Москва втягивается в войну

Дата публикации: 17 Октябрь 2015, 10:05

 

На дипломатическом фронте порохом уже не пахнет, а просто шибает в нос:

 

«По мнению … кандидата на президентский пост Марко Рубио, ради достижения целей США в Сирии можно пойти даже на риск открытого конфликта с Россией».

 

 

«Если Москва и далее будет «провоцировать» США, без спроса атакуя повстанцев, американские военные должны «разоружить» российские силы — прямая угроза войны… на президента США растет давление, дабы вынудить его к более жестким шагам против России».

 

Русская интервенция заново перетасовала карты сирийской игры

 

Военная интервенция России в Сирии встретила резкое неприятие со стороны Запада. Если в преддверии российских авиаударов еще можно было предполагать сотрудничество с Москвой в рамках борьбы против «Исламского государства» (ИГ), то отныне направление политики переведено на конфронтацию.

 

Два дня спустя 30 сентября, начала российских авиаударов, их осудили в совместном заявлении правительства Франции, Германии, Великобритании, США, Саудовской Аравии, Катара и Турции, как направленные не против ИГ, и влекущие жертвы среди мирного населения.

 

Своим воздушным наступлением на «группы умеренных» Москва «эскалирует» войну в Сирии, заявил неделю назад министр обороны США Эштон Картер. Россия в «ближайшем будущем начнет нести потери в Сирии», — выступил с пророчеством Картер на пятничной встрече министров обороны стран НАТО в Брюсселе.

 

Благодаря русской интервенции «умеренные» боевики внезапно восстали из мертвых, заметила британская газета «Индепендент»: «Русские, как мы теперь узнали, бомбят в Сирии «умеренных» — тех «умеренных», которые согласно признанию американцев двухмесячной давности, более не существуют. (…) Но считанные часы спустя после начала русских авиаударов Вашингтон, «Нью-Йорк таймс», Си-Эн-Эн, Би-Би-Си и почти все газеты западного мира вернули к жизни этот призрак, заверяя нас, что русские бомбят храбрых «умеренных», что воюют против армии Асада — но еще несколько недель до этого те же самые источники сообщали, что этих «умеренных» уже не существует».

 

Резкость Вашингтона объясняется и тем, что Москва атакует, как публично заявил сенатор Джон Маккейн, боевиков, обученных ЦРУ. «Очень беспокоит», заявляет сирийский католический архиепископ Жак Бенан Хиндо, когда Маккейн жалуется на то, что «российские ВВС (…) атакуют обученных ЦРУ повстанцев». Ведь тем самым он признается в том, «что за войной против Асада скрывается также и ЦРУ».

 

«Западная пропаганда» продолжает говорить «об умеренных повстанцах, которых, однако, не существует». В «галактике вооруженных группировок» солдат Свободной Сирийской армии «можно обнаружить лишь с помощью лупы», — сказал архиепископ.

 

«14 лет спустя после теракта 11 сентября США протестуют против того, что русские бомбят боевиков аль-Каеды в Сирии. Что это означает? То, что аль-Каеда стала отныне союзником США лишь на том основании, что по-другому называется в Сирии?», — задается вопросом священник.

 

Фантомная армия «умеренных»

 

Министр иностранных дел России Сергей Лавров поставил Белый Дом в неудобное положение, заявив о готовности Москвы вступить в контакт со Свободной Сирийской армией (ССА), дабы избежать ударов по ее боевикам.

 

Но найти какие-либо свидетельства о существовании этой армии не удалось, сказал Лавров, назвавший ССА фантомом, о «котором ничего не известно». Он просил своего американского коллегу дать ему справку о «местонахождении этой ССА и ее лидерах», но безрезультатно. «Никто нам так и не сказал, где и как действует Свободная Сирийская армия или прочие подразделения так называемой умеренной оппозиции».

 

Запросы российской стороны делают западных коллег «немыми и растерянными», сказал Игорь Конашенков, пресс-секретарь Министерства обороны России. Позволяя делать вывод, «что либо умеренная оппозиция — фантом, либо ее защищают потому, что сами же и поддерживают»

 

Поскольку не существует никаких «умеренных» боевиков — повстанцев не-исламистов, плечо к плечу воюющих с джихадистами, о чем вновь свидетельствует недавнее совместное объявление ими войны России, то и Вашингтон не может ничего сказать по поводу их местонахождения.

