Польша заберёт у Украины три области за долги по реституции? Григорий Игнатов

   Дата публикации: 21 октября 2015, 13:45

 

Есть одна интересная особенность у всех молодых государств, которые рвутся дружить с Европой – полнейшая неготовность к последствиям этой дружбы. Розовые очки иллюзий спадают, когда Европа и европейцы начинают ласково, но твердо говорить своим «новым партнерам»: а вы, наши новые друзья, не забыли о тех обидах, которые когда-то нанесли нам, настоящим европейцам? Раньше мы этот вопрос не особенно будировали – что с вас, варваров, было взять, а теперь – без этого никак. Надо расставить все точки над «и» — в имущественном, прежде всего, плане. А потом уж будем жить душа в душу. Да вы не волнуйтесь, мы лишнего не возьмем, все будет культурненько, через суд…

 

Польша заберёт у Украины три области за долги по реституции?

 

Это предисловие становится как нельзя более понятным в контексте нешуточного желания поляков вернуть свое имущество на территории так называемых «Восточных Кресов», входивших в состав Польши до 1939 года:

 

Польша до 1939 года

 

Как мы видим по карте, территория эта совсем немаленькая – на вскидку, чуть ли не половина современной Польши. И, соответственно, число тех, кто там жил, тоже было достаточно многочисленным. А это гарантирует буквально штормовой вал исков в европейские суды.

 

Впрочем, обо всем по порядку. Еще в апреле этого года в Польше возникла организация «Реституция Кресов», которая поставила своей целью получение от Украины компенсации за все добро, которое поляки были вынуждены бросить после 1944 года. Уже начало деятельности новой организации давало понять, что это не три с половиной фрика – в нее сразу же вошло несколько сотен человек, а всего, как было подсчитано, в Польше сегодня есть порядка ста тысяч человек, у которых есть документальное подтверждение владения собственностью на территории современной Украины.

 

Апрельская новость прошумела, и забылась. Но, как оказалось, упрямые (и жадные) поляки без дела не сидели, а успели за полгода подготовить 600 исковых пакетов документов в европейские суды. И, чтобы ответчики успели собрать необходимую сумму, сразу ее озвучили – приблизительно 5 миллиардов долларов.

 

Юмор, собственно, не в том, что поляки решили получить компенсацию, а в том, что у них именно теперь появился достаточно неиллюзорный шанс хотя бы на частичный успех. А почему, как вы думаете? А потому – ха-ха-ха – что «Украина – це Европа»: в тексте Соглашения об Ассоциации с ЕС четко прописаны обязанности государства по защите прав наследников недвижимости и другого имущества. И теперь вспомните начало этого текста.

 

Ну ведь феерично до боли: главные герои карнавала на Майдане, самые-самые «заевропейцы» — западные украинцы – в самом прямом смысле рискуют быть ободранными как липка теми, к кому они бежали, раскрыв объятья! Когда у меня будет плохое настроение, я всегда вспомню про это и не смогу сдержать улыбку.

 

Вы можете вполне резонно ответить: да ведь им никто ничего не даст. Э, нет! Не все так просто! Во-первых, поляки и сами не дураки – они просчитали ситуацию на несколько ходов вперед. Сперва они, чисто для проформы, планируют подать документы в украинские суды, а после предсказуемого отлупа там – уже подключать «тяжелую артиллерию» в виде Страсбурга и прочих всеевропейских судов последней инстанции. И, судя уже по первому залпу из 600 исков, у них есть неплохой шанс взять Страсбургский суд просто измором. 100 000 поляков со своими исками могут просто «заддосить» любой суд.

 

Во-вторых, в самой Польше к такой инициативе вполне сочувственное отношение на всех уровнях. Это отлично иллюстрирует вчерашний скандал во Львове, когда мэр Садовый ругался с послом Польши из-за карты, на которой Львов изображен «в польском подданстве». «Русский мир», говорите, слишком агрессивен? Да «Польский мир» куда зубастее!

 

Да «Польский мир» куда зубастее!

 

А это означает, что и мешать «Реституции Кресов» никто из официоза не станет, да еще и приберегут их как козырную карту на случай охлаждения украино-польских отношений. В случае чего, напомнят на самом высоком уровне – «есть у нас тут одна гражданская инициатива, а так как мы демократы, то не можем к ней не прислушаться…».

 

В-третьих, такой инструмент давления на Украину будет отныне висеть как розга на стене. Время от времени европейцы в Брюсселе будут вспоминать о ней, брать в руки, со свистом сечь воздух и выразительно глядеть в сторону Киева.

 

Украина, правда, пытается контратаковать: дескать, поляки украинцев в 1947 году тоже погнобили в ходе «Операции «Висла». «Коль уж вы на нас в суд, так и мы на вас можем». Но такой обмен любезностями будет для Украины крайне убыточен – на «Восточных Кресах» польского имущества осталось куда больше, стоит оно дороже (сколько, к примеру, стоит город Львов?), и, самое главное, Польша в силах расплатится с украинцами по такому иску, а Украина – нет. Поэтому давать полякам самый убойный козырь в руки («мы с украинцами расплатились, а они с нами по аналогичному поводу не хотят») Киев не рискнет.

 

Вот такая забавная история. И, что-то подсказывает, это далеко не конец… А все-таки, как культурно, по-европейски, подошли к вопросу друзья Украины – не землю стали назад требовать, а всего лишь ее «оценочную стоимость». Фактически, Украине предлагают оплатить свое нынешнее право на владение тремя западноукраинскими областями.

 

А что будет, если не оплатит? Увидим ли мы, как часть территории государства забирают «за долги»?

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1