Метания Обамы. Дмитрий Родионов

Дата публикации: 31 октября 2015, 14:00

 

В начале недели официальные лица США сделали два противоречащих друг другу заявления. Ну, или почти противоречащих.  Согласно заявлению главы пентагона Эштона Картера, Штаты намерены проводить в Сирии и Ираке наземные операции, хотя раньше Вашингтон утверждал, что американское вмешательство в конфликт ограничится ударами с воздуха. Об этом министр обороны сообщил во вторник на выступлении перед комитетом Сената по вооруженным силам.

 

Барак Обама

 

В начале недели официальные лица США сделали два противоречащих друг другу заявления. Ну, или почти противоречащих.  Согласно заявлению главы пентагона Эштона Картера, Штаты намерены проводить в Сирии и Ираке наземные операции, хотя раньше Вашингтон утверждал, что американское вмешательство в конфликт ограничится ударами с воздуха. Об этом министр обороны сообщил во вторник на выступлении перед комитетом Сената по вооруженным силам.

 

В качестве примера Картер привел совместную операцию американского спецназа с курдами на прошлой неделе, в ходе которой были освобождены заложники из тюрьмы в районе города Хавиджа в провинции Киркук на севере Ирака. Кроме того, глава Пентагона заявил о планируемой интенсификации бомбардировок ИГИЛ. По его словам, американская армия намерена сконцентрироваться на освобождении Эр-Ракки в Сирии и столице провинции Анбар в Ираке – Рамади. Кроме того, американцы намерены продолжать оказывать поддержку умеренной сирийской оппозиции, доставляя им оружие и обеспечивая поддержку с воздуха.

 

Официальный представитель Белого дома Эрик Шульц в тот же день заявил, что США намерены воздержаться от наземных операций против ИГ в Сирии. По его словам, ничего подобного тому, что было в Ираке и Афганистане, в Сирии не намечается, возможны лишь «ограниченные спецоперации» совместно с так называемой умеренной оппозицией.

 

В среду Walls Street Journal сообщила, что США рассматривают вопрос о внедрении военных в отряды курдского ополчения или умеренной оппозиции. Ранее Washington Post писала, что президент США Барак Обама рассматривает предложение своих советников по отправке отрядов американского спецназа на территорию Сирии для проведения совместных наземных операций с боевиками умеренной сирийской оппозиции, и что соответствующее решение может быть принято уже на текущей неделе.

 

Подобная несогласованность вызвала закономерную реакцию вовлеченных в конфликт сторон. Так, например, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова иронически посоветовала США определиться с наземной операцией против ИГ.

 

Что за игра кроется за разночтениями в позициях Белого дома? И игра ли это или попытка замаскировать растерянность и молчаливое признание провала всей своей ближневосточной политики?

 

Конечно, первый вывод, который напрашивается сам собой: США, утратив стратегическую инициативу в небе Сирии, хотят перехватить ее на земле. Конечно, это так. Уже писалось о том, что пока сирийская армия при поддержке российской авиации с кровопролитными боями освобождает город за городом, американцы могут попытаться обеспечить своим союзникам победу в «столице» ИГ – Эр-Ракке, тем самым присвоив лавры победителей международного терроризма. Конечно, можно было бы все происходящее рассматривать как некий хитроумный план: втянуть Россию в фактически развязанную Западом войну, заставив ее там понести как минимум финансовые потери, а затем, устранив руками Москвы главных злодеев, объявить о своей победе. Красивая схема, ничего не скажешь.

 

Все было бы так, если бы не одно «НО». Обама не отправит американских военных для участия в сухопутной операции. Просто потому, что это противоречит его тактике, избранной еще перед его первой избирательной кампанией. Помните, с чего начинал Обама? Нобелевская премия мира, обещание закрыть Гуантанамо, обещание вывести войска из Ирака и Афганистана, «перезагрузка» отношений с Россией…

 

С «перезагрузкой» — обычное правило: многие президенты США начинали с обещаний улучшить отношения с Россией, однако заканчивали с прямо противоположным результатом. Обама, к слову, в деле ухудшения отношений с нашей страной значительно превзошел своих предшественников.

 

Обама умудрился к концу своего второго срока оставить своему сменщику острое противостояние с Россией, которое уже многие окрестили новой «холодной войной» и полный крах ближневосточной политики, вылившийся в «арабскую весну» со всеми ее последствиями от крушения привычной геополитической структуры региона до потока беженцев, разрушившего привычный мирный уклад в Европе.

 

Может, дело вовсе не в наследии, может, просто Обама оказался слабым политиком, ставшим президентом на волне протестного голосования и в качестве гротескного апофеоза столь любимого американским избирателем шоу? Ведь даже собственную страну он не смог консолидировать, уступив все позиции в конгрессе республиканцам, в то время, как даже его однопартийцы-демократы никогда не воспринимали его в качестве общего лидера.

