Китайская игра на интересах Англии

   Дата публикации: 23 октября 2015, 15:35

 

Главу КНР принимали в Лондоне как живого бога. Королева лично занималась подбором блюд и сервировкой стола, а также предоставила Генеральному секретарю Компартии Китая тов. Си Цзиньпину (с супругой) ночлег в Букингемском дворце.

 

В общем, королевский дом подлизывался к Товарищу Си, как только мог.

 

В общем, королевский дом подлизывался к Товарищу Си, как только мог.

 

Таблоиды и глянцы захлебывались от умилительных подробностей. А британская «серьезная» пресса еще за пару недель до визита начала обсасывать будущие церемонии и договоренности. Во всем мире писали о «китайском визите» много и подробно. Его назвали даже «реваншем за опиумные войны и сто лет позора».

 

Но как-то позабыли упомянуть самое главное. Визит китайского лидера продемонстрировал: Британия отворачивается от ЕС. (Мы помним: «У Англии нет ни постоянных друзей, ни вечных врагов — неизменны лишь интересы».)

 

И речь даже не о начавшихся переговорах об условиях, на которых Соединенное Королевство останется «в Европе». Скорее, о вводе этих самых условий явочным порядком. Именно так расширены полномочия «правительства Её Величества» блокировать законопроекты ЕС и ограничивать вмешательство Брюсселя в бизнес. И первой жертвой «китайского визита» стала стратегия Европейской энергетической безопасности, принятая всего-то в начале года.

 

Согласно этой стратегии, ни одно государство ЕС не должно менять свою энергетическую систему без консультаций, потому что это может иметь «огромные последствия» для систем другого государства-члена.

 

А еще стратегия настаивает на ограничении поставок газа из России, а также ограничивает участие «третьих стран» в атомной энергетике — и все мы понимаем, что речь главным образом идёт об имперском Росатоме, чьи поставки атомного топлива на АЭС Восточной Европы, по мнению Брюсселя — «фактор глобального риска». От которого, ясное дело, надо срочно избавиться — путем жестких разъяснений правительствам стран с российскими АЭС, и принятия «правильных» законов и Директив.

 

Так вот: Британия, которая все эти европейские прелести в гробу видала, и вовсе не собирается позволять Брюсселю хозяйничать у себя как дома, на днях заключила с Китаем крайне интересный договор — ах, ну надо же! — в сфере атомной энергетики.

 

  1. В безумном проекте АЭС Хинкли Пойнт С (2 французских реактора EPR по 1600 МВт каждый, общей стоимостью — только без обмороков! — $37 млрд, что более чем вдвое выше текущих цен) китайские компании получают долю 33,5%. Также китайцы получают долю в строительстве АЭС Сайзуэлл. Эти инвестиции получили гарантию британского правительства.

 

  1. В обмен на согласие сделать эти и другие инфраструктурные инвестиции, Китай получает право строить реактор в Брадухэлле (Эссекс) по собственному проекту. Что означает прорыв китайского атомного экспорта на рынок стран ОЭСР.

 

  1. И плевать на европейские стратегии.

 

Инвестор в инфраструктурные проекты нынче зверь редкий. За ним долго охотятся, его тщательно обхаживают. Ему подают пальто и стряхивают пушинки.

 

И британцы, вероятно, трижды прокляли принятое три года назад близорукое решение отказать китайцам, предложившим свое участие в атомном проекте. С тех пор из атомных проектов Британии сбежали британская Centrica, а также германские энергоконцерны RWE и E.ON, а других инвесторов не дождались. Затеявшая атомные стройки EDF Energy (основной британский энергоконцерн, подразделение французской EDF) осталась в одиночестве.

 

Новых инвесторов ждать не приходилось: проблемы с французскими EPR известны всему миру. Это, например, строящийся третий реактор финской АЭС Олкилуото: 5 млрд евро перерасхода сметы, 10 лет отставания от графика. Это EPR во французском Фламанвилле: те же 5 млрд евро перерасхода и 6 лет отставания от графика.

 

Словом, проблема была, а решения не было. И тут пришли китайские China National Nuclear Corporation (CNNC) и China General Nuclear Power Group.

 

(Заметим в скобках: два EPR, строящиеся в Китае, от графика не отстают и обойдутся ВДВОЕ дешевле одного европейского. Торговаться китайцы любят, контролировать подрядчика — умеют).

 

Итак, пришли китайские компании и повторили свое предложение. Но уже, как вы догадались, на других условиях.

 

А условие такое: первый китайский реактор в Европе.

 

Что, нет? Тогда никаких инвестиций.

 

Вести об этом — а также о беспрецедентном давлении китайцев на британское правительство — просочились в прессу ещё в конце лета.

 

Тогда же мир узнал, что КНР делает главную ставку на инфраструктурный экспорт: скоростные железные дороги, реакторы, туннели, мосты. В ближайшую пятилетку, которую Китай и мир проживут в 2016-2020 гг., объем финансирования этого экспорта составит фантастические $398 млрд.

 

Следует ожидать усиления давления на фронтах инфраструктурных рынков, а особенно атомного. Китайцы — жесткие переговорщики. И как никто умеют выбрать момент, чтобы продвинуть свои требования.

 

23 октября 2015 эпоха Big Game (Большой Игры) Британии в Азии закончилось.

 

Для Азии настаёт время Big Gain (Большой Выгоды).

 

Курс Восток, которым Поколению предстоит вести Россию в первой трети нового века, предусматривает учет и китайских выгод, и британских интересов, и любых вновь открывающихся обстоятельств.

 

Ибо Россия — великая белая империя Азии, дружившая и сотрудничавшая с Китаем, когда это еще совсем не было модно и выгодно.

 

Вечерний Политрук

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1