Будет ли Россия вооружать афганцев? Борис Саводян

   Дата публикации: 30 октября 2015, 10:56

 

Афганистан — это уравнение с десятками, а может быть, и сотнями переменных

 

В последнее время российская и западная пресса заговорили о том, что Россия, так активно проявившая себя в Сирии, может вмешаться и в вялотекущий афганский конфликт. Поводом для этого стало недавнее обращение президента Афганистана Ашрафа Гани к России с просьбой о военно-технической помощи в целях укрепления вооруженных сил. Пресс-секретарь главы государства Зафар Хашими отметил, что власти рассчитывают на безвозмездную военно-техническую помощь от Москвы, но и при отсутствии такой возможности не будут отказываться от заключения контракта. «В том случае, если российская сторона запросит плату, афганское правительство приобретёт ограниченную партию техники, но расплатится за неё своими собственными бюджетными средствами», — уточнил он.

 

Будет ли Россия вооружать афганцев?

 

Ранее запрос о российских военных поставках в Афганистан обсуждался на Московской конференции. Афганские делегаты обратились к России с просьбой о поставках авиационной техники и боеприпасов. О достигнутой представителями двух стран договорённости сообщил спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов, уточнивший, что в Афганистан планируется поставить боевые вертолёты модели Ми-35. Тем не менее российские власти не намерены прибегать к прямому вмешательству в афганский конфликт. Об этом сообщил российский посол в Кабуле Александр Мантыцкий. «Мы предоставим некоторое содействие, но это не означает, что хоть один российский военный будет служить на афганской земле, — подчеркнул он. — Почему мы должны нести бремя задачи, не решённой американцами и странами НАТО?»

 

Как и следовало ожидать, вслед за сообщениями о планах поставок российских вооружений в Афганистан последовало активное обсуждение этой темы в западной прессе, у которой на такие события особый нюх. Как сообщает американская Wall Street Journal, указанные события послужили поводом для распространения пророссийских настроений в афганских политических кругах, отдельные представители которых выражают надежду на поддержку Москвы вплоть до непосредственной военной помощи, потребность в которой лишь усилилась с выводом основной части контингента НАТО. А сенатор Джон Маккейн заявил, что афганское правительство ищет помощи у России из-за того, что Барак Обама ограничил американское вмешательство в события на территории ИРА. «Как в Ираке, Сирии, на Украине и во многих других местах мира — проваленное лидерство в очередной раз оставляет вакуум, чтобы его заполнили наши противники», — считает Маккейн. Wall Street Journal отмечает, что Афганистан может стать новой точкой противостояния России и США. По оценке издания, президент Афганистана попросил Москву предоставить артиллерию, стрелковое оружие и вертолеты Ми-35, тем самым дав возможность для нового витка соперничества двух стран.

 

Впрочем, следить надо теперь не за реакцией на действия нашей страны, а за тем, что будет происходить на деле. События, как представляется, получат ещё большее ускорение — «ковать железо надо, пока оно горячо». А в Афганистане сейчас очень «горячо». «Серьёзные опасения вызывает эскалация напряжённости в Афганистане. Сейчас на северных границах этой страны сосредоточены многочисленные бандитские формирования, входящие в движение «Талибан». Часть из них также встала под знамёна «Исламского государства», что привело к резкому росту угрозы вторжения террористов в Центральную Азию», — заявил директор ФСБ Александр Бортников на заседании Совета руководителей органов безопасности и спецслужб стран СНГ. По его словам, безопасности стран СНГ угрожают и боевики, возвращающиеся из «горячих точек» на Ближнем Востоке и в афгано-пакистанской зоне.

 

О том, что ситуация в Афганистане стала совсем не простой, говорит и недавний приезд в Россию одного из самых ярких и влиятельных афганских лидеров — генерала Абдул-Рашида Дустума. Недаром во время своего визита он призвал должностных лиц страны к поддержке в борьбе с терроризмом. Судя по решительному настрою президента России Владимира Путина на искоренение терроризма, скорее всего, такая поддержка будет оказана. Однако может возникнуть и ряд вопросов.

