Почему коррупция на Украине непобедима. Захар Виноградов

   Дата публикации: 30 октября 2015, 12:28

 

Борьбу с коррупцией на Украине активно поддерживают общественность, неформальные структуры, парламент, партийные организации и экспертное сообщество. Но борьба идет с нулевым эффектом — чуть ли не ежедневно в СМИ публикуются очередные факты взяточничества, использования служебного положения, сокрытия или попытки сокрытия фактов коррупции. И обвиняются в ней те, кто должен бороться: генпрокуратура, партии, государственные структуры и даже администрация президента.

 

Почему коррупция на Украине непобедима

 

Толерантный европейский дипломат, посол ЕС на Украине Ян Томбинский не выдержал и перешел к недвусмысленному нажиму на украинскую власть. Как сообщил 27 октября украинский медиа-ресурс «Европейская правда», Томбинский написал письмо в МИД Украины, в котором потребовал наконец приступить к реализации планов по борьбе с коррупцией.

 

 

Особенности коррупции по-украински

 

Вмешательство Европейского союза в борьбу с коррупцией на Украине не случайно. Очарованные лозунгами Майдана («борьба с коррупцией, с олигархами, с авторитаризмом»), европейские дипломаты ожидали хотя бы частичной реализации этих лозунгов. Но не вышло.

 

Несмотря на позитивные намерения украинского правительства, процесс реформ проходит в сложных условиях, а коррупция по-прежнему распространена, утверждает немецкое издание Deutsche Welle со ссылкой на главу группы поддержки Украины при Еврокомиссии Петера Балаша.

 

По мнению европейских дипломатов и независимых экспертов, коррупция на Украине за полтора года, прошедшие после так называемой «Революции достоинства», не только не уменьшилась, а выросла и превратилась в образ жизни целого слоя населения — чиновников, правоохранителей, политиков.

 

Только за последние полгода министерские посты вынуждены были покинуть два высших чиновника, прямо или косвенно обвиненных в использовании служебного положения в личных целях. Под следствием находятся: два заместителя генпрокурора Виктора Шокина, обвиняемые в коррупции (бриллианты и сотни тысяч долларов из их сейфов украинская «Альфа» выгребала пригоршнями и пачками); руководители нескольких государственных структур, например, Национального агентства по обеспечению качества высшего образования и «Укргазнафты»; судьи, руководители правоохранительных органов на уровне областей и городов, депутаты Верховной рады.

 

Конечно, можно только радоваться фактам раскрытия коррупции среди чиновников и правоохранителей. Но есть три обстоятельства, вызывающие сомнения в чистоте мотивов борцов.

 

Первое. Как правило, раскрытие фактов коррупции на Украине происходит не в результате кропотливой работы правоохранителей, а в результате публикации в СМИ «сливов информации» об этих фактах. За этими «сливами» стоят вполне определенные политические и бизнес-структуры.

 

То есть, это не результат очистительной борьбы власти с коррупцией, а результат межклановой борьбы соперничающих структур.

 

Так, например, получилось с увольнением и последующими обысками у бывшего руководителя «Укргазнафты» Юрия Касича. Просто на его место администрация президента решила поставить другого человека. Компромат на Касича «засветили» президенту, затем выдали в СМИ, и после возбудили против него дело. По той же схеме реализовали и дело бывшего министра экологии Игоря Шевченко.

 

Второе. За публикацией обвинений в СМИ вовсе не обязательно следует отстранение от должности и возбуждение уголовного дела, если соответствующий чиновник или политик лоялен к президенту и его вертикали.

 

Так, уже несколько месяцев прокуратура Австрии ведет дело о коррупции и отмывании преступно нажитых средств руководителем администрации президента Борисом Ложкиным. Австрийские правоохранители делают запросы в генпрокуратуру Украины, сообщают об этом в СМИ, но Ложкин продолжает руководить президентской администрацией. И таких примеров — десятки.

 

То есть борьба с коррупцией ведется избирательно, и тех, кто находится под защитным зонтиком президентской власти, она не касается.

 

Третье. Если отдельные сотрудники правоохранительных органов добиваются возбуждения и ареста высокопоставленных украинских чиновников, их за это жёстко наказывают. Наказывают тех, кто действовал по своей инициативе, не согласованной с генпрокурором или администрацией президента.

