Сергей Глазьев: Cознание ЦБ стало сектантским, а мышление — примитивным

   Дата публикации: 22 октября 2015, 12:20

 

В Москве консервативное крыло экономистов в очередной раз кляло Центробанк и правительство. Советник президента Сергей Глазьев сожалел, что не может подискутировать с «когнитивно пораженными», Михаил Делягин сравнивал российскую экономику с отечественным футболом, а Михаил Хазин призывал создавать рублевую финансовую систему.

 

Сергей Глазьев

 

 

 

«Нужны региональные эмиссионные валюты»

 

Накануне в московском пресс-центре Regnum под председательством директора Института проблем глобализации Михаила Делягина прошло заседание экспертного клуба, посвященное обсуждению насущного вопроса: как сделать финансовую систему инструментом развития страны? Состав участников круглого стола был монолитным: собрались тут знакомые все лица, так сказать, оппозиция провластным и не только либералам. Единомышленники, только уже в более узком составе, продолжили обсуждать в Белоколонном зале информагентства те же вопросы, которые в конце сентября проговаривали на антикризисной секции московского экономического форума, о чем также писал «БИЗНЕС Online».

 

Удивление вызывало разве что присутствие в списке спикеров советника президента РФ Сергея Глазьева, который на памяти корреспондента «БИЗНЕС Online» ни разу не бывал на заседаниях клуба «Свободная мысль» Делягина. Видимо, президента компании экспертного консультирования «Неокон» Михаила Хазина сей факт тоже поразил. «Как тебе Глазьева удалось заманить?» — поинтересовался Михаил Леонидович. «Я на прошлом его выступлении уснул… — покраснел в тон галстуку Михаил Геннадьевич. — Надо было извиниться». Кажется, Делягин имел в виду как раз случай на упомянутой секции МЭФ.

 

Как бы то ни было, Сергей Юрьевич появляться на круглом столе не спешил. По данным нашего корреспондента, советник президента с утра должен был выступать на заседании либеральной платформы «Единой России», поэтому заседать начали без него.

 

«Я бы сравнил российскую экономику с российским футболом, потому что ею тоже управляет черт-те кто и неизвестно как, но за совершенно безумные деньги. Мы в конечном итоге за все это расплачиваемся», — смело стартовал Делягин. Но обсудить экономист предложил все-таки более конкретный предмет — финансовую систему России, которая, как он полагает, создавалась «как высокоэффективный инструмент спекуляций», а сейчас тормозит экономическое развитие страны. Именно поэтому Делягин предложил ее «переформатировать», а участники дискуссии предлагали свои рецепты.

 

Так, Хазин в привычной ему манере заявил, что сегодня вся мировая финансовая система выстроена под постоянную эмиссию доллара. И уж тем более российская, которая действует по «гайдаровской схеме», мол, не должно быть внутренних источников инвестиций, а все они должны идти извне. Правда, случилась незадача: США в прошлом году прекратили долларовую эмиссию. «Они не могут ее продолжать, инструменты безинфляционной эмиссии закончились, — пояснил Хазин. — По этой причине мы живем с 2014 года в ситуации, когда остановилась эмиссионная машина и, соответственно, инвестиционная машина. Мы это почувствовали, когда наш кусок, который мы получали через высокие цены на нефть, постепенно стал уменьшаться. Санкции, кстати, играют вспомогательную роль. Восстановить эту машинку невозможно».

 

Отсюда экономист делает вывод: мир должен переходить к новой инвестиционной модели. «Для того, чтобы это сделать, нужны региональные эмиссионные валюты», — уверен Хазин. А это значит, что нужно увеличить монетизацию экономики, на чем настаивают все экономисты условно консервативного крыла, отсюда пойдут и инвестиции, о падении которых плачется правительство. Но вот загвоздка — власти делают с точностью наоборот. «Единственная проблема состоит в том, что либерастическая партия исполняет те правила, в которых написано, что первое, что должны обеспечивать денежные власти, — это отток капитала», — сокрушался Хазин. Выход в таком случае видится ему лишь один — создать «реальную рублевую финансовую систему».

 

«Мы находимся в ситуации, при которой у нас есть потенциал роста примерно 5 — 7 процентов на 15 — 20 лет, — обрадовал аудиторию экономист, но тут же оговорился. — Эта программа не начинается только потому, что есть политическое решение некоторой политической группировки, которая условно называется партией либерастов».

