Постмайданная Украина вернулась в 1918 год. Юрий Романенко

   Дата публикации: 18 октября 2015, 01:51

 

В жизни всё повторяется дважды,

Но в виде драмы только однажды,

А во второй раз насмешки вроде бы,

В виде пародии, только пародии.
© Уильям Шекспир

 

 

Олигархи против Порошенко: движущие силы финального кризиса Второй Украинской Республики

 


В октябре 2015 года года Украина очень похожа на Украину в октябре 1918 года. Спустя сто лет мы вновь должны ответить на элементарные вопросы государственного устройства нашей страны.

 

12 октября глава парламентской фракции Оппозиционного блока Юрий Бойко сделал заявление, которое заслуживает того, чтобы на него обратить самое серьезное внимание.

 

В частности, в эфире телеканала «Украина» он сказал, что «этот парламент обречен на роспуск, а эта коалиция скоро развалится». По его мнению, это должно привести к досрочным выборам в Верховную Раду уже весной 2016 года.

 

Также он добавил, что вскоре, кроме парламентских выборов, состоятся и выборы на неподконтрольных украинской власти территориях, т. е. в ЛНР и ДНР

 

«Эти выборы должны состояться по украинскому законодательству. Дата проведения таких выборов зависит от позиции парламента этого созыва и от того, когда будет принят соответствующий закон. Чем быстрее мы проведем выборы на неподконтрольных сегодня территориях, тем быстрее мы получим там власть, которая будет разговаривать с Киевом, и тем быстрее мы вернем эти территории. Это все было оговорено в «нормандском формате» при участии президента Украины и очень важно, чтобы в парламенте политические силы поддержали этот мирный процесс. Данный сценарий – шанс избежать «замороженного» конфликта на этих территориях, что сегодня является основной опасностью после завершения активных боевых действий. Поэтому проведение там выборов – это правильный путь», — резюмировал Юрий Бойко.

 

По-сути, заявление Бойко указывает на желаемый сценарий для реваншистов из бывшей Партии регионов. Этот сценарий имеет очень реальные основания, поскольку попадает в мотивации других олигархических групп. Какие это группы, в чем их мотивации и чем это чревато для Второй Украинской Республики (ВУР) — предмет этой статьи.

 

Олигархические консенсусы в судьбе Второй Украинской Республики

 

Здесь я кратко опишу основные этапы влияния олигархов на украинское государство. Развернуто все было раскрыто еще в феврале 2013 году в большом моем интервью «Вторая Украинская Республика: от рассвета до заката»

 

Начиная с парламентских выборов 1998 года олигархи играли ключевую роль в политической системе Украины. К этому моменту они оформились и оперились настолько, что начали формировать собственный политический инструментарий.

 

Президентские выборы 1999 года прошли под знаменем консолидации олигархов вокруг фигуры Леонида Кучмы. Сразу после выборов ситуативный альянс распался. Проявлением этого стал кассетный скандал, который стал прологом к парламентской кампании 2002 года, где финансовая олигархия поддержала Виктора Ющенко, а промышленная олигархия юго-востока консолидировалась вокруг партийный проектов власти режима Кучмы.

 

Президентские выборы 2004 года ознаменовались новым олигархическим консенсусом, который решил для себя главную задачу — ослабление института президента, что позволило ФПГ установить полный контроль над государством и обеспечило несколько лет безудержного роста активов и влияния.

 

Президентские выборы 2010 года вновь разделили олигархов на две враждующие группы. Победа Януковича привела к тому, что олигархи средней руки были серьезно ослаблены и произошла консолидация власти и собственности в руках 5-6 ключевых групп влияния.

 

Однако, и между ними в 2010-2013 гг обозначился конфликт интересов, который наложился на игру внешних игроков, делавших ставки на те или иные ФПГ. На фоне экономического кризиса и грабежа среднего класса сформировалась питательная среда для социального взрыва, формальным поводом которого стал срыв евроинтеграции.

 

Второй Майдан начался под чутким руководством и патронажем олигархов, которые его обеспечивали стратегическое, медийное, организационное и финансовое сопровождение. Де-факто Виктор Янукович пал вследствие олигархического альянса Фирташа-Левочкина-Коломойского, который мастерски сыграл на внутренних и внешних противоречиях в Украине и вокруг ее, а энергия восставших масс была использована как таран режима Януковича.