 

Так, например, против замгенпрокурора Давида Сакварелидзе, вскрывшего коррупцию среди своих коллег, заместителей генпрокурора Шокина (сам генпрокурор в это время был в отпуске) следователи той же генпрокуратуры возбудили несколько уголовных дел, которые потом пришлось закрыть.

 

Спустя несколько недель Сакварелидзе тихо отправили из Киева в Одессу — руководить областной прокуратурой. От более серьезного наказания его спасло только то, что он — член команды тамошнего губернатора и друга президента Саакашвили.

 

 

План по борьбе с коррупцией от ЕС

 

Европейский союз борется с коррупцией на Украине привычными ему методами — внешнеполитическим давлением и угрозами экономических (в нашем случае — финансовых) санкций.

 

Выглядит это так. ЕС, во-первых, еще нынешней весной предложил Украине создать независимую Специальную антикоррупционную прокуратуру (САП).

 

Во-вторых, европейцы увязали создание САП с Планом действий по визовой либерализации. То есть, сказал Брюссель Киеву, создадите эффективно работающую САП — предоставим вам безвизовые въезд в ЕС, не создадите — будете посещать Европу по визам и с ограничениями.

 

В-третьих, весной 2015-го года Брюссель пообещал Киеву макрофинансовую помощь в 1,8 млрд евро. В мае дал 600 миллионов, а второй транш в 1,2 млрд евро прямо увязал с созданием антикоррупционной прокуратуры.

 

С тех пор украинская власть неоднократно намечала сроки создания САП. И каждый раз их переносила. Для начала решили создать не САП, а комиссию общественности, которая и должна произвести назначение независимого антикоррупционного прокурора.

 

Генпрокурор Шокин понял так, что независимый антикоррупционный прокурор будет у него заместителем. Шокина в Брюсселе поправили: независимый — значит, никому не подчиненный, то есть совсем независимый, который назначается не Генпрокурором, не президентом, а общественностью.

 

 

Наблюдение за наблюдателями

 

Создание комиссии, которая должна назначить независимого антикоррупционного прокурора, началось с использования служебного положения руководителей страны в личных целях.

 

На очередном заседании Национального совета реформ президент и генпрокурор предложили ввести в комиссию четырех заместителей Шокина, часть из которых были замешаны в «бриллиантовом деле» генпрокуратуры (то, за которое Сакварелидзе отправили в Одессу).

 

Об этом в своем блоге сообщил участник заседания, глава правления Центра противодействия коррупции, эксперт антикоррупционной группы Реанимационного пакета реформ Виталий Шабунин.

 

По его словам, «сейчас у президента есть все инструменты, чтобы прямо влиять на большинство в конкурсной комиссии, которая будет принимать окончательные решения», поскольку семь ее членов (четверка генпрокурора Шокина плюс тройка из Блока Петра Порошенко) из одиннадцати членов, по сути, зависимы от администрации президента».

 

Президент тогда успокоил общественность, мол, «кандидаты Шокина» согласованы с послом ЕС Яном Томбинским. В итоге чиновники, подозреваемые в связях с прокурорскими коррупционерами, вошли в состав комиссии по созданию независимой антикоррупционной прокуратуры.

 

Узнав об этом, Ян Томбинский, с которым никто ничего не согласовывал, и написал письмо в МИД Украины, в котором потребовал заменить «четверку Шокина».

 

«По мнению экспертов, опубликованному в отчете по результатам визита на Украину, — говорится в письме Томбинского, — процесс избрания специальной антикоррупционной прокуратуры рискует стать высоко политизированным и дать чрезмерное влияние генеральному прокурору Украины».

 

Посол ЕС предлагает, чтобы новых кандидатов определили представители гражданского общества.

 

А что же сам президент?

 

Он наблюдает. Не за процессом создания антикоррупционной прокуратуры, а за «береговыми защитными сооружениями» в поселке Козин Киевской области.

 

Дело в том, что президент Порошенко арендовал на 50 лет участок земли размером в 0,75 га в этом красивом месте на берегу реки, где построил свое поместье с белоснежным сказочным дворцом в центре. Правда, по документам цель аренды — не строительство дворца, а «наблюдение за береговыми защитными сооружениями», стоимость аренды — 1 тысяча долларов в год, что по оценке экономиста и депутата парламента Украины Игоря Луценко, «где-то раз в 100 меньше (реальной стоимости — ред.), а может и в 200».

 

Поэтому-то коррупция на Украине пока и непобедима.

 

Захар Виноградов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1