 

Хотя и имеющее мало отношения к местным реалиям, это разделение на «умеренных» и «экстремистских» повстанцев «остается политически неотъемлемой формулой» для западных государств, чтобы развязать им руки в деле поставок оружия антиасадовским силам, говорится в аналитическом документе Фонда Карнеги за международный мир. «Мыслительная фабрика» из США за неделю до российских авиаударов попала в яблочко своим прогнозом, согласно которому этим ударам подвергнется «весь спектр повстанцев».

 

То, что Россия не ограничивается в своих атакующих действиях «Исламским государством», Запад принял к известию с возмущением. Москва обвиняется в том, что борьба против ИГ служит лишь поводом для ее вмешательства.

 

При этом Кремль никогда и не делал секрета из того, что берет в Сирии под прицел все группировки террористов. Россия не присоединяется к введенному врагами Асада делению террористов на «хороших» и «плохих».

 

В конце концов, цель российской интервенции была незадолго до ее начала отчетливо заявлена президентом Путиным в интервью американскому телеканалу Си-Би-Эс как поддержка правительства Асада, сохранение сирийского государства от полного краха.

 

Все военные эксперты едины во мнении, что одними лишь воздушными ударами ИГ не победить. Без наземных войск ничего не получится. Путин явственно назвал силы, ответственные за проведение сухопутных операций: сирийская армия, «Хизбалла» и курдские вооруженные формирования. Сирийская армия, удерживающая густонаселенные территории запада страны от прорыва не входящих в ИГ группировок джихадистов, не обладает возможностями к тому, чтобы вести крупное наступление против бастионов «Исламского государства», находящихся далее, на востоке страны.

 

С военной точки зрения необходимо высвободить сирийскую армию из охватывающих ее тисков. Нынешнее наступление в провинциях Хама и Хомс нацелено на разгром удерживаемых повстанцами анклавов, находящихся в тылу контролируемых правительством территорий.

 

Россия в информационной войне

 

Впечатление, что Россия вообще не воюет с «Исламским государством», усилилось, когда СМИ просто-напросто стали лгать о существовании террористического государства в определенных регионах. Когда Россия нанесла воздушные удары в многих местах провинции Хомс, включая город Растан, ведущие СМИ заняли единодушную позицию, что там и в помине не было никаких следов ИГ.

 

«Ни одна из территорий» не находится под контролем ИГ, утверждало Би-Би-Си, «де-факто там нет никаких сторонников Исламского государства», писала «Нью-Йорк таймс», в этой местности действуют лишь «группы сирийской оппозиции, а не ИГ», предполагала «Цайт», в то время как «Шпигель» делал утверждение, что боевиков «Исламского государства» вряд ли возможно найти в этом регионе, «в отличие от различных групп сирийских повстанцев».

 

«РТ Дойч» подложил свинью этим утверждениям, напомнив про сообщение агентства новостей AFP от 21 сентября сего года, согласно которому боевики ИГ публично казнили в Растане семерых мужчин, обвиненных в гомосексуализме.

 

Делегитимации российских авиаударов посвящены как всеобщая классификация боевиков как «умеренных», так и обширная проблематизация наличия жертв среди гражданского населения.

 

Если США сбрасывали в Сирии свои бомбы в тысячах вылетов, не давая повод западным СМИ превратить мирные жертвы в горячую тему, то телеканал АРД в новостной передаче, посвященной обзору событий дня, с места в карьер, в первом же сообщении о российских авиаударах обвинил Москву в убийстве гражданских лиц. Не заставил себя долго ждать и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, высказав «озабоченность» тем, что Россия напала на «сирийских оппозиционеров и мирных жителей».

 

«Опять и опять» российские ВВС в Сирии «бомбят все без разбору, зачастую попадая по гражданским лицам», утверждает — без каких-либо доказательств — «Шпигель», еще два месяца назад писавший, что ССА «практически больше не существует».

 

Теперь же новостной журнал заходит так далеко, что причисляет к «умеренным» и тех боевиков, что сами себя относят к аль-Каеде, когда пишет об «умеренных и радикальных боевиках фронта «ан-Нусра» и прочих исламистских группировках».

