Черногорский нарыв. Елена Пономарёва

Дата публикации: 28 Октябрь 2015, 11:02

 

Бури мировой политики, проникая в самые маленькие уголки планеты, не пощадили и Черногорию. Необыкновенно красивая и добрая страна вступила в полосу тяжелейшего кризиса, от исхода которого зависит расклад сил в одном из геополитически наиболее чувствительных районов мира – на Балканах.

 

Черногорский нарыв

 

Кризисные явления, скрытые от глаз большинства наблюдателей, копились в стране давно. Черногория — расколотое общество. Причины этого, с одной стороны, лежат глубоко в истории и связаны с появлением нескольких сербских княжеств, которые впоследствии объединились в два королевства – Сербию и Черногорию, с другой – обусловлены применением современных технологий конструирования новых политических наций. В данном случае речь идет об искусственном выращивании черногорской нации, которая ставится в оппозицию к общесербской истории и тем самым обрекается на предательство своего прошлого, настоящего и будущего, а новая политическая «элита» видит себя при этом янычаром Запада (аналогичным образом те же технологии применяются на Украине).

 

Процесс отрыва Черногории от Сербии и, как следствие, от России перешёл в активную фазу после военного конфликта в сербском автономном крае Косово и Метохия и агрессии НАТО против Союзной Республики Югославии (СРЮ). 5 августа 1999 г. правительство Черногории опубликовало Платформу новых отношений с Сербией, призывавшую к пересмотру статуса Черногории и избирательного законодательства. Конституционный суд СРЮ признал такой пересмотр неправомочным. Чуть позже вопрос о предоставлении Черногории самостоятельности был поднят вновь, на этот раз уже при активном вмешательстве ЕС и при посредничестве Ричарда Холбрука – известного борца с «балканскими русскими», как называют себя сами сербы. Итогом стало подписание основополагающих документов окончательного «разъединения». Полной «самостоятельности» Черногория добилась после проведения 21 мая 2006 г. референдума об отделении от Сербии.  Несмотря на грубейшие нарушения в ходе голосования, ЕС и США признали его результаты. И даже эти формальные итоги продемонстрировали раскол черногорского общества почти пополам: 55,4 % избирателей высказались за отделение от Югославии, 44,6% – против. На самом деле противников отделения было гораздо больше.

 

«Независимость» Черногории играла на руку клану Мило Джукановича, который бессменно правит страной с февраля 1991 года, меняя лишь кресла и становясь то премьер-министром, то президентом, то министром обороны. Интересы своего народа Мило Джуканович давно обменял на гарантии личной безопасности, которые ему необходимы, ибо этот персонаж – криминальный гений.

 

По данным одного из известных экспертов в области международной преступности Миши Гленни, в 1990-е гг. Черногория «стала центром многомиллиардного преступного бизнеса, который приносил доходы всюду – в Америке, на всём Ближнем Востоке, в Средней Азии, в странах Магриба и в Западной Европе. Два главных порта страны еженедельно переправляли по нескольку тонн нелегальных сигарет в порт Бар, а оттуда лодочками в итальянский порт Бари в руки итальянской мафии. Каждый блок сигарет облагался так называемым транзитным налогом»… (1)

 

В октябре 2002 г., после восьми лет расследований, были выдвинуты судебные иски против компаний «Р. Дж. Рейнолдс» и «Филип Моррис», обвинявшихся в содействии контрабанде сигарет. Среди самых разнообразных обвинений было и такое: балканская сигаретная торговля связана с отмыванием денег колумбийской наркомафии. Юристы представили подробный отчет о том, как Джуканович и его подельники выручили от контрабанды сигарет сотни миллионов долларов.

 

Две черногорские компании (обе под контролем Джукановича) и черногорские спецслужбы взимали по 30 долларов с каждого блока сигарет, проходившего транзитом. «Деньги делили между собой черногорские чиновники, вовлеченные в этот бизнес и распоряжавшиеся выдачей лицензий на транзит сигарет через Черногорию», – гласили судебные документы Евросоюза. Одна из этих компаний – «Черногорский табачный транзит»  (Montenegrin Tabak Transit, МТТ) — принадлежала итальянцам, подозреваемым в связях с мафией. «МТТ была основана некими членами организованного преступного сообщества при участии черногорских государственных чиновников. Компания получила официальное разрешение от Черногорского управления иностранных инвестиций и действовала под особой защитой Мило Джукановича», – утверждают документы ЕС (2).

 

Уже в 1994 г. Евросоюзу было известно, что сигаретная мафия, с которой Джуканович вел дела, стоила Европе 6–8 млрд долл. в год (это только одни неполученные акцизы — главным образом в Италии и Великобритании). Итальянские прокуроры никак не могли призвать Джукановича к ответу за контрабанду и связи с мафией. Из Вашингтона в Рим приходили секретные депеши, требовавшие, чтобы итальянцы оставили Джукановича в покое: черногорский президент был нужен Вашингтону в его войне с Милошевичем.

 

По оперативным данным, ежегодная прибыль от табачной торговли в середине 2000-х годов составляла 30 млн долл. По словам сербских аналитиков, Черногорией правил «Картель», созданный бывшими коммунистами, полицейскими, военными и мафией с президентом республики в центре этой паутины. По Джукановичу и его подельникам в ЦРУ и МИ-6 есть не просто папки, а целые чемоданы компромата, позволяющие легко управлять этим криминальным сбродом. Джукановича поставили перед выбором: либо тихая старость в красивом доме на берегу Адриатики, либо тюремная камера. И он свой выбор сделал.