 

Однако, в ходе первого этапа медленной украинской революции ( ноябрь 2013-февраль 2014) произошла девальвация политических фигур в оппозиционном лагере. Яценюк (на которого ставили американцы плюс Ахметов) и Кличко (политическая фигура Фирташа-Левочкина), которые рассматривались как инструменты перехвата власти у Януковича. На Майдане они показали себя как слабые политические фигуры, а Тягнибок игрался олигархами (и, скорее всего, россиянами стоявшими за ними) как радикальная пешка, которая дестабилизировала политическое поле режима Януковича.

 

Поэтому возникли условия для выхода вхождения в президентскую игру Порошенко. В тот момент была нужна фигура, которая оказалась бы способной сохранить управляемость страной, фигура неконфликтная не только с точки зрения поддержки внешними игроками, но и внутри страны, как для различных социальных групп, так и самих олигархов. Для последних угроза коллапса государства на фоне вторжения России практически не оставляла пространства для маневра.

 

Основной конкурент Порошенко — Юлия Тимошенко выглядела более опасной и непредсказуемой после «ревущих премьерских» 2005 и 2007-2009 гг. Поэтому возник краткосрочный олигархический консенсус, который отразился в победе Порошенко уже в первом туре президентских выборов. Разочарованная поражением Тимошенко должна была умерить свои амбиции и даже вошла в правящую коалицию, получив несколько сильных позиций.

 

Однако, любой олигархический консенсус выстроенный вокруг интересов разваливается как только расходятся эти интересы. В условиях жесткого кризиса, когда экономическая база постоянно уменьшается, новый конфликт интересов между ФПГ был вопросом времени. Причем недалекого.

 

Уже осенью 2014 года начал проявляться конфликт между Порошенко и Коломойским, который к марту 2015 года приобрел черты силового противостояния. Только вмешательство США фактически предотвратило силовую развязку в споре за контроль над «Укрнафтой».

 

Вашингтон заставил Коломойского умерить амбиции, но это отнюдь не решило вопрос относительно конфликта интересов. Ведь олигархи играют в игру с нулевой суммой, где всегда есть победители и проигравшие. Причем, в нынешних условиях поражение может быть безвозвратным из-за предколлапсного состояния экономики и государства. Эти условия определяют ставки в борьбе за власть, которые поднялись до небес.

 

Диспозиция олигархов накануне финального кризиса Второй Украинской Республики

 

На протяжении второй половины весны-лета, первой половины осени оформились несколько тенденций, которые позволяют говорить о том, что уже против Порошенко формируется новый ситуативный олигархический альянс, который будет играть на обострение ситуации после местных выборов с целью обеспечить перевыборы в Верховную Раду. Местные выборы будут использовать как предлог, который обозначит изменение баланса сил, не отраженный в нынешнем составе Верховной Рады. Заявление Юрия Бойко— это подготовка общественного мнения к дискурсу перевыборов в Раду, «как последнего инструмента спасения Украины». Кто играет под перевыборы и почему?

 

Игорь Коломойский: После лобового конфликта с Порошенко весной 2015 года, затушенного американцами Игорь Валерьевич осознал, что Запад не воспримет каких-либо действий в неправовом поле. Какие бы «святые патриотические мотивы» за ними не стояли. Поэтому приватовцы перенесли свою кипучую деятельность на укрепление своих политических инструментов.

 

Во-первых, был запущен политический проект УКРОП во главе с Геннадием Корбаном, которого стали превращать в политическую фигуру первого плана. Перевыборы на мажоритарном округе в Чернигове стали краш-тестом для Корбана, который с треском их провалил. Ключевой ошибкой было экстраполяция бизнес-логики на политику. Следствием стали очень неуклюжие шаги, начиная от гречкосейства, которое лояльная к УКРОПу патриотическая аудитория восприняла в штыки и заканчивая неудачными публичными заявлениями. Однако поражение в Чернигове не остановило проект УКРОП. На местных выборах 25 октября Корбан баллотируется в мэры Киева, другой раскрученный укроповец — Борис Филатов является одним из фаворитов выборов в Днепропетровске. Используя отток кадров от «Свободы» ( к подъему которой Коломойский приложил руку в свое время) укроповцы активно двигают своих кандидатов на западе и в центре страны. Здесь они четко нацелены на патриотический постамайданный электорат для окучивания которого используют соответствующую риторику.

