Сущность терроризма. Spydell

   Дата публикации: 23 октября 2015, 14:05

 

Изучая разведывательные документы различного уровня доступа, в том числе из Викиликс, первое, что бросается в глаза – это высокий уровень профессионализма американских военных, разведчиков и политиков относительно внутренней и внешней коммуникации. Подход к уровню конспирации весьма высок. Не существует единого документа, который бы установил прямую связь террористических организаций и США. Знаете, это похоже на мозайку. Для того, чтобы получить общую картину необходимо комбинировать тысячи и десятки тысяч элементов, искать взаимосвязи, ассоциации. Невероятно много подставных лиц и организаций, никогда не говорят прямо (много двусмысленности), превосходно имитируют и мимикрируют. Еще одна отличительная особенность американцев – они принципиально не документируют нанесенный ущерб, что на самом деле полностью логично. Кто в здравом уме будет собирать на себя компромат по военным преступлениям?

 

Сущность терроризма

 

Какая либо официальная (подтвержденная) статистика разрушений и гибели мирных жителей в зоне американской оккупации отсутствует, как класс. Ее нет в принципе, ни в каком виде и ни на каких уровнях. Они попросту не ставят перед собой цели документирования нанесенного ущерба. Есть различные оценки сторонних служб, которые, как правило, отличаются низкой точностью и полнотой охвата.

 

Тем не менее работа со всеми этими документам позволит лучше понимать механику функционирования американской внешней политики и оборонной доктрины, осознавать их мотивацию, методы действий, организационную специфику, иерархию и глубину связей. С целью более достоверного предположения будущих направлений удара для эффективного парирования и контратаки. Это действительно важно.

 

Они не документируют собственные преступления, но проводят достаточно тщательный анализ террористической активности организаций.

 

Представлю три наиболее влиятельные на данный момент: Аль-Каида и все ее подразделения, ИГ и Талибан.

 

Аль-Каида и все ее подразделения, ИГ и Талибан

 

Поверхностный анализ полученных данных показывает, что все операции США по принуждению к демократии провалились, не так ли?

 

Аль-Каида и все ее подразделения, ИГ и Талибан

 

Смотрите сами. Террористическая активность возросла в момент вторжения в Афганистан и нарастала год от года, всплеск хаоса произошел после событий «арабской весны» в 2011. Талибан, например, до 2001 года НЕ совершал терактов относительно мирных жителей, это тоже важно. Сейчас ситуация хуже некуда.

 

Провозглашая цель США – это борьба с терроризмом, наведение демократического марафета, борьба за права человека и свободу слова.

 

В реальности все наоборот. Теракты увеличиваются, хаос растет в геометрической прогрессии, диктатура на местах становится повсеместной, о правах человека никто не думает (шариат же, какие тут права), женщин вообще за людей не считают, война только усиливается. Хорошо поработали?

 

Более того, борьба с терроризмом для США и их союзников с 2001 года обошлась в более, чем 2 трлн долл. Расчет примитивный. Средние оборонные расходы к ВВП с 1992 по 2000 и средние расходы с 2001 по 2014, дельта между этими величина и есть тот добавочный эффект борьбы с терроризмом.

 

Если бы 2 трлн были потрачены на развитие человеческого потенциала в Африке и на Ближнем Востоке, а не на войну, то этих денег хватило бы, чтобы закрыть на 180% весь инфраструктурный дефицит. Строить энергетическую, коммунальную, транспортную, индустриальную и социальную инфраструктуру, сделать жизнь людей, похожую на рай. Т.е. начиная от дорог, заканчивая научно исследовательскими центрами и атомными станциями. Но мы получили не просто разрушенные страны, а фактически уничтоженные цивилизации с тысячелетней историей.

 

Такая логика позволит сделать вывод, что США проваливают все за что берутся, вкладывая неимоверное количество денег и ресурсов. Однако, такая логика неверна. Ошибочная интерпретация намерений приводит к неверным выводам.

 

На самом деле США НИКОГДА (это стоит выделить и подчеркнуть) не боролись с терроризмом.

Так что такое терроризм, как он рождается и зачем он нужен?

 

Я достаточно серьезно подошел к этому вопросу, проанализировав много аналитических материалов и разведывательных документов, чтобы выделить общее, что делает террористов похожими друг на друга.