 

Справедливости ради надо отметить, что Черногория в отличие «Республики Косова» существует не только за счет криминала. Огромную поддержку государству обеспечивают российский бизнес и туризм. На маленькую Черногорию приходится до 12% всех находящихся за границей активов российских банков. Интерес к черногорской собственности проявляют и западные компании. Уже к концу 1996 г. все общественные предприятия перешли под контроль государственных фондов – Фонда развития, Пенсионного и Инвалидного фондов, Биржи труда. В результате самоуправленческой (общественной) собственности в Черногории не осталось. Государственными фондами распоряжался клан Джукановича. Основными иностранными инвесторами в экономику республики стали бельгийские, немецкие, итальянские, японские и словенские фирмы. Были приватизированы самые значимые для страны предприятия -Trebjesa, Nikšić, Jugopetrol, dr Simo Milošević. При этом приватизация не спасла страну от безработицы, официальный уровень которой к 2014 году приблизился к 20%.

 

Удержать власть Джуканович мог лишь предательством национальных интересов. И его клан трудился на этом поприще не покладая рук.

 

Во-первых, проведение референдума об отделении от СРЮ преследовало такую цель, как лишить Косово и Метохию статуса федеральной единицы Югославии. Дело в том, что, согласно Резолюции СБ ООН № 1244, Косово признавалось составной частью СРЮ, а не Сербии. Поэтому, чтобы вывести косовский вопрос в иную плоскость, нужно было уничтожить союзное государство. И это было сделано руками Джукановича.

 

Во-вторых, Черногория стала третьей страной из бывших югославских республик после Словении и Хорватии, признавшей независимость Косова. Случилось это 9 октября 2008 года.

 

В-третьих, в 2009 г. Черногория добровольно перешла на евро, утратив тем самым финансовый и подорвав политический суверенитет.

 

В-четвертых, приоритетом внешней политики Джукановича было провозглашено вступление в НАТО.

 

В-пятых, после воссоединения Крыма с Россией официальная Подгорица, не будучи членом ЕС, решила в очередной раз продемонстрировать лояльность своим западным покровителям и присоединилась к санкциям против России. Этот недружественный жест был дополнен антироссийскими выступлениями, буквально захлестнувшими местные СМИ, и кампанией против российского бизнеса.

 

А 17 октября 2015 г. все пазлы атлантической игры Джукановича сложились в окончательную картинку – парламент Черногории принял резолюцию о поддержке вступления в НАТО. Однако своё влияние в республике этот один из самых коррумпированных балканских политиков переоценил. За резолюцию высказались 50 депутатов из 81; 26 высказались против, трое воздержались. То есть по решению 50 человек из 620 тысяч населения Черногория может войти в НАТО. И тут произошло то, что давно зрело, — черногорское общество выразило протест против такой политики, причем протест исключительно мирный. А самое главное, что протест был организован внутренней оппозицией.

 

Оппозиционные режиму Джукановича силы активно использовали технологии ненасильственного сопротивления – был организован палаточный лагерь перед зданием Скупщины в Подгорице, проходили мирные акции. В ответ правительство применило против демонстрантов силу. 17 октября в 5.45 утра, поправ право граждан на мирное волеизъявление, власти начали жестокий и вероломный разгром палаточного лагеря протестующих против вступления Черногории в НАТО. Спецподразделения полиции не просто блокировали улицы, ведущие к лагерю. Были избиты и арестованы многие демонстранты, лидеры оппозиции, в том числе имеющие иммунитет члены парламента, журналисты. Против демонстрантов применили слезоточивый газ. Однако загнать протест в подполье не удалось. 24 октября произошли новые столкновения протестующих с полицией.

 

Применение властями силы поставило Черногорию на грань гражданской войны. То, что произошло в Подгорице, стало еще одним доказательством двойных стандартов Запада. Если палаточные городки устанавливают с целью свержения неугодного Западу режима – это проявления воли народа, это демократическая процедура. Если же граждане таким образом хотят выразить свое несогласие с расширением агрессивного военного блока, бомбившего страну, и с практикой коррумпированного режима, — то это покушение на безопасность государства.

 

Протесты в Черногории принципиально отличаются от стандартов инициируемых извне «цветных революций». В Черногории вызрел и прорвался внутренний нарыв, который зрел годами. На улицы вышли не только те, кто протестует против вступления в НАТО. Сегодня в Черногории плечом к плечу выступают и противники атлантизма, и те, кто устал от бедности, клановости, чиновничьей коррупции. На улицы вышли все, кто хочет видеть Черногорию страной равных возможностей, успешной и безопасной. Важный показатель: в воскресенье 25 октября улицы Подгорицы заполнили более 20 тысяч протестующих. Для города с населением в 200 тысяч человек — каждый десятый. Это действительно народный протест. «Цветные революции», выращенные в американских лабораториях и фабриках мысли, возвращаются бумерангом их хозяевам.

 

Грубое применение черногорскими властями силы вызывает не только осуждение, но и презрение по отношению к этому режиму, представители которого давно не отождествляют себя с Черногорией. Они временщики. Джуканович правит Черногорией не волей её народа, но волей хозяев Америки. Только долго ли он ещё продержится?

 

Народ Черногории уже знает, чем ответить антинародному режиму. И простые черногорцы должны знать: российская общественность на их стороне. Как всегда бывало в истории – мы вместе.

 

Елена Пономарёва

 


 

1) Гленни М. Современная международная мафия. – М.:СТОЛИЦА-ПРИНТ, 2008. – С. 59 — 60.

2) Гленни М. Указ. соч., С. 62-63.

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Chernogoria_305234074


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1