Операция ВКС РФ в Сирии не обременит российскую экономику. «Financial Times», Великобритания

   Дата публикации: 26 октября 2015, 15:38

 

 

Любому западному лидеру, начавшему военную операцию за пределами своей страны во время жестокой рецессии, было бы весьма сложно убедить свой народ в необходимости платить за это. Но когда в минувшую пятницу российское правительство отправило на утверждение в Госдуму проект бюджета на 2016 год, в нем никто даже не упомянул воздушную кампанию Владимира Путина в Сирии, отмечает автор статьи в Financial Times.

 

Операция ВКС РФ в Сирии не обременит российскую экономику

 

Низкие цены на нефть, слабый рубль и западные санкции привели к тому, что за первое полугодие 2015 российская экономика сократилась на 3,4%. В соответствии с проектом бюджета на следующий год пенсии вырастут не более чем на 4% — эта цифра сильно не дотягивает до уровня инфляции в 12%, сообщает издание.

 

Эксперты по обороне, впрочем, уверены, что Россия, несмотря на кризис, вполне может позволить себе военные операции в Сирии. Они более дешевые по сравнению с подобными мероприятиями США, кроме того, повышение расходов на оборону в течение 17 лет помогли «наполнить карманы военных». Согласно подсчетам Financial Times и данным IHS Jane’s, даже если Россия будет продолжать наносить удары с воздуха на нынешнем уровне в течение всего года, она потратит менее 3% фондов бюджета на оборону на 2016 год. Как сообщил изданию старший аналитик IHS Jane’s Бен Мурс, подобная кампания обходится России в сумму между 2,3 и 4 миллионами долларов в день.

 

На следующий год в бюджете страны предусмотрены траты на оборону в размере 3,15 триллиона рублей – больше на 0,8%, чем в 2015, пишет автор статьи. Впрочем, более четверти бюджета этого года было предназначено на военные расходы, львиная же доля военного бюджета засекречена. Отсутствие общественного контроля позволяет Владимиру Путину и дальше бросать широко освещаемый в СМИ «геополитический вызов Западу».

 

Согласно данным «Левада-Центра», общественная поддержка военных действий Москвы в Сирии превысила 70%, а ВЦИОМ заявил о том, что рейтинг Путина вырос до беспрецедентной цифры – 89,9%.

 

Подсчеты Бена Мурса основаны на предположении, что на воздушной базе в Латакии размещены 36 российских истребителей и 20 вертолетов, которые ежедневно совершают примерно по 30 вылетов и в каждый свой вылет сбрасывают по пять бомб. Кроме того, он учитывает размещение там примерно 1500 солдат и поддержку флота. По сведениям IHS Jane’s, на свои операции в Сирии Россия тратит чуть больше одной десятой суммы, которую ежедневно расходуют США на поддержку такого же количества своих солдат в Афганистане. Так получается, потому что Россия может экономить топливо, поддерживая войска с моря, зарплата солдат, расходы на еду и врачей ниже, чем в армии США, а военный персонал, по всей видимости, находится на базе, объясняет Financial Times.

 

Другие эксперты по обороне – как российские, так и иностранные – утверждают, что точно подсчитать расходы Москвы на операцию в Сирии невозможно из-за непрозрачности российского оборонного бюджета. Впрочем, они соглашаются с тем, что по сравнению с военными расходами в целом эта статья кажется мизерной.

 

По словам эксперта по военной экономике Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара Василия Зацепина, расходы на сирийскую кампанию «просто пропадут в черной дыре, которой является военный бюджет нашей страны». Один из российских чиновников сообщил Financial Times, что траты на сирийскую кампанию, как ожидается, будут покрыты уменьшением числа и масштаба военных учений внутри страны. Минобороны, в свою очередь, не сообщило изданию стоимость подобных учений.

 

В подсчеты IHS Jane’s не был включен запуск 26 крылатых ракет, который состоялся 7 октября, в день рождения Путина. Российский чиновник, общавшийся с изданием, рассказал, что запуск был «очень дорогим», но эксперты отметили, что ракеты, пусть и в меньшем количестве, все равно были бы запущены в рамках учений. Российские военные эксперты также сообщили, что в сирийской кампании могут быть использованы и прочие ресурсы, зарезервированные в других статьях военного бюджета.

 

«Несмотря на то что официально персонал российской армии составляет один миллион человек, всем известно, что реальная цифра ближе к 850 тысячам, однако Министерство финансов все равно выделяет деньги для миллиона», — поведал Financial Times Руслан Пухов, глава Центра анализа стратегий и технологий. По его словам, фонды, зарезервированные Минобороны для различных целей, например для выплаты бонусов солдатам, могут пойти на военную кампанию России.

 

ИноТВ

 

Оригинальная публикация в «Financial Times»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1