 

Во-вторых, на востоке и юге Украины Коломойский развернул другую игру. Здесь приватовцы используют иной инструмент — партию бывших регионалов «Відродження”, опираясь на “крепких хозяйственников” во главе с Виталием Хомутынником. Бриллиантом в этой короне «административных талантов» является мэр Харькова Геннадий Кернес, оперативно телепортировавшийся из рядов Оппозиционного блока в партию «Відродження”. Кернес имеет высокие шансы на победу в Харькове уже в первом туре. Социология, озвученная вчера показывает, что у него 48,7% голосов, то есть он практически безальтернативен. Интрига в Харькове заключается в том, пройдут выборы в один тур или два. Тогда во втором туре Кернес будет противостоять более слабым кандидатам вроде Юрия Сапронова или Игоря Балуты.

 

При этом в Харькове произошло «электоральное чудо». Избиратель Кернеса без особых проблем поменял свои симпатии от Оппозиционного блока в сторону «Відродження”. Та же социология показала, что на выборах в Харькове эту партию поддержит 39% избирателей. Доходит до смешного. Забавно, что на одной из встреч с кандидатом от «Відродження” в харьковский горсовет одна избирательница сказала, что, мол, “чего вы стесняетесь сказать, что раньше были в Оппоблоке, мы ведь за вас все равно проголосуем». На что он ответил: «Ну, да, мы ведь партии-сестры».

 

Однако, между сестрами пробежала черная кошка, учитывая, что Оппозиционный блок не пускают на выборы в Харькове, то получается шах и мат от Коломойского Ахметову, который рассматривает этот регион как базовый для своей партии. Мои харьковские источники говорят, что влиятельная фигура Оппоблока, бывший губернатор Харьковской области — Михаил Добкин имел несколько жестких разговоров с Кернесом на предмет «кидалова» бывших однопартийцев. Но Геннадий Адольфович был неумолим и уходить из лагеря Коломойского отказался. Это не означает, что так будет вечно. Кернес всегда демонстрировал, что он старается оказаться в лагере победителей, поэтому нельзя исключать, что он переметнется в тот же пророссийский лагерь, как только вызреют условия. А, учитывая, ситуацию в стране, они будут «вызревать» в худшую сторону. Поэтому, Харьков реально сегодня стоит на зыбкой почве и может быть потерян Украиной относительно легко, при малейшем ослаблении центра.

 

Важно также отметить, что маневры Коломойского с «Відродженням” оттолкнули от УКРОПа часть сознательно промайданного электората, который видел в Кернесе одиозную фигуру, бывшую одним из опорных столпов режима Януковича на востоке Украины. Однако, Коломойский, очевидно, смотрит на этот сюжет прагматично. Он понимает, что легальный контроль над регионами в условиях децентрализации власти даст много козырей в разговоре с центром и конкретно с Порошенко. Поэтому, стремится получить этот контроль любой ценой, понимая, что если он не нарастит свою силу после местных выборов, то это отразится на его позициях на центральном уровне.

 

В-третьих, Коломойский тесно работает над силовой компонентой своей политической инфраструктуры. В условиях хаоса наличие парамилитарного крыла может быть единственным аргументом в ключевой момент. Игорь Валерьевич это очень хорошо осознает, потому сыграл одну из ключевых ролей в поддержке и раскрутке того же «Правого сектора». Для ПС Днепропетровск стал одной из главных опорных баз. Достаточно сказать, что после известного инцидента в Мукачево в июле этого года, «проштрафившиеся» бойцы ПС отсиживались в Днепропетровске. Однако было бы неправильным говорить о том, что Коломойский полностью контролирует ПС. Скорее это союзнические отношения, потому что сам Ярош не контролирует в полной мере ПС, поскольку его политические структуры по-сути был розданы по франшизе тем или иным региональным элитам. Закономерным итого такого подхода стало Мукачево, сыгравшее существенную роль в дискредитации ПС.

 

Но не думаю, что стоит переоценивать силовую компоненту Коломойского. Конфликт с Порошенко весной четко ему показал, что силовой вариант не поддержит Запад, а без его поддержки невозможно будет легитимизировать власть, а также иметь доступ к финансовой поддержки, без которой Украина сегодня рухнет очень быстро. Поэтому ИВК взял курс на политизацию своей игры.

