Центральные банки: растерянность и страх в предчувствии потрясений. Валентин Катасонов

   Дата публикации: 24 октября 2015, 15:14

 

Мало кто знает, что помимо G7, G10, G20 есть еще G30 – Группа тридцати. Это неформальная ежегодная встреча руководителей центральных банков 30 стран. В СМИ эти мероприятия освещают очень скупо, но можно предположить, что организатором встреч G30 выступает Банк международных расчетов (БМР) в Базеле, который считается генеральным штабом центральных банков многих стран мира.

 

Центральные банки: растерянность и страх в предчувствии потрясений

 

Последняя такая встреча прошла 10 октября под председательством бывшего руководителя Европейского центрального банка (ЕЦБ) Жан-Клода Трише и увенчалась представлением доклада, суть которого можно свести к трем пунктам:

 

1) на протяжении последних лет центробанки многих стран мира проводили курс накачки экономики дешевыми деньгами, а некоторые проводят этот курс до сих пор;

 

2)  в результате такой денежной политики в мире образовались финансовые пузыри, которые в любой момент могут прорваться, спровоцировав мировой финансовый кризис;

 

3) центральные банки за эти пузыри и ожидаемый финансовый кризис ответственности не несут; во всем виноваты правительства, которые не сумели правильно использовать предложение денег.

 

Судя по этим положениям, предводители банковского мира решили подстраховаться и заранее направить возможное общественное возмущение в адрес государственных властей. На саммите G30 центробанки подчеркнуто заявили, что они не являются органами государственного управления и за состояние реальной экономики не отвечают. Такие заявления очень примечательны, поскольку в обычных условиях центробанки, наоборот, стремятся доказать, что они являются неотъемлемой частью системы государственной власти.

 

Дух и решения доклада, представленного Группой тридцати 10 октября, информационное агентство Рейтер резюмировало следующим образом:

 

«Центробанки работают вместе с правительствами для решения кризисов 2007-2009 годов, и их действия были необходимым и адекватным ответом в рамках антикризисного управления. Но не стоит ожидать, что политика центробанков сама по себе обеспечит жизнеспособный экономический рост. Их политика должна сопровождаться политическими мерами, проводимыми правительством.

 

В настоящее время правительствам, парламенту, общественным органам и частному сектору еще многое предстоит сделать для устранения политических, экономических и структурных недостатков, появление которых находится вне контроля или влияния центральных банков. В целях содействия устойчивому экономическому росту доклад предполагает, что все другие субъекты выполнят свои обязанности. Нельзя полагаться только на центробанки в смысле выполнения всех необходимых мер по достижению макроэкономических целей. Правительства тоже должны действовать и использовать возможности, предоставляемые традиционными и нетрадиционными мерами денежно-кредитной политики. Невыполнение этого стало бы серьезной ошибкой, заложив основу для экономических потрясений и перекосов в будущем».

 

Как видно из этого текста, в список виновников грядущего (и неизбежного!) финансово-экономического кризиса руководители ЦБ из Группы тридцати включили помимо правительств парламенты, общественные органы и частный сектор. Агентство Рейтер в своем сообщении использует термин, который применялся на встрече центробанков, – «нетрадиционные меры денежно-кредитной политики». Под этим понимаются программы «количественных смягчений», то есть включение на полную мощность печатных станков центробанков и выпуск денег в обмен на долговые бумаги правительств.

 

Политика центральных банков всегда состояла в том, чтобы облекать собственные неприглядные действия благовидными словами. В старые добрые времена денежная эмиссия находилась в руках правительств, это были казначейские билеты, беспроцентные, не отягощенные долгом деньги. Активными творцами новой истории, которую открыла эпоха буржуазных революций в Европе, стали ростовщики, принимавшие участие в свержении монархов, учреждении парламентов, принятии конституций с одной главной целью – захвата денежного печатного станка. Более точное название буржуазных революций – денежные революции.