  1. Условия зарождения данного явления.
  2. Связующий элемент.
  3. Катализатор.
  4. Заинтересованная и организующая сторона.

Рассмотрю более подробно…

 

Условия зарождения данного явления. Я анализировал не только ИГ, Аль-Каиду и Талибан, а еще по меньше мере 50 террористических организаций, действующих сейчас и раньше.

 

Первое. Практически во всех случаях предшествующим событием является распад, деградация социальных институтов. Очень широкое понятие, но если попробовать его сформулировать коротко: комплекс субъектов в рамках организации жизнедеятельности социума с целью удовлетворения экономических, социальных, культурных, политических и религиозных потребностей общества. Социальные институты объединяют экономику, государство, армию, науку и технологии, медицину, право, религию. Начиная от детских садов, заканчивая Верховным судом и вооруженными силами.

 

Распад социальных институтов приводит к:

 

  • потери занятости и доходов, тем самым высвобождая огромный человеческий ресурс, который без точек приложения энергии имеет склонность к дестабилизации;
  • нарушению функционирования финансово-экономической, юридической и правоохранительной системы со всеми вытекающими последствиями.

 

 

Второе. Слабая власть и силовые структуры. Нет системы сдерживания и наказания. Силовые структуры – армия, полицейские структуры, служба безопасности, силы специального назначения, служба разведки. Когда силовые структуры ослабляются в силу различных причин, — бандиты анархисты, мародеры, хулиганы выходят на поверхность, объединяются в группы и подобно вирусу распространяются по региону, уничтожая и разрушая все на своем пути. Это актуально для любого региона и страны, где силовые структуры перестали противодействовать беспределу. Когда нет сдерживающей силы, то деструктивные элементы быстро зарождаются.

 

Связующий элемент. Что их объединяет вместе, что их мотивирует, какие общие интересы?

 

Первое. Идеология. Когда не обремененные интеллектом люди (бедные и необразованные) находятся в идеологическом вакууме, без внятных жизненных ориентиров, без ясной цели и смысла жизни, без перспектив — это приводит к тревоге, растерянности.

 

Нарушенная система координат и жизненных ориентиров вынуждает искать точку опоры, некие ментальные костыли. На эту благодатную почву легко наложить любую ложную систему ценностей, идеологию.

 

Понятие о справедливости, добре и зле можно подменить, целенаправленно навязывая выгодную схему. Люди стремятся жить в некой схеме, четкой системе принятия решений, что позволяет чувствовать уверенность, подавляя чувство тревоги и растерянности. Вот тут идеологи, архитекторы и организаторы террористических организаций, различных сект работают очень активно, заполняя идеологический ваккум, подставляя собственные «ментальные костыли».

 

Исламский фундаментализм не имеет ничего общего с традиционным исламом и никак не связан с Кораном. В Коране ничего не сказано про насилие, убийства, пытки, агрессию против мирного населения (женщин, стариков, детей), даже в условиях военного джихада, т.е, когда против мусульман совершается агрессия и притеснения. Ничего не говорится про агрессивную экспансию исламской идеологии и уничтожение неверных.

 

Т.е. вольная трактовка Корана и откровенная подмена понятий может быть использована для деформации понятий о справедливости, о добре и зле, что в свою очередь используется для вербовки радикальных исламистов.

 

Второе. Коммерческий интерес. Многие идут в террористические организации не только ради идеологии, но и как наемники (ради денег), хотя с радикальным исламизмом это скорее редкость, чем норма. Однако, отсутствие работы и источников доходов вынуждает идти туда, где можно получить хоть какой заработок.

 

Катализатор. Терроризм не может существовать без насилия. Это его основа. Насилие и пытки в условиях мирной жизни или перманентные боевых действия важнейшие факторы для агрессивного настроя пушечного мяса. Боевики не должны расслабляться, не должны терять навыки и агрессию. Насилие выступает в роли допинга, катализатора на бескомпромиссную войну. Как рыба не может без воды, так и боевики не могут без насилия и разрушения. Убери этот катализатор, как система начнет распадаться и мутировать в совершенно другую структуру с другими задачами – например в регулярную армию или охранную структуру, что не имеет ничего общего с терроризмом.