 

Нет, ну, правда, когда-то Буш-младший казался нам страшным милитаристом, поджигателем войны и воплощением всего-того зла, которое мы представляли об Америке еще с детских лет, впитывая вместе с советской пропагандой.  Когда пришел Обама, помню, многие на самом деле поверили, что Америка сможет стать нам полноценным партнером не только на словах. Как верили еще в СССР в разгар перестройки. Увы, как и тогда, эти надежды оказались иллюзорными.

 

Где закрытие Гуантанамо? Где прекращение войн в Ираке и Афганистане? Нет, по поводу прекращения войн – попытки сделаны. Итогом этих попыток стало то, что половина Ирака контролируется агрессивной террористической бандой, претендующей на создание пиратского государства на территории нескольких стран, суверенитет которых поставлен под большой знак вопроса. Да и в Афгане дела все хуже и хуже, в итоге Обама, вопреки своему главному предвыборному обещанию, анонсирует, что в 2016-м году в стране останется 9,8 тысяч американских военнослужащих. И снова ни слова о конечном сроке их пребывания…

 

Но самое главное: фактически второй Афганистан, а точнее второе Сомали появилось на месте некогда самой стабильной и богатой страны Африки – Ливии, государственность которой полностью разрушена, полыхает многолетний конфликт в Сирии, и это не предел. Как показали события в Йемене, эхо «арабской весны» может еще аукнуться в любой момент и в любой точке региона.

 

Сегодня Обама уже не выглядит тем «президентом-мечты», которым он казался в далеком уже 2008-м. Сегодня он вообще не выглядит президентом великой державы.

 

Понятно, что Обама не желает уйти из большой политики с репутацией человека, который проиграл все, что можно проиграть. Вот и пытается сделать экстренно какие-то шаги, которые позволят ему остаться в истории. Однако, уверен, он прекрасно понимает, что натворил. Понимает, что противостояние с Россией, война на Украине, в Ливии, в Сирии, в Йемене – это всерьез и надолго, и что его сменщику предстоит работа, которую вряд ли под силу выполнить за два президентских срока кому бы то ни было. Тем более, что все идет к тому, что новый президент будет из т.н. «ястребов», и вряд ли поддержит вполне искренние мирные инициативы Обамы.

 

Вполне искренние, верю. Но крайне бездарно запоротые. Потому Обама и не предпринимает резких шагов: не давит на Украине, не пытается как-то помешать России в Сирии. Просто не хочет еще больше усугубить ситуацию, остаться в истории оплевываемым. Впрочем, особо и не может, ибо мало что контролирует даже у себя в стране. Все, что он может – это помешать конгрессу отправлять оружие на Украину, наложив вето. Что, впрочем, никак не мешает американцам это оружие поставлять нелегально. Так же нелегально, как и все, что делает Америка в Европе и Азии за последние годы, взять хотя бы ту же бомбежку Сирии, на которую не получено согласия ни правительства САР, ни Совбеза ООН.

 

Да, что там в своей стране. Своей недальновидной политикой штаты продолжают отталкивать от себя многолетних союзников в регионе: Саудовскую Аравию и Израиль – за «разрядку» с Ираном, Турцию — за «заигрывания» с курдами. Анкара даже прямым текстом пригрозила ударами по новым «союзникам» США в Сирии. А без одобрения Анкары ничего у Вашингтона в деле выстраивания антиасадовского и антиигиловского фронта из объединения курдов и умеренных оппозиционеров не выйдет. Да, что там говорить, если в Вашингтоне прекрасно понимают, что Турция открыто содержит у себя лагеря боевиков ИГ, спокойно пропускает их через границу, а ничего сделать не может. Хотели бы победить ИГ – начали бы с уничтожения их нефтяных вышек, но нельзя ведь, Турция – главный покупатель нефти ИГ, против будет.

 

Впрочем, «ястребы» в Вашингтоне тоже явно не очень хорошо понимают, что же делать в Сирии. Оттого и путанные, подчас противоречащие друг другу заявления о возможности наземной операции. Сегодня абсолютно все в Америке: и «ястребы», и «голуби», и демократы, и республиканцы осознают глубину провала всей ближневосточной стратегии Америки, выстраиваемой десятилетия, задолго до Обамы, при Обаме лишь с галопирующей скоростью устремившейся в пропасть.

 

По мнению американского политолога Стивена Кинзера, у США в сирийской войне есть «только враги»: режим Асада, «Джебхат ан-Нусра», ИГИЛ, Иран и Россия. Несмотря на то, что США требуют мира, у них нет никакого плана по его достижению. Урегулирование означает, что Вашингтон должен будет примкнуть к одной из сторон.

 

Дмитрий Родионов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1