 

Практика корреспонденций о жертвах российских ударов среди гражданского населения сродни «информационной войен», считает заместитель министра обороны России Анатолий Антонов. «Мы сотни раз перепроверяем данные. (…) Мы осуществляем атаки с воздуха лишь тогда, когда на сто процентов уверены в том, что попадем в нужную цель».

 

«Наши самолеты в Сирии не атакуют населенные территории, а также территории с памятниками истории», — ответило Министерство обороны на упреки в бомбежке «множества городских районов Пальмиры».

 

«Информационная война» или нет, но данные о гражданских жертвах по вине России нужно воспринимать осмотрительно уже потому, что нельзя однозначно установить, какие удары наносятся сирийскими, а какие — российскими ВВС.

 

Решающую роль при выборе целей играет созданный несколько недель назад в Багдаде информационный центр, через который Россия, Сирия, Иран и Ирак координируют свою войну против террора.

 

Как выражение общей воли этой коалиции, через иранскую и иракскую территории пролегли трассы запущенных в среду российским флотом на Каспийском море крылатых ракет. Четыре таких ракеты разбились в четверг на территории Ирана, сообщил Си-Эн-Эн со ссылкой на источники в правительственных кругах США. Что немедленно опровергли Тегеран и Москва.

 

Хотя «точность ударов по структуре ИГ в Сирии стала неприятной неожиданностью для наших коллег в Пентагоне и Лэнгли (штаб-квартира ЦРУ — прим. ред.), но все запущенные ракеты достигли своих целей», — ответил пресс-секретарь МО Игорь Конашенков.

 

Иначе пришлось бы верить в то, что пораженные сооружения ИГ, «расположенные на значительном удалении друг от друга, взорвались сами», — цитирует «Спутник ньюс» пресс-секретаря. «В отличие от Си-Эн-Эн с его рассказами со ссылками на анонимные источники мы показываем старты наших ракет и пораженные ими цели практически в режиме реального времени», — подчеркнул Конашенков. Российские беспилотники работают круглосуточно, чтобы заснять цели до и после атаки.

 

Война с затянутым ручным тормозом

 

Записи влетающих в цель бомб и ракет служат не только демонстрации собственных военных возможностей. Они также служат Москве доказательством выбора целей, точности и эффективности, с которыми они атакуются. Свыше ста целей, среди которых командные пункты, бронетехника, склады оружия, мастерские по изготовлению бомб, тренировочные лагеря, уничтожены на данный момент. Террористы всех мастей должны понести существенный урон.

 

Правда, не стоит верить данным сирийского посла в России Риада Хадада, согласно которому в Сирии уничтожены в настоящее время 40% инфраструктуры ИГ. (18) Но отнюдь не все наблюдатели возражают утверждениям Москвы, что уже сейчас «Исламскому государству» нанесен такой же ущерб, который американцы причинили за целый год своих непрерывных авиаударов.

 

«Кого они вообще бомбят?», — задается вопросом Илья Рогачев из российского МИД. Тысячи американских атак с воздуха не помогли сократить размер территории, контролируемой ИГ в Ираке. «Количество боевиков выросло».

 

Напрашивается вопрос, «на чьей стороне» воюет альянс во главе с США в этой войне. Замминистра иностранных дел России Сергей Рябков также обвиняет Вашингтон в том, что тот непоследовательно ведет борьбу против ИГ.

 

США не следуют плану «полностью выключить» ИГ, и воюют «с затянутым ручным тормозом», — такова оценка ситуации от автора многих книг Юргена Тоденхёфера. «Они все еще нуждаются в ИГ. Без него Иран станет слишком силен», — говорит эксперт по Ближнему Востоку.

 

США действуют с «затянутым ручным тормозом» в первую очередь в Сирии. Красноречивым свидетельством этому служит захват ИГ города Пальмира полгода назад. Концентрация тысяч боевиков, необходимых для взятия города, не осталась незамеченной военными США, но воздушные удары не последовали, потому что «любая атака с воздуха против боевиков ИГ в Пальмире и вокруг нее» была бы использована Асадом, сформулировала «Нью-Йорк таймс» приоритеты Вашингтона.

 

Власти США решительно настроены и впредь не бомбить ИГ, если его войска находятся в состоянии «боев с правительственными войсками». Джихадистам из ИГ следует опасаться американских бомбежек лишь в случае ведения боев с остальными группировками повстанцев, находящимися под патронажем США. В начале июня американские ВВС даже провели атаку в пользу филиала аль-Каеды, когда та к северу от Алеппо подверглась нападению со стороны другого исламистского конкурента.