 

В-четвертых, Коломойский приложил большие усилия для того, чтобы раскачать неустойчивую лодку парламентского большинства. Ради этого он сблизился с Олегом Ляшко и его Радикальной партией. Как говорят, далеко не за кофе и печеньки. Легко заметить, что на протяжении весны-лета риторика Ляшко резко изменилась в отношении власти и часто звучала в унисон с основными мессиджами УКРОПа. Формально находясь в коалиции, Ляшко, используя медийку Коломойского, превратился в ее бич. Достаточно вспомнить скандал с отставкой летом министра экологии Игоря Шевченко, где Ляшко сыграл одну из ключевых ролей. Забавно, что Шевченко был назначен по квоте «Батькивщины», но при этом в СМИ это назначение связывали с фамилией газового олигарха Александра Онищенко. При этом сама Тимошенко нещадно клеймила газовую олигархию все это время:)

 

Да, здесь еще стоит вспомнить об особых отношениях Ляшко с Сергеем Левочкиным, который во времена президентства Януковича придумал проект Радикальной партии, а курировал его известный российский политтехнолог Игорь Шувалов. Связь Ляшко с Левочкиным стоит держать в голове, чтобы уловить логику политических маневров, которые мы опишем чуть далее.

 

Теперь же рассмотрим сближение сближение Коломойского с Тимошенко.

 

Юлия Тимошенко: История отношений Тимошенко с Коломойским имеет давнюю историю, учитывая, что они являются выходцами из Днепропетровска. И на заре своей деятельности были в орбите всесильного Павла Лазаренко.

 

Между ними было все. Например, в 2005 году Коломойский сначала поддержал Тимошенко во время ее назначения на пост премьера после победы Ющенко. Позже были конфликтные ситуации, как весной 2008 года, когда правительство Тимошенко обвинило Коломойского в бензиновом кризисе.

 

Впрочем, было и взаимопонимание, когда она на премьерском посту блокировала возврат контроля государства над «Укрнафтой», где люди Коломойского занимая топовые позиции, обеспечивали структурам «Привата» монопольное положение на рынке нефтепродуктов. Более того, в 2009 году Тимошенко позволила Коломойскому окончательно создать свою нефтяную монополию, получив контроль над «Укртранснафтой». «Премьер-министр Юлия Тимошенко в этот момент баллотировалась на пост президента Украины и нуждалась в поддержке.

 

Коломойский пообещал предоставить ей все свои медиаресурсы, включая общенациональный телеканал «1+1». За это Тимошенко позволила ему сменить менеджмент стопроцентно государственной «Укртранснафты»», — как раз недавно писала «Медуза».

 

Однако, тогда же в 2009 году Коломойский был взбешен провалом приватизации Одесского припортового завода, когда его компания «Нортима» выиграла конкурс, предложив самую высокую цену. Но правительство отменило сделку, сославшись на сговор среди участников аукциона. Скорее всего, Тимошенко это сделала под давлением россиян, которые давно хотели получить контроль над этим активом и чья поддержка была нужна Юлии Владимировне в контексте президентских выборов 2010 года.

 

Во время президентских выборов 2014 года Коломойский не оказал поддержки Тимошенко, что предопределило ее изоляцию и поражение

 

Сегодня же можно определенно говорить о том, что они восстановили сотрудничество и интересы толкают их к сближению позиций.

 

Теперь Тимошенко вновь не скрывает амбиций вернуться в премьерское кресло и творчески переосмыслила причины своего поражения в 2014 году. Для этого она выбрала единственную ключевую тему — тарифы. Юлия Владимировна оседлала самый болезненный вопрос для правительства Яценюка и настойчиво месяц за месяцем повторяет тезис «о грабительских тарифах, которые разоряют народ». Эта тактика сработала и ее рейтинг начал расти, тогда как поддержка Яценюка по объективным и субъективным причинам упала почти до нуля. Однако, этого недостаточно, чтоб вернуться в правительство. Для этого нужно заручиться поддержкой других влиятельных игроков. И не только Коломойского.