 

В интервью порталу «Афганистан.Ру» афганский политический деятель, депутат Национального парламента Абдул Хафиз Мансур, отвечая на вопрос о причинах резкого обострения ситуации на севере страны, отметил, что проблема падения Кундуза не была связана с уровнем подготовки афганских сил. По его мнению, почву для присутствия там талибов создали «некоторые афганские государственные деятели». В день сражения в городе не было ни мэра, ни начальника службы национальной безопасности. Как будто город приглашал боевиков. Как один из результатов, кроме сотни джипов, миллионов конфискованных в местных банках долларов, в руки талибов попали тысячи единиц стрелкового оружия. Если, как говорит Мансур, «в правительстве Афганистана есть люди, которые оправдывают преступления талибов» и «хотят, чтобы север был нестабильным, а по мнению многих афганских аналитиков, возвращение талибов к власти — вопрос времени, может возникнуть вопрос: не окажется ли это оружие в руках талибов? Ведь такое уже было в истории Афганистана.

 

Во время советского военного присутствия в этой стране недостатка в вооружениях никогда не было. А перед нашим уходом оттуда создавались трехмесячные запасы материальных средств в ключевых районах страны и на сторожевых заставах. Для этого в Афганистане работала специально созданная оперативная группа Генерального штаба ВС СССР. Всего заложили 85 061,9 тыс. различного имущества и боеприпасов. Техника и боеприпасы складировались, простаивали без применения, но афганцы просили еще и еще. Между тем не раз случалось, что оружие попадало в руки моджахедов. Так, 7−8 августа 1988 года Кундуз был оставлен афганскими войсками. Его гарнизон составлял три батальона МГБ и два батальона МВД. Моджахеды, имея силы в 3−4 раза меньшие, без боя захватили его. При этом часть гарнизона сразу же перешла на сторону мятежников, остальные были разоружены или бежали в район близлежащего аэродрома.

 

Или вот другой пример. Севернее Кабула в уезде Шакардара дислоцировался афганский зенитно-ракетный дивизион. Его следовало вывести в предместье Кабула и тем самым не создавать в районе конфликтную ситуацию среди местного населения, которое полностью находилось под влиянием мятежников. По этому району артиллерией было израсходовано более 9 тыс. снарядов и мин, штурмовая авиация совершила 169 самолето-вылетов. При такой поддержке можно было уверенно держаться месяцы любому гарнизону. Однако защитники Шакардара, продержавшись четыре дня, бросили оружие, боевую технику и разбежались под давлением пропаганды мятежников.

 

Что касается боеприпасов, то президентом Наджибуллой проводилась линия, по которой никаких норм и порядка расхода не должно быть. Он часто применял фразу: «Противник засыпает нас снарядами, а мы придерживаемся каких-то норм». Военным с ведома Наджибуллы ничего не стоило, например, при передислокации частей из одного пункта в другой и в ходе выполнения боевых задач уничтожить в прежних районах дислокации большое количество техники, боеприпасов, горючего и других материальных ценностей. Примеры: при выводе 2-й пехотной дивизии из Паджшера в 64-м пехотном полку потеряно: 76-мм пушек — 4,82-мм минометов — 9, ЗПУ — 2, ДШК — 1, АКМ — 180. Таких примеров можно привести много.

 

Афганское руководство постоянно требовало дополнительных поставок вооружения, техники, боеприпасов, но при этом не проявляло бережливости. Оно наверняка знало, что любые их просьбы будут советской стороной удовлетворены. Как будет на этот раз, покажет самое ближайшее время. Потому что Афганистан — это уравнение с десятками, а может быть, и сотнями переменных, это уравнение меняется каждую секунду, и картина этой страны, словно калейдоскоп, не останавливается ни на мгновенье.

 

Борис Саводян

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1