 

Заинтересованная и организующая сторона. Не каждый повстанец является террористом, но зато каждый террорист — это мутирующий повстанец. Но чтобы движение возникло необходимы организаторы. Какой бы целеустремленной не была толпа, но без организации ничего не будет. Важно понимать следующее. В здоровой экономике и сильном государстве террористы не могут возникнуть. Рождение террористов есть результат целого ряда разрушительных процессов и накопленных противоречий, которые были подхвачены либо изнутри, либо извне.

 

  • Изнутри это может быть разделение силовых структур на два и более ответвления, когда одна группировка начинается биться с другой. Либо же это поддержка со стороны влиятельных олигархов при условии, что центральная власть потеряла рычаги воздействия на внутриполитическую ситуацию.
  • Извне – это через некоммерческие организации, внедренные частные военные компании, которые мутируют в террористов, либо же поддерживают внутренние маргинальные элементы (как на Украине), либо по линии иностранных спецслужб (как на Ближнем Востоке и в Африке).

 

Следует отметить, что террористы не фантомы и воздухом не питаются, а оружие не растет на деревьях.  Это живые люди, на содержание которых необходимы деньги и материальных ресурсов. Деятельность террористов весьма затратная, а, т.к.  они ничего не производят и не создают, поэтому в принципе (по определению) не могут выйти на самоокупаемость законными, цивилизованными методами. Их финансирование – это гранты и пожертвования заинтересованных в терроризме структур (начиная от частных лиц, заканчивая государствами), контрабанда (наркотики, захваченное сырье, торговля людьми, человеческими органами, предметами искусства), похищения людей и требование выкупа, ну и насильственный сбор дани с оккупированных территорий.

 

Таким образом, появление террористической организации – есть результат ослабления центральной власти и силовых структур, деградация экономики и распад социальных институтов, малообразованное и молодое население, комплекс внутренних накопленных противоречий. Все это подхватывается и развивается заинтересованными структурами. Всегда! Без заинтересованных структур любое начинание заглохнет в момент зарождения, т.к. нет ни возможностей, ни ресурсов под развитие и экспансию. Не обязательно внешние структуры, это могут быть внутренние оппозиционные структуры, которые используют протестную энергию толпы в своих интересах. Если стаду бандитов и анархистов дать в руки оружие, дать катализитор и направление удара, обернуть все это в идеологическую оболочку — вот и получим террористов, все очень просто.

 

Для чего США нужны террористы? Зачем они их создают, финансируют, снабжают? Есть основания считать, что степень вовлечения США в организацию и планирование Аль-Каиды, ИГ и Талибана значительно выше, чем ранее предполагалось. Более того, есть основания считать, что США имеют рычаг и ресурсы на их воздействие и подавление в случае необходимости, но не используют эту возможность по целому комплексу причин. Т.е. США прямо и косвенно способствует экспансии терроризма, имея информацию о организационной структуре террористов и местоположении главарей.

 

Так зачем они? Это инструмент грубой силы для проведения агрессивной внешней политики в условиях, когда прямое участие США невозможно по политическим, экономическим или военным соображениям. Другими словами, это частные военные компании США, которые несомненно более эффективны, чем традиционные ЧВК.

 

  • Используя радикальных исламистов, расходы на содержание и экспансию несоизмеримо ниже, чем в традиционных ЧВК. Большая часть боевиков работает за идею, а содержание требует расходов лишь на еду, одежду, жилье и боеприпасы + тренировка, тогда как наемники из США и Европы будут требовать за свои услуги в десятки раз больше. Чисто экономические и финансовые соображения.
  • Используя радикальных исламистов, уровень мотивации и агрессии также несоизмеримо выше, тем самым эффективность в бою на качественно ином уровне. Идеологическая обработка с религиозным уклоном может творить чудеса. Война до последней капли крови не имеет ничего общего со слабо мотивированными гламурными парнями из традиционных ЧВК, готовых бежать с поля боя при первой возможности.
  • Используя традиционные ЧВК невозможно подвести конфликт под определение гражданской войны, что автоматически ограничивает пропагандисткий потенциал для обработки местного населения с целью вовлечения в войну. Традиционные ЧВК эффективно использовать в операциях по устранению, например, какого нибудь наркобарона, но не в континентальных войнах.

 

В принципе, радикальный исламизм, как явление появилось совсем недавно. Буквально в 90-х годах, экспансия и развитие совпали с агрессивной внешней политикой США на Ближнем Востоке и Африке в 21 веке.

 

Spydell

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1