 

Возможно, что Тимошенко, как и Ляшко, принимала участие в августовской встрече олигархов в Италии, о которой летом писали украинские СМИ. Одним из ключевых фигурантов этой встречи был Сергей Левочкин, ныне влиятельный депутат Оппозиционного блока. По информации от нескольких депутатов Верховной Рады, Левочкин сегодня рассматривает Тимошенко в качестве тарана режима Порошенко. При этом сам Левочкин тоже не против стать премьером. В Оппоблоке говорят, что сегодня отношения Левочкина с Тимошенко и игроками с других политических сил даже лучше, чем с коллегами по фракции. Сергей Владимирович думает, что сможет удержать Тимошенко под контролем регулируя ее доступ к подконтрольным медиа, прежде всего, к телеканалу «Интер». Это логично, учитывая, что рейтинг Тимошенко напрямую зависит от появления на ТВ, сдуваясь и надуваясь как воздушный шарик. Однако, со стороны Левочкина было бы наивным думать, что Юлию Владимировну можно удержать под контролем. Особенно, если она заручится поддержкой Коломойского и получит доступ и к его медиаресурсам. И, особенно, если получит реальную власть. Впрочем, вряд ли Коломойский или любой другой игрок его уровня, хотели бы отдать Юлии Владимировне исполнительную вертикаль в руки в это непростое время.

 

Взаимодействие ситуативной связки Коломойский-Левочкин-Тимошенко можно было увидеть 31 августа и далее, когда рассматривались изменения в Конституцию в рамках Минских соглашений. В этот момент можно было увидеть формирование вилки, которая направлена на ослабление позиций Порошенко. В чем ее суть?

 

С одной стороны, мы увидели праведный патриотический гнев Ляшко-Тимошенко- «Самопомощи». Ляшко вышел из коалиции, Тимошенко и Самопомощь пригрозили выйти, но пока что остались в формально существующем большинстве. Если Ляшко и Тимошенко играют в чистый популизм, ориентируясь на патерналистский люмпенизированный электорат, то «Самопомич» играет в патриотическом сегменте городского среднего класса. В майданном сегменте патриотического электората играет на местных выборах и УКРОП. Таким образом, эти четыре политические силы играют на том электоральном поле, которое в мае 2014 года обеспечило победу Порошенко, а в октябре дало львиную долю голосов БПП и «Народного фронта». Сейчас их задача заключается в том, чтобы набрать максимальное большее количество голосов, чтобы конвертировать это в изменение баланса сил в Верховной Раде.

 

С другой стороны, к этому же будут стремиться экс-регионалы, которые расползлись по различным политическим проектам. Прежде всего, речь идет об Оппоблоке, который 31 августа проголосовал за изменения в Конституцию. Многие аналитики в этот момент начали говорить о том, что налицо формирование новой коалиции — «ширки». На самом деле, это не так. Не так на данном этапе, поскольку последующие голосования показали, что неустойчивая коалиция на базе существующего большинства еще есть. Поддержка Оппоблоком изменений в Конституцию вполне логична, поскольку, если ЛНР и ДНР будут возвращены в политическую систему Украины, то его электоральная база резко расширится. С потерей части Донбасса и после аннексии Крыма Оппоблок лишился базовых электоральных территорий, где было около 4,5 миллионов избирателей, большинство из которых отдавали голоса Партии регионов. Поэтому логично, что они всячески выступают за скорейшую интеграцию оккупированных территорий в Украину. Это автоматически расширит их электоральную базу и влияние в Верховной Раде.

 

При этом Сергей Левочкин с Ринатом Ахметовым играют в иезуитскую игру с Порошенко. Педалируя развал коалиции через Ляшко и прочие «радикальные элементы», Левочкин стремится увеличить зависимость Порошенко от поддержки Оппозиционного блока и экс-регионалов в Раде. Это будет дальше отталкивать патриотический электорат от БПП. В свою очередь, сближение Порошенко с группой Ахметова обусловлено его опасениями относительно более непредсказуемого Коломойского. Однако, говорить о том, что кто-то кому доверяет невозможно в принципе. Поэтому мы видим причудливые альянсы, когда в Днепропетровске Порошенко играет на ослабление команды Коломойского не сопротивляясь росту Вилкула, а в Харькове власть блокирует Оппоблок, позволяя Кернесу перетащить электорат Оппоблока под «Відродження” и немного под “Наш край”, которое идет под зонтиком АП.