 

Однако этот захват надо было ещё обосновать. И обоснование появилось: правительства склонны злоупотреблять своим правом выпускать деньги. Они, мол, могут с помощью печатного станка покрывать дефициты государственных бюджетов, что недопустимо, так как может вызвать инфляцию. Вывод: печатные станки у правительств надо отобрать и передать в «надежные руки». Таковыми по определению могут быть лишь частные ростовщики («независимые профессионалы»). Те деньги, которые ростовщики напечатают, правительства будут получать под процент, оплачиваемый налогоплательщиком.

 

…Те ростовщики, которые в результате инициированных ими буржуазных революций в Европе получили эксклюзивные права на денежный печатный станок, стали со временем называться центральными банками. Нескольких веков промывки мозгов через СМИ и учебники по экономике хватило, чтобы люди перестали задавать вопрос: а почему, собственно, эмиссия денег оказалась вдруг в руках частных структур под названием центральных банков? Все последние годы центральные банки беспардонно заливали мировую экономику деньгами, делая то же, что в своё время ростовщики, когда пугали народ, толкая его к революционным переворотам.

 

Мощный поток «лёгких» денег, выпускаемых в рамках программ «количественных смягчений», способствовал повышению цен на различные активы (показатель — капитализация компаний) и недвижимость, но даже в самой малой мере не помог оживлению реального сектора экономики. Сначала негативное влияние «легких» денег проявилось на экономиках стран периферии мирового капитализма, сейчас оно стало сказываться и на странах «золотого миллиарда».

 

Федеральная резервная система США заявила, что еще в 2014 году завершила программу скупки бондов и обещала, что не позднее июня 2015 года поднимет процентные ставки с нулевого уровня. Если ориентироваться на рынок производных финансовых инструментов, то большинство его игроков сделали ставки на повышение учетного процента ФРС в марте 2016 года. Однако хочу обратить внимание на то, что игроки на рынке деривативов уже не раз ошибались в своём оптимизме, принимая желаемое за действительное. Лично у меня нет никаких оснований верить в предстоящее мартовское повышение процентных ставок. Скорее я поверю тем финансовым экспертам и аналитикам, которые говорят о том, что учетная ставка ФРС может стать отрицательной. К этому, между прочим, осторожно склоняют руководители некоторых федеральных резервных банков США (в ФРС входят 12 федеральных резервных банков; крупнейшим из них является ФРБ Нью-Йорка). Отрицательные ставки по пассивным операциям центральных банков в Западной Европе уже стали реальностью. В частности, ЕЦБ еще в прошлом году установил отрицательный процент по своим депозитам.

 

Если ФРС США публично заявила о завершении своей программы количественных смягчений (КС), то Банк Англии оттягивает такой шаг, а ЕЦБ собирается даже начать новый раунд КС. Что касается Банка Японии, то он фактически живет в условиях количественных смягчений с 2001 года при нулевых ставках по пассивным операциям и символических учетных ставках по активным операциям. Это его modus vivendi.

 

Хотя Китай не объявлял о количественных смягчениях, там также происходят процессы, аналогичные тем, какие наблюдаются во всем мире. Экономика переполнена деньгами, которые туда вкачивали как официальные банки, так и компании теневого банкинга. По оценкам МВФ, избыток кредитования в странах с «растущими рынками» (emerging market economies) составляет 3 трлн. долл., что примерно равно 15% их совокупного ВВП. Это гигантский «кредитный пузырь», который легко может спровоцировать финансово-экономический кризис сначала на периферии мирового капитализма, а затем и в странах «золотого миллиарда».

 

В докладе G30 записано: «Центральные банки описали свои действия как «покупку времени» для правительств с тем, чтобы они окончательно преодолели кризис…Однако время идет, а покупки (бондов – В.К.) имеют свою цену». Ценой такой покупки станет мировой кризис.

 

Можно ожидать, что в ближайшее время СМИ, подконтрольные хозяевам денег, то есть главным акционерам частной Федеральной резервной системы, резко активизируют критику государственной экономической политики в целом ряде стран. Причина проста: хозяева денег, которым принадлежат печатные станки центральных банков, будут стремиться переложить вину за приближающийся новый мировой финансовый кризис с себя на правительства, а главное — удержать за собой контроль над денежными печатными станками.

 

Валентин Катасонов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1