Герои и гиены. Кирилл Бенедиктов

   Дата публикации: 28 октября 2015, 12:39

 

То, чего так долго ждали «доброжелатели» России, наконец случилось. В Сирии погиб первый российский солдат.

 

Вадим Костенко

 

Еще две недели назад глава Пентагона Эштон Картер заявил: «Я ожидаю, что в ближайшие дни русские начнут нести потери в Сирии».

 

Несколько позже «большие потери» нашим ВКС предрек командующий сухопутными войсками в Европе генерал Бен Ходжес. «Как только они начнут терять людей и самолеты, что неизбежно… не знаю, сколько времени им понадобится, чтобы выдержать всё это», — размышлял он в интервью военному еженедельнику DefenseNews.

 

Но это, можно сказать, эксперты. Публика же попроще — журналисты, блогеры — особо не смущаясь, использовала выражение «второй Афганистан».

 

Отдельно стоит упомянуть известные своей склонностью к мрачным фантазиям украинские СМИ, которые информировали читателей о прибывших в Севастополь гробах с телами российских морпехов. Правда, читатели, привыкшие к новостям о дивизиях бурятских танкистов и батальонах псковских десантников, регулярно уничтожаемых доблестными ВСУ, остались разочарованы — морпехов, если верить УНИАН (что вообще-то звучит оксюмороном), было всего 26.

 

Отметилось и уважаемое агентство Reuters, сообщившее — со ссылкой на источник в сирийском правительстве — о гибели трех российских военнослужащих в результате обстрела боевиками Латакии. Но ни та ни другая информация, как и следовало ожидать, не подтвердилась.

 

Во вторник, однако, Минобороны РФ официально признало гибель своего военнослужащего в Сирии. 19-летний Вадим Костенко из села Гречаная Балка Краснодарского края, по официальной версии, покончил жизнь самоубийством на авиабазе Хмеймим. Вроде бы из-за ссоры со своей девушкой.

 

Гибель Костенко во вторник стала новостью номер один в российских СМИ. Учитывая общественный интерес к этому трагическому событию, можно предположить, что журналисты очень скоро раскопают и преподнесут читающей публике все подробности его отношений с девушкой (фотографии которой уже появились в интернете). Наверняка вспыхнут споры о том, покончил ли Костенко жизнь самоубийством или же его убили (как полагают родственники).

 

Вопрос этот очень тонкий —  действительно, для молодых парней, ушедших служить и оставивших свою любовь на гражданке, иные письма и эсэмэски могут быть опаснее пуль и осколков. Но правда и то, что чиновники Минобороны ревностно пекутся о чести мундира и могут использовать сюжет с «разладом в отношениях» для маскировки неудобной правды.

 

Очевидно одно: не имея доступа к фактам и опираясь лишь на слухи и сообщения СМИ, рассуждать о том, как именно погиб Вадим Костенко, как минимум непрофессионально, как максимум — непорядочно.

 

Но есть в этой печальной истории и другой аспект, о котором и можно, и нужно поговорить. Тут все факты как раз налицо, задокументированы скриншотами соцсетей. Речь идет о тех людях, благодаря которым трагическая смерть Костенко и стала событием, вызвавшим общенациональный интерес.

 

Изначально о гибели Вадима Костенко сообщила некая команда Conflict Intelligence Team (CIT), занимающаяся поиском информации о погибших российских военнослужащих. Только раньше CIT «специализировалась» на Украине, а теперь переключилась на Ближний Восток.

 

Фронтменом группы выступает некто Руслан Левиев — «блогер», «гражданский активист», как представляет его «Эхо Москвы» (на этой радиостанции он частый гость). Любовь «Эха» к Левиеву на первый взгляд выглядит странно, потому что Левиев неоднократно заявлял о том, что он националист. Но националист он, по-видимому, очень специфический, предпочитающий испытывать стыд за Россию, которая ведет себя как-то не так, как хотелось бы Левиеву.

 

Такой «национализм» хорошо укладывается в либеральные схемы. К тому же Левиев не уточнял, национализм какого именно народа он имеет в виду, а между тем есть сведения, что нынешняя его звучная фамилия — не более чем nomme de guerre, а по паспорту наш «националист» носит простую малороссийскую фамилию Карпук.

 

Левиев-Карпук известен в кругах оппозиции как близкий соратник Алексея Навального и один из разработчиков его сайта «Росвыборы». Правда, во времена работы над «Росвыборами» Левиев был более независим и даже позволял себе довольно дерзкие выпады в отношении шефа — например, мог в сердцах назвать Навального Обещалкиным. Но время идет, финансовые потоки мелеют и сужаются, и  последние годы Левиев выдерживает «идеологически верную» линию — участвует в «Марше мира» в Москве, но поддерживает АТО на Украине, утверждает, что «Крым — это Украина», обвиняет в гибели малайзийского Boeing 53-ю зенитно-ракетную бригаду ПВО… и роет носом социальные сети, чтобы поведать миру о погибших в Донбассе российских военнослужащих.