 

Самое интерсное начнется, когда будет снят иммунитет с правительства Яценюка в декабре этого года. К тому моменту начнется игра за переформатирование правительства. Если Порошенко вовлечет Оппоблок в коалицию, то, тем самым, он увеличит зависимость от него. А это позволит Левочкину и Ахметову увеличивать ставки и требуя большего допуска в структуры исполнительной власти, угрожая выйти из коалиции в случае отказа Порошенко. Однако, даже если Порошенко не пойдет альянс с ними, то ровно то же будут делать нынешние партнеры по коалиции. Это поставит под вопрос ход дальнейших реформ, прежде всего, принятие во втором чтении изменений в Конституцию по децентрализации, где нужно 300 голосов. При этом децентрализация может определенно пойти на пользу олигархам, поскольку укрепление контроля над теми или иными регионами после местных выборов даст доступ к местным бюджетам, где после реформы будет оставаться больше средств. Фактически, это угрожает зафиксировать раздел страны на феодальные вотчины.

 

Впрочем, как метко сказал мне политолог Виктор Небоженко, Киев идет на децентрализацию не потому, что хочет делиться властью, а потому что у центра больше не осталось ресурсов, которые можно перераспределять.

 

В этом контексте, ключевыми будут итоги выборов в Киеве, Одессе, Харькове и Днепропетровске, потому что они покажут, какое соотношение силу будет между Порошенко, Коломойским и Ахметовым, тогда как остальные игроки будут маневрировать между ними:

 

1. Результаты выборов в Киеве покажут кто будет контролировать столицу.

 

2. Исход выборов в Харькове будет определяющим для судьбы востока. Там важны будут не только итоги мэрских выборов, но и соотношение сил в горсовете и облсовете.

 

3. Результат в Одессе покажет судьбу пилотного проекта построения новой модели в отдельном регионе под чутким взором западных кураторов.

 

4. Наконец, исход выборов в Днепропетровске может определить судьбу страны в целом. Потому что победа Александра Вилкула поставит Коломойского перед выбором признать или не признать итоги выборов,а исходя из этого запускать или не запускать дестабилизацию ситуации. В свою очередь, Порошенко также будет вынужден пройти Рубикон, потому что он не сможет игнорировать конфликт в Днепропетровске, поскольку пассивная позиция Киева может катализировать подобного рода конфликты в других регионах, где местная элита будет оспаривать итоги выборов.

 

Таким образом, местные выборы запустят финальный кризис Второй Украинской Республики, поскольку обозначат изменение баланса сил как на региональном, так и на центральном уровне, а потому катализируют борьбу за власть в Киеве.

 

Базовый сценарий дальнейшего развития событий мне видится таковым.

 

Мотивации большинства игроков будут толкать их в сторону перевыборов в Раду. Тимошенко, Ахметов, Левочкин и Фирташ (который также никуда не делся) будут заинтересованы в перевыборах, как укреплении своего влияния.

 

Петру Порошенко перевыборы невыгодны, потому что сегодня он вошел в фазу снижения рейтинга, которая не носит такой обвальный характер, как у Арсения Яценюка, но, очевидно, будет усиливаться по мере углубления проблем в экономике. Президенту были бы выгодны выборы в том случае, если бы у него появились новые политические инструменты с хорошими рейтингами Таким инструментом на данном этапе может быть только политическая сила, организованная под Михаэла Саакашвили. Однако ее успех, во-первых, зависит от исхода выборов в Одессе; во-вторых, от способности быстро создать общенациональную партию по него. И в первом, и во втором случае, мне кажется, будут проблемы, поскольку Саакашвили потерял слишком много времени. Кроме того, общественное мнение начинает охладевать к варягам, поскольку они по тем или иным причинам не демонстрируют быстрых реальных успехов. Более того, такие «космонавты» как Абрамовичус, показали свою полную несостоятельность как менеджеры. Поэтому базовая мотивация Порошенко будет консервативная. Кстати, в этом его будут поддерживать американцы, поскольку у них сегодня нет альтернативной замены Порошенко.

 

Наконец, Коломойский, который сегодня ориентировочно имеет от 30 до 50 штыков в ВРУ будет ориентироваться на итоги местных выборов. Если УКРОП получит хорошие результаты, то у него будут мотивации идти на перевыборы ВРУ, попутно вставляя своих людей в лояльных проекты вроде «Самопомочи” ( как это мы видим на примере Днепропетровска) или «Відродження”. Если же результаты будут плохими, то ему будет выгоднее ждать. Однако, если конфликт между Порошенко и Коломойским обострится, последнего обстоятельства могут заставить играть в управляемый хаос, для того, чтобы более эффективно защищаться.