 

Сергей Глазьев пришел к выводу, что ЦБ и правительство вновь и вновь слепо выполняют рекомендации Международного валютного фонда

Сергей Глазьев пришел к выводу, что ЦБ и правительство вновь и вновь слепо выполняют рекомендации Международного валютного фонда

 

 

«Примаков всех поменял везде»

 

Председатель правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков продолжил в том же духе. «Сколько мы говорим про то, что огромное количество средств уходит из страны из-за системы связи с офшорами. Сколько здесь дополнительных резервов. Повышение уровня монетизации — триллионы долларов. Перекрытие каналов вывоза капиталов — это сотни миллиардов ежегодно», — перечислял он потенциальные заначки, не забыв и о перераспределении внутренних потоков капитала. «Сама идеология должна меняться, — настаивал Кобяков. — Если эту логику не ломать, если мы будем продолжать действовать в извращенной, навязанной либеральными источниками системе, мы утратим не только суверенитет, но и возможность развития». Экономист вообще уверен, что нынешние либералы извратили само понятие «либерализм». «Дело в том, что современная неолиберальная доктрина, соблюдая формальную чистоту следования классической либеральной доктрине, полностью выхолостила ее смысл. Ведь смысл в классической доктрине — общественное благо. Наилучший из возможных вариантов справедливого распределения ресурсов», — пояснил он.

 

Работу над ошибками этих самых доморощенных либералов в свое время пришлось проделывать правительству Евгения Примакова. О чем долго и подробно рассказывал первый замминистра экономики в 1998 — 2000 годах Аркадий Самохвалов. Тогдашний успех кабмина, по его мнению, во многом зависел от того, что на все ключевые должности были поставлены нужные люди. Именно поэтому правительство Примакова сделало то, с чем не справились до него, и в 1998 году, в отличие от 2008-го, удалось добиться быстрого восстановления экономики и роста инвестиций. «Примаков всех поменял в правительстве, в Центробанке, вообще везде. Даже самый умный, самый хорошо говорящий премьер — его усилия разбиваются о противостояние с Центробанком», — вспоминал экс-чиновник.

 

По мнению Аркадия Самохвалова, правительство Примакова сделало то, с чем не справились до него, и в 1998 году, в отличие от 2008-го, удалось добиться быстрого восстановления экономики и роста инвестиций

По мнению Аркадия Самохвалова, правительство Примакова сделало то, с чем не справились до него, и в 1998 году, в отличие от 2008-го, удалось добиться быстрого восстановления экономики и роста инвестиций

 

 

«ЦБ, как и Минфин, проводит политику удушения экономики»

 

В настоящее всех вернул молодой и дерзкий финансовый аналитик Владислав Жуковский. Он поддержал предыдущих ораторов, огласив свой также отнюдь не радостный прогноз: кризис пойдет вглубь, вширь и вообще будет разрастаться. «ЦБ, как и минфин, проводит политику удушения экономики, удушения реального сектора, удушения частной инициативы, точек роста экономики. Поливают бензином все точки роста, бросают спичку и смотрят, как все это выгорает. Вот тогда будет макроэкономическая стабильность», — заявил он. Подтверждение тому — официальные документы минфина и ЦБ, из которых Жуковский вывел, что денежная масса в ближайшие три года будет только сокращаться, как и монетизация экономики. Если минфин при этом ищет способы пополнить резервы за счет пенсионеров, то ЦБ только и думает, как «закатать» инфляцию ниже 6%.

 

— Им уже давно пора нарисовать инфляцию в 0 процентов, даже дефляцию, и у нас бы уже был рост экономики, у нас бы не было кризиса на бумаге, — разошелся экономист.

 

— Прошу аккуратнее такие идеи подсказывать, — встрял Делягин.

 

Жуковского это не смутило, дескать, финансовые власти и так уже «рисуют» в документах спад экономики 4,6%, хотя на самом деле он гораздо сильнее. «Мы будем бороться с инфляцией тем, чтобы ни у кого не было денег — ни у населения, ни у бизнеса, ни у реального сектора. Тогда все перейдут на натуральное хозяйство и на денежные суррогаты: будут обменивать картошку на водку, водку на бюстгальтер, как в 90-е годы. Тогда инфляции не будет в стране. Поэтому политика на искусственное поддержание занижения денежной массы продолжается», — расписал Жуковский фееричную перспективу возвращения в недалекое прошлое, когда он сам был еще ребенком.

