — С.Т.) оказывает Россия, а другой — ее «стратегический партнер» на Западе в лице США. Более того, и Вашингтон, и Москва фактически соперничают друг с другом за то, чтобы удержать сирийских курдов в своих рядах под своим контролем». Однако Москва осторожно относится к контактам с курдами, хотя 1 октября министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что курды представлены в информационном центре по координации борьбы с террористической группировкой ИГ в Багдаде. Позднее заместитель главы МИД России Михаил Богданов уточнил, что Москва не поставляет вооружение сирийским курдам. А информацию, будто бы в российской столице обсуждался вопрос об открытии официального офиса Сирийского Курдистана, источники в МИД опровергли. В то же время, если вспомнить катарские переговоры Лаврова и госсекретаря США Джона Керри с их коллегами из стран Персидского залива в первых числах августа, то российская сторона, раскрывая детали плана президента Владимира Путина по нейтрализации исламистов в Сирии, предлагала создание широкой коалиции с участием сирийской и иракской армий, курдов и стран региона. И, видимо, не случайно турецкие ВВС совершили мощные авиаудары по позициям РКК в Ираке, а президент Эрдоган до этого объявил о приостановке примирения с курдами — политического процесса, запущенного Анкарой два года назад.

 

На венском переговорном формате по сирийскому урегулированию курды не представлены. Но это вовсе не исключает их возможное подключение к выработке стратегии по политико-дипломатическому урегулированию в Сирии хотя бы потому, что Вашингтон и Брюссель считают сирийские и иракские курдские группировки ценными союзниками в борьбе с «Исламским государством». Так что Турция, вопреки всем своим прогнозам, оказалась в Сирии в эпицентре противодействия внешним глобальным силам и может быть «разорвана». Как заявил Керри в своем выступлении в Фонде Карнеги, «перед нами стоит задача в Сирии не меньше, чем найти выход из ада». В свою очередь авторитетное французское издание Le Monde diplomatique считает, что стечение обстоятельств во внутренней политике в сочетании со впервые возникшими серьезнейшими геополитическими вызовами «лишили Анкару нравственного долга «наказывать» Асада в Сирии, так как именно курдская проблема в самой Турции поставила под вопрос перспективу ее европейского вектора демократического развития», когда страна приобретает имидж самого циничного манипулятора из всех участников сирийского конфликта. Мантра Эрдогана о существовании «объективного альянса между Асадом и террористами» или приравнивание всех сражающихся с ИГ курдов к самим террористам из «Исламского государства» теряет всякий смысл. Точно так же проваливается и дипломатия, ориентированная на первичное решение проблемы политического будущего сирийского президента Асада.

 

В скором времени в повестку дня мировой дипломатии, возможно, в форматах сирийского и иракского урегулирований будет введена интернационализация курдской проблемы, которая станет проецироваться на транснациональный конфликт с участием Сирии, Турции, Ирака и Ирана, что сопряжено с увеличением количества новых дипломатических инициатив. Согласно данным британской газеты Guardian, в настоящее время представители администрации США рассматривают новые варианты военных действий и политических операций на Ближнем Востоке. При этом, несмотря на протесты Анкары, Вашингтон рассматривает возможность более тесного взаимодействия с вооруженными формированиями сирийского курдского ополчения, которые вытеснили боевиков ИГ с территории вдоль северной границы Сирии, что рождает новые геополитические реалии. Война против Рабочей партии Курдистана себя не оправдывает, турецкая армия несет небольшие, но постоянные потери, больше психологического характера. При таком ходе событий, когда позиции «Исламского государства» в Сирии и в Ираке станут ослабевать, Турция стоит перед перспективой превращения в основной плацдарм подрывной деятельности против Дамаска, ведь партнеры Анкары по НАТО на ее территории создают лагеря по подготовке сирийских оппозиционеров, с помощью которых она хочет пытаться минимизировать «курдскую угрозу» в ущерб операциям против джихадистов и националистов крайнего толка, которые, по оценкам турецких экспертов, отнесены к «приоритетам второго эшелона». Хотя ситуация на границе Турции и Сирии уже многие сравнивают с пакистано — афганским узлом, что будет вести к появлению новых политических альянсов и комбинаций, которые неизбежны при статусе прифронтового государства.

 

Здесь кроется противоречие и огромная опасность. Одно дело, если мировая дипломатия будет придерживаться принципа сохранения на Ближнем Востоке территориальной целостности государств, другое — если она пойдет по пути юридического закрепления сложившегося реального геополитического статус-кво, чего исключать нельзя. В Вашингтоне не делают секрета из того, что есть проект через сирийских курдов выйти на федерализацию Сирии, как это сделано в Ираке. Но это потом. Сегодня США считают курдов передовым отрядом в борьбе с ИГ в Сирии, и вряд ли эмоциональные всплески Эрдогана изменят такую позицию. Операция «Большой Ближний Восток» продолжается.

 

Станислав Тарасов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1