 

В общем, в декабре вокруг правительства Яценюка начнется возня за перераспределение сфер влияния. Назначение любого нового премьера неизбежно поставит вопрос относительно голосов, которые можно будет под него собрать, что спровоцирует дополнительные конфликты. В этой ситуации все выглядит так, что наиболее реалистичным выглядит сценарий перевыборов в Верховную Раду весной 2016 года, потому что большинство игроков придет к мысли, что проще попытаться усилить свои позиции через перевыборы, чем бесконечно перекупать друг у друга депутатов. Порошенко будет тяжело уйти от этого варианта, потому что в условиях фактически нулевого рейтинга Яценюка ему уже будет просто некем закрываться. А если он будет затягивать с перевыборами, то он окажется под перекрестными ударами практически всех ключевых игроков. Падение внутренней легитимности повлечет за собой падение внешней. Запад может резко снизить поддержку, понимая, что помощь будет уходить в никуда.

 

В этом плане, Петр Алексеевич будет все больше напоминать гетмана Павла Скоропадского в ноябре 1918 года, который оказался без массовой поддержки, потому что так и не провел глубокие реформы, которые ожидали массы, а элита и внешние игроки не оказали помощи, потому что не видели как будут удовлетворены их мотивации таким неустойчивым политическим режимом. Как следствие, Скоропадский оказался один на один с популистами вроде Петлюры ( Тимошенко, Ляшко в нашей ситуации), которые сумели его свергнуть в декабре 1918 года (кстати, о петлюровщине как нашем недалеком будущем, я предупреждал еще в июне 2013 года). Ирония судьбы заключалась в том, что социал-популисты не имели за собой ничего, кроме громких лозунгов и сами были легко выбиты из власти большевиками. Нет сомнений, что если сегодня Украина пойдет таким же путем, то это закончится очередным коллапсом государственности, который всячески подогревает и будет подогревать Россия.

 

По-сути есть три сценария развития ситуации:

 

Первый — война всех против всех, или, говоря языком Петлюры, «мы все про*бали». Мы сейчас идем по нему в логике развития нового олигархического консенсуса против Порошенко ( и здесь немалая вина лежит на самом Петре Алексеевиче, который оказался заложником своего бизнеса-успеха, чьи практики он расширил до уровня управления государством). Он закончится коллапсом государства и походом в мрачное будущее по боснийскому, сирийскому или иракскому сценарию. В зависимости, как нам «повезет». Чреват высоким уровнем насилия.

 

Второй — силовой переворот, который имеет два подсценария.

 

Неудачный — в том случае, если одна или пара ФПГ пытаются организовать силовой переворот с опорой на своих силовиков. Поскольку остальные группы не в курсе, то это наталкивается на ожесточенное сопротивление других ФПГ, региональных элит при той или иной вовлеченности внешних игроков, что автоматически заканчивается переводом его в сценарий №1. Чреват высоким уровнем насилия.

 

Удачный — силовой переворот в который вовлечены несколько ФПГ с опорой на одну-две популярные политические силы с развернутыми программами и заранее согласованными позициями с западными партнерами. Чреват относительно низким уровнем насилия.

 

Третий — консенсусный на базе договоренностей новой элиты с адекватной частью старой на базе развернутой модели будущего Украины с переходом к ней через Конституционную ассамблею и переходным периодом. Чреват низким уровнем насилия.

 

Последний вариант и есть по-настоящему рациональный выход из этого исторического тупика.

 

Дорожная карта на 2016 год

 

Первое, нужно признать, что на данном этапе нужно действовать очень осторожно, чтобы не опрокинуть хлипкое здание украинской государственности. Совершенно очевидно, что Вторая Украинская Республика заканчивает свое существование. Вопрос заключается в том, как обеспечить переход к Третьей Республике. Де Голль в условиях, когда Франция в 1958 году скатывалась в гражданскую войну из-за поражений в Алжире пошел на радикальный шаг — сбросил Алжир и переучередил государство через переход от неустойчивой парламентской Четвертой республики к Пятой.

