Испытания американской ПРО: система не того калибра. Александр Хроленко

   Дата публикации: 21 октября 2015, 18:53

 

Испытания противоракетной обороны (ПРО) в ходе учений Maritime Theater Missile Defense со странами-союзниками НАТО показали, что на северо-атлантическом направлении корабли альянса способны сбить не самую совершенную одиночную баллистическую ракету малой дальности. Степень эффективности ПРО в условиях массированного ракетного удара с разных направлений остается неизвестной.

 

VMF_USA_1067759428

 

Впечатляющая простота

 

В среду 21 октября в ходе учений с ракетного полигона на Гебридских островах была выпущена баллистическая ракета малой дальности Terrier Orion. Одновременно с ней в воздухе находились еще две противокорабельные крылатые ракеты. Американский эсминец Ross выпустил ракету SM-3 и впервые на европейском театре (военных действий) осуществил перехват баллистической цели. Однако успех неочевиден.

 

Для начала определимся на глобусе. Гебридские острова — это архипелаг в Атлантическом океане у западных берегов Шотландии. Входит в группу Британских островов. Материковая Европа совсем близко. Это означает, что участники учений баллистическую цель ждали заведомо не из космического пространства, и наверняка знали если не точные координаты и траекторию, то сектор поиска.

 

В качестве эпизода маневров избрали только одно из трех официальных направлений ПРО — систему активной эшелонированной противоракетной обороны от баллистических ракет на театре военных действий.

 

За кадром оставили противоракетную оборону территории НАТО во всем спектре угроз ракетного нападения. Не говоря уже об официально признанном в НАТО направлении сотрудничества с Россией в области ПРО. Россию не пригласили. Упрощение условий и принципов очевидны. Возможно, кому-то хотелось любым способом продемонстрировать высокую эффективность альянса перед лицом налогоплательщиков.

 

Отличившийся эсминец USS Ross (DDG 71) — тот самый, что в мае вытеснили в восточную часть Черного моря летчики ЧФ России. Корабль оснащен боевой информационно-управляющей системой Aegis, пусковыми установками крылатых ракет Tomahawk, зенитных ракет RIM-156 SM-2 и противолодочных ракеты RUM-139 VL-Asroc.

 

Итак, в Европу летели три ракеты условного противника — одна баллистическая малой дальности и две противокорабельные крылатые. Американский эсминец USS Ross (DDG 71) выпустил управляемую ракету SM-3 Block IA, и перехватил баллистическую ракету в северной части Атлантического океана — одну, малой дальности, возможно, на траектории взлета и на дозвуковой скорости. Зато впервые. Если западноевропейскому обывателю и этого шоу достаточно для восторга, то эффективность системы ПРО 21 октября не определена.

 

Недавний опыт боевого применения ракетного комплекса «Калибр — НК» показывает, что в массированном ударе могут, кроме баллистических, участвовать десятки крылатых ракет — с разных направлений.

 

По информации пресс-службы американских ВМС, две другие ракеты (противокорабельные) уничтожил пуском одной ракеты-перехватчика Standard-2 (что в боевых условиях маловероятно — Ред.) американский корабль Sullivans. При поддержке ВМС других стран НАТО — Великобритании, Германии, Франции, Италии, Нидерландов, Испании, Норвегии и Канады, а также близкого союзника США — Австралии. Известно, что в рамках реализации проекта ПРО Испания еще в 2012 году разрешила США направить на испанскую военно-морскую базу Рота четыре американских эсминца. Не многовато ли кораблей на две ПКР?

 

В альянсе странное представление о боевых действиях XXI века. Очевидно, для корректной проверки ПРО на одном из направлений необходимо запустить одновременно хотя бы два десятка гиперзвуковых маневрирующих баллистических целей — это эквивалент всего двух МБР «Булава», и не меньше чем по две крылатые ПКР на каждый из боевых кораблей в районе учений. Вот, после этого можно делать какие-то выводы об успешности проекта.

 

Аналитик телеканала RT Пепе Эскобар справедливо замечает: «Калибры» показали бесполезность американской системы ПРО… Альянс напуган тем, что его передовое программное обеспечение C4i (от англ. command, control, communications, computer, intelligence — командование, контроль, коммуникации, компьютер, разведка) показало полную несостоятельность перед российскими технологиями в Сирии и на юге Турции».

 

 

И сбоку — бантик

 

Развертывания американской системы ПРО в Европе под предлогом защиты от угроз со стороны Ирана в последние годы омрачает отношения США и России. Американцы заявляют, что ПРО не направлена против России, но отказываются давать юридические гарантии. Россия укрепляет отношения с Ираном.

 

Решение о создании системы ПРО НАТО в Европе принято в 2010 году на саммите альянса в Лиссабоне. В 2011 году генсек НАТО заявил, что система ПРО альянса достигнет степени полной операционной готовности в 2018 году.

 

Испытание в Северной Атлантике моделировало ракетный удар противника с запада на восток, и это у любого специалиста может вызвать ассоциации не с иранской угрозой, а с возможными действиями субмарин Северного флота России (ответный удар). Ближний Восток здесь — сбоку бантик. Отрабатывается военный конфликт с Россией.

 

Впрочем, заместитель генсека НАТО Александр Верошбоу на Ленгколенской конференции 2015 года в Осло сформулировал элегантнее: «Мы проявили свою готовность противостоять ревизионистской России и сдерживать ее. И мы можем продолжать это делать в течение длительного времени, если придется, не потому что нам это нравится, а потому что мы не пойдем на компромисс в отношении правил и принципов, на которых зиждутся Североатлантический союз и безопасность всего евроатлантического региона».

 

То же самое можно выразить проще: как только в альянсе (в США) решат — через год или через десятилетия, — что могут без серьезного для себя ущерба нанести решающий удар по России, они ударят первыми.

 

Александр Хроленко

 

 

 


Комментировать \ Comments