 

Эскалация и контрэскалация

 

Россия, напротив, воюет в Сирии как против отпрысков аль-Каеды, так и ИГ. В этом Запад усматривает эскалацию. Но она уже состоялась ранее и заключается в решении Запада и его региональных союзников не скупясь вооружать террористические группировки в Сирии.

 

Именно благодаря оснащению современным американским оружием и квалифицированной помощи турецких военных «Армии захватчиков» удалось в конце марта захватить северо-западную провинцию Идлиб. Союз повстанцев возглавлялся фронтом «ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам», джихадистскими группами, в значительной степени разделяющими идеологию и практику ИГ, считающимися в ООН террористическими организациями.

 

В первую очередь Турция выступает за то, чтобы объявить отнятые у сирийских властей территории «защищенными зонами» под эгидой НАТО, над которыми военный альянс должен установить режим бесполетной зоны.

 

Планы этой прямой интервенции против правительства Асада, по данным «Файненшл таймс», близки к своей реализации. Соглашение об установлении бесполетных зон на севере и юге страны отрабатывается в кругах проамериканской коалиции, сообщила газета неделю назад со ссылкой на дипломатов и военных. Среди которых многие придерживаются мнения, что «этот предстоящий шаг коалиции — увеличить свою активность в Сирии, и стал причиной неожиданной интервенции со стороны Кремля».

 

Российское вмешательство «сильно отбросило назад» антиасадовскую коалицию, особенно Катар, Саудовскую Аравию и Турцию, говорит Джулиен Барнс-Дейси из Европейского совета по международным отношениям. Эксперт по Ближнему Востоку из мыслительного центра с позициями по обе стороны Атлантики рассчитывает со стороны этих стран на форсированную «контрэскалацию». Расширение поддержки, оказываемой повстанцам, станет «лучшим ответом» на российский шаг.

 

В настоящее время, по данным Би-Би-Си, некий представитель саудовских властей объявил о вооружении трех объединений повстанцев «современным, мощным оружием», среди получателей которого и управляемая аль-Каедой «Армия захватчиков».

 

Прочие не хотят связываться с вооружением своих марионеток, а ищут прямой конфронтации. «Если Россия продолжит нападения на поддерживаемую нами оппозицию, мы должны поднять цену достижению российских интересов, например, ударив по важным для сирийского режима объектам», — сказал в четверг Джон Маккейн, выступая перед Комитетом Сената США по вооруженным силам, в котором сенатор от республиканцев и председательствует.

 

По мнению его коллеги по партии, кандидата на президентский пост Марко Рубио, ради достижения целей США в Сирии можно пойти даже на риск открытого конфликта с Россией.

 

Все громче в рядах американских политиков раздаются голоса, требующие установления бесполетной зоны в Сирии , среди которых и кандидат в президенты от демократов Хиллари Клинтон, настаивающая на том, что свержение Асада имеет «высший приоритет».

 

Реализация подобных мер практически означает объявление войны России, поскольку Москва «очень, очень определенно» дала понять, что установление бесполетной зоны «по ливийскому образцу» со стороны США и их союзников «невозможно», — говорит Джастин Бонк, аналитик британского Королевского объединённого института оборонных исследований. «Если только американская коалиция готова сбивать российские самолеты».

 

Даже в своей начальной стадии российская интервенция существенно ограничила свободу действий анти-асадовской коалиции. Глядя на темпы, которыми Россия создает «факты на земле», кажется сомнительным, что воюющим в Сирии представителям главных выгодополучателей удастся добиться свержения Асада. В принципе, им остаются лишь два пути: или отказаться от своих замыслов и сесть за стол переговоров, или вести дело к прямой конфронтации с Россией.

 

Серый кардинал американских стратегов в области безопасности Збигнев Бжезинский высказывается за второй путь. Российский воинский контингент в Сирии «географически изолирован от родины» и благодаря этому «уязвим».

 

Если Москва и далее будет «провоцировать» США, без спроса атакуя повстанцев, американские военные должны «разоружить» российские силы — прямая угроза войны, которую вряд ли Барак Обама намеревается сделать реальностью.

 

Но на президента США растет давление, дабы вынудить его к более жестким шагам против России.

 

Источник

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1