 

Так, в мае этого года Левиев не без гордости сообщал у себя в ФБ:

 

«Установленные нами три спецназовца 16-й отдельной бригады специального назначения ГРУ ГШ МО РФ (г. Тамбов, в/ч 54607), которые вместе служили, были друзьями, все трое погибли 5 мая 2015 года в Украине…

 

Савельев Антон, позывной «Сава», похоронен на кладбище поселка Новые Ляды, Тамбовский район.

 

Мамаюсупов Тимур, позывной «Мамай», похоронен на кладбище деревни Кук-Тяка около города Азнакай, республики Татарстан.

 

Кардаполов Иван, позывной «Кардан», похоронен на кладбище города Шумиха, Курганской области.

 

Детальный пост-расследование будет в 14–15 часов — извините, он очень огромный, много фактов, не успеваем сейчас дописать, только вернулись из поездки.

 

В 10 часов утра по Москве будем в прямом эфире «Эха Москвы».

 

Под этим постом — вал комментариев от «свидомых» :«Судя по количеству заваленной русни под Широкино, это именно там. Там свое мастерство снайперы «Азова» и «Донбасса» оттачивают», «Дуже подобається. Обіцяємо, що буде ще. І багато», «Спасибо вам за вашу смелость, Руслан» и т.д.

 

Похоже, что одобрение такой специфической аудитории — лучшая награда для команды CIP (не считая, разумеется, иностранных грантов). В случае же с Костенко Левиев и его коллеги вряд ли могут рассчитывать на обилие лайков: не террористы же ИГИЛ или бойцы «умеренной оппозиции» будут их ставить. Поэтому, очевидно, на странице ЖЖ Левиева, где размещена история «расследования» обстоятельств гибели Костенко, стоит ссылка на англоязычную версию поста. Вряд ли, конечно, Эштон Картер и Бен Ходжес читают ЖЖ Левиева, но для специально обученных людей, от которых зависит финансирование команды CIP, это такая форма отчетности.

 

Отдельно стоит сказать о методах работы группы, гордо именующей себя Conflict Intelligence Team.

 

Наткнувшись при «мониторинге соцсетей» на упоминание о погибшем в Сирии контрактнике, киповцы приступили к детальной проверке профиля Костенко, профилей его друзей и родственников (во «В Контакте» и в «Одноклассниках»). А затем, как пишет Левиев, «мы под вымышленной легендой установили контакт с близкой подругой погибшего Вадима и расспросили ее об обстоятельствах смерти». Это, между прочим, нормальная практика CIP.

 

Еще раньше, рассказывая на «Эхе Москвы» о специфике своих «расследований», Карпук-Левиев откровенно признавался: мы-де в отличие от других подобных групп ведем большую офлайновую работу, налаживаем контакты с военнослужащими, ополченцами… часто под вымышленными именами и с разработанными заранее легендами, устанавливаем доверительные отношения… и «вытягиваем из них информацию».

 

Этичность подобных методов, конечно, вызывает серьезные сомнения. Но с военнослужащими и ополченцами использование легенды по крайней мере понятно. Зачем же киповцам понадобилось «легендироваться» при общении с подругой погибшего Костенко? Может быть, потому, что Левиев догадывался — узнай друзья и родственники Вадима, кто пытается выведать у них информацию о погибшем солдате, они в лучшем случае не стали бы общаться с непрошенными интервьюерами, а в худшем — послали бы их куда подальше?

 

Однако что сделано, то сделано. Информацию о гибели Костенко первыми распространили именно Левиев и его «соратники», постаравшись сделать всё, чтобы новость эта стала сенсацией и ударила по имиджу России — ведь до сих пор операция ВКС РФ в Сирии проходила без сучка без задоринки.

 

Не учли они только одно обстоятельство (а может быть, учли, но пренебрегли). Вместе с погибшим Вадимом Костенко, вместе с его родственниками и девушкой в фокусе внимания оказались и они сами. А поскольку Сеть помнит все, то будет достаточно лишь слегка пробежаться по поисковикам «Яндекса» или «Гугла», чтобы понять, кто на самом деле такие «бесстрашные борцы за правду» из команды CIP.

 

Гиены, радостно бегущие на запах крови.

 

Кирилл Бенедиктов, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1