 

Разумеется, после подобных заявлений экономист не нашел альтернативы полной смене финансового блока. «Менять нужно всю систему. Как писал Горький, рожденный ползать летать не может. Вопрос о кадровой чистке ЦБ и финансового блока правительства более чем актуален», — заключил он.

 

Владислав Жуковский: «Денежная масса в ближайшие три года будет только сокращаться, как и монетизация экономики»

Владислав Жуковский: «Денежная масса в ближайшие три года будет только сокращаться, как и монетизация экономики»

 

 

«Против нас ведется целенаправленная внешняя политика»

 

«Денежные власти поражены когнитивным оружием», — с ходу поставил жесткий диагноз опоздавший на полтора часа Глазьев. Его, кажется, никто уже и не надеялся лицезреть в Колонном зале пресс-центра. Зато теперь советника президента РФ не перебивал никто, а Делягин (видимо, в качестве извинения за свою сонливость) предоставил ему полный карт-бланш. В результате заседание затянулось еще на час с лишним. Глазьеву уже не надо было экономить чье-то время, поэтому он прочитал присутствующим целую лекцию о том, куда ведут нас финансовые власти. Естественно и ожидаемо экономист прошелся с критикой по ЦБ и правительству, и почти вся его речь так или иначе повторяла тезисы его нашумевшего доклада.

 

Так, Глазьев укорял ЦБ за отказ от поддержания устойчивого курса рубля. «И такое пренебрежительное отношение к своей прямой функции вызывает недоумение», — пожимал плечами советник президента. Винил он монетарные власти и в том, что не создают благоприятные условия для подъема активности во время смены технологических укладов, тогда как все ведущие страны уже выходят на эту траекторию. «Все страны создают условия для стимулирования инновационной инвестиционной активности путем, связанным с политикой количественного смягчения. То, что в этот период процентные ставки опустились до отрицательных величин, — оправданная политика в условиях структурных изменений в экономике при смене технологического уклада», — указывал Глазьев. Российский ЦБ этому похвальному примеру не следует и лишь сжимает финансовый рынок, что влечет закономерное сокращение финансовой активности. «Предприятия были вынуждены либо сократить производство, либо пойти по пути повышения цен, либо объявить себя банкротом в условиях подорожания кредитных ресурсов. Это спровоцировало повышение, а не снижение инфляции», — в который раз развенчивал Глазьев мифологию команды Эльвиры Набиуллиной.

 

Припомнил он и политику таргетирования инфляции, по его словам, не имеющую научного обоснования, а за ней «неуправляемая ситуация», хаос. «При наличии открытого рынка пытаться при помощи процентной ставки управлять денежной политикой — мертвому припарка, — казалось, что Глазьев уже откровенно потешается над действиями регулятора. — ЦБ думает, что, манипулируя процентной ставкой, он может влиять на движение капитала, но капитал будет двигаться так, как вытекает из краткосрочных мотиваций участников рынка».

 

В конечном итоге Глазьев пришел к выводу, что ЦБ и правительство вновь и вновь слепо выполняют рекомендации Международного валютного фонда. «МВФ рекомендует поднимать процентные ставки, тогда как всем другим рекомендует не поднимать. Значит, против нас ведется целенаправленная внешняя политика, нас держат за идиотов. Это стимулирует деградацию экономики», — расстраивался он.

 

Поэтому советник президента уверен, что в ближайшее время роста экономики, о котором грезят в кабмине, не будет. Только деградация. «Но самое печальное, что объективных причин падать нет, — возмущался он. — Нет ограничения по трудовым ресурсам, по мощностям, нет ограничений по сырью и научно-техническому потенциалу. Есть только ограничение по деньгам. Ограничение абсолютно рукотворное».

 

Все разъяснения ЦБ Глазьев считает лишним доказательством его когнитивного поражения. «Примитивизация мышления и утрата способности анализировать и воспринимать аномальные факты, не вписывающиеся в систему, — это и есть признак поражения сознания когнитивным оружием. Оно стало абсолютно квазирелигиозным, сектантским. Чем больше ущерб от этой политики, тем жестче примитивная аргументация и полная неспособность вести дискуссию. Вместо дискуссии — оскорбления и замалчивание», — припечатал он.

 

Сам Глазьев не прочь подискутировать с правительством и Центробанком, но вот беда — не пересекаются их дороги. «Никто из этих пораженных сюда не пришел. Это печально. Значит, не лечится болезнь», — печалился академик.

 

Елена Колебакина, Бизнес-Online

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1