 

Второе, учитывая рыхлость Верховной Рады мы имеем сегодня одну устойчивую властную вертикаль — президентскую. По-сути, президент сегодня является единственной несущей конструкцией государства, если этот институт обрушивается, то обрушивается вся государственность Украины. Поэтому, нужно поддерживать президента ровно настолько, пока не выкристаллизуется альтернатива в виде а) новых политических сил б) новых элит, которые будут за ними стоять в) нового проекта страны, который будет сформулирован и предъявлен этими элитами. Учитывая общую истощенность ресурсной базы ВУР у нас есть около года ( вряд ли больше, а может и нет даже этого времени), чтобы развернуть, внедрить в массовое сознание и приступить к реализации альтернативы, где будет переходной период на базе консенсуса новой и части старой элиты, способной принять новые правила игры в рамках новой модели.

 

Уточнение: Здесь нужно объяснить, что под новой элитой я подразумеваю людей, организованных в те или иные структуры, чье целеполагание в качестве базового субъекта приложения своих усилий рассматривает интересы всего социума на территорий этой страны, включая тех людей, которые воспринимают себя как часть данного сообщества за ее пределами. Образно говоря, новая элита- это родители в семье, которые мыслят себя интересами семьи, а не интересами ее отдельных членов или групп.

 

Новую элиту старая элита начнет воспринимать серьезно, когда ее организационные возможности станут соразмерны самому слабому из существующих олигархических акторов.

 

Ключевым ресурсом новой элиты на начальном этапе будет видение будущего и доверие со стороны различных социальных групп. Видение облеченное в доступную идею будет создавать ресурсную базу, формирующую большее доверие, которое будет конвертироваться в большую ресурсную базу.

 

Это означает, что ключевой характеристикой новой элиты помимо наличия видения и менеджерских способностей будет наличие репутации. Объединение репутаций и компетенций будет давать синергетический эффект, обеспечивающий быстрый выход в первую лигу.

 

Третье, после местных выборов, пока старые игроки будут все больше запутываться в паутине собственных неадекватных представлений о ситуации, время нужно будет использовать для разворачивания новой модели будущего плюс объяснения пути перехода к ней через Конституционное собрание. К моменту перевыборов в Верховную Раду альтернативный путь должен быть представлен, тупиковость нового парламента спрогнозирована, а внешние игроки оповещены об альтернативах.

 

Четвертое, нужно будет дождаться, когда в течение нескольких месяцев станет очевидной импотентность новой Рады. Это нужно время потратить на переговоры с основными старыми игроками с целью втягивания их в альтернативный сценарий. Вероятность этого резко увеличится, если организованная группа новой элиты получит дополнительную легитимность на Западе, не говоря о его поддержке. Нужно осознавать, что вероятность насилия в стране будет обратно пропорциональна количеству игроков старой элиты, которые останутся за бортом новой модели. Чем будет их больше, тем выше вероятность сопротивления, тем выше вероятность насилие, тем дольше и глубже издержки.

 

Пятое, осенью 2016 года можно будет начать реализацию перехода в Конституанту на базе сформированного консенсуса элит. В противном случае, мы рискуем свалиться в варианты прописанные в первом и втором сценариях.

 

В любом случае, позитивный результат возможен только в том случае, если будут найдены ответы на следующие вопросы: кто, как и за счет каких ресурсов, с опорой на какие социальные группы и внешних игроков обеспечит легитимный порядок в стране, гарантирующий соблюдение основных конституционных прав граждан. Отсутствие ответа на любой из этих вопросов закончится провалом.

 

Юрий Романенко

 

P.S. от Сергея Веселовского

 

«Циничная бандера» Романенко с садистским наслаждением рассказал соотечественникам, что они сами говно, жили, живут и будут жить в говне. Что их как имели олигархи, так и будут иметь.

 
Я получил истинное удовольствие, читая новый текст Юры.

 
Особенно про «хлипкое здание украинской государственности» доставило. Это он так изящно сливную яму с нечистотами обозначил.

 
Ну а себя любимого Романенко, как и ранее несколько лет подряд, причисляет к «новой элите», которую следует выпестовывать и поднимать на самый верх.

 
Ответом на простой вопрос: «Юрий, а на@уй вы этим олигархам нужны?» товарищ себя не затруднил.

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1