Решимость и сила. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 16 октября 2015, 16:56

 

Антитеррористическая коалиция, созданная Россией на Ближнем Востоке, становится определяющим фактором региональной политики

 

Пока фантомная американская коалиция, в составе якобы шестидесяти государств, уже не первый год столь же фантомно «сражается с мировым терроризмом», попутно решая свои собственные шкурные вопросы, настоящая война с этим действительно опасным порождением западной политики хаотизации мира, разворачивается под эгидой России.

 

Антитеррористическая коалиция, созданная Россией на Ближнем Востоке, становится определяющим фактором региональной политики

 

При этом, с каждым днем становится все более заметно, что Москве удается, хотя и не без проблем, включать в орбиту этой борьбы все больше стран из самых разных «лагерей», причем не на словах, а на деле.

 

В последние дни наиболее заметной становится  роль Ирана. Сообщения из множества источников указывают на то, что именно иранские вооруженные силы играют решающую роль в развернувшемся генеральном наступлении в районе крупнейшего провинциального центра Алеппо.  О том, насколько большое значение Иран придает своему участию в данной операции, говорит тот факт, что аккурат накануне этого удара официальное иранское агентство «Фарс» опубликовало фотографии сверхсекретной иранской подземной ракетной базы, которая никогда прежде не афишировалась в прессе. Совершенно очевидно, что это недвусмысленное предупреждение Западу о готовности Ирана к полномасштабной войне в случае, если Вашингтон решится на силовые действия против иранских войск в Сирии.

 

 

Кроме того, Иран продолжает наращивать поставки своих вооружений подразделениям шиитских милиций, воюющим на стороне правительства Сирии. Они обеспечиваются, прежде всего, противотанковыми системами, в частности – иранской копией  американского ПТРК «Тоу». И это совсем нелишнее — с учетом захвата ИГИЛ большого количества военной техники в Ираке.

 

Антитеррористическая коалиция, созданная Россией на Ближнем Востоке, становится определяющим фактором региональной политики

 

Долгое время под вопросом оставалась роль в сирийском конфликте крупнейшей страны мира — Китая. На этой неделе появились признаки того, что в Пекине решили, наконец, отойти от несколько невразумительной позиции полного неучастия в этой борьбе. Появились, в частности, данные о поставках сирийским правительственным силам китайской военной техники. И хотя речь идет пока только о бронированных армейских внедорожниках, как говорится – лиха беда начало. Тем более, что далеко не всем китайским «подаркам», видимо, рекомендовано попадать в кадр.

 

Антитеррористическая коалиция, созданная Россией на Ближнем Востоке, становится определяющим фактором региональной политики

 

Более того, поступают неподтвержденные сообщения о том, что для борьбы с терроризмом в Сирию направляется китайское специализированное антитеррористическое подразделение, входящее в структуры безопасности ШОС.  Если это действительно так, то можно считать, что Китай также «перешел Рубикон» и сделал свой выбор в нарастающей на Ближнем Востоке военной борьбе.

 

Из того же разряда и сообщения на тему прибытия в Сирию кубинского спецназа, которые, впрочем, были тут же опровергнуты Гаваной. Правда это вовсе не означает, что кубинское руководство забыло о том, что некогда именовалось «пролетарским интернационализмом», а теперь, скорее, смахивает на общий военно-политический фронт против Запада. Кубинцам, которые как раз сейчас играют в разрядку с США, вовсе ни к чему выпячивать некоторые детали своей внешнеполитической деятельности. И, тем не менее, было бы очень странным, если бы главные союзники Гаваны – Россия и Китай определились со своей ролью в Сирии, а Куба сделала вид, что это её не касается.

 

Похоже, однако, что в Москве считают, что данная ситуация касается не только Кубы, но и всего Содружества независимых государств, главы которого как раз сегодня обсуждают в Астане ближневосточную ситуацию. Обсуждать действительно есть что, поскольку одним гламурным похлопыванием России по плечу – мол, давай дальше, нам нравится – некоторым господам-товарищам уже не отделаться. И российский лидер вправе задать им прямые вопросы – долго ли они еще намерены отсиживаться в кустах и делать вид , что борьба с мировым злом  их не касается?

 

Тем более, что даже среди  далеко не  самых дружественных России государств, в последнее время наблюдается растущее понимание российской позиции и даже некоторая готовность помочь в этой общей для всех борьбе. Особенно отличилась в этом плане натовская Турция, которая явно рискуя навлечь на себя гнев Вашингтона, оказала России содействие в решении едва ли не самого насущного вопроса – о предоставлении морских транспортных судов для переброски в Сирию предметов военного снабжения.    Восемь турецких сухогрузов, которые  в эти дни в пожарном порядке переоснащаются в российские военные транспорты – это реально то, без чего  стратегическое наступление сирийской армии может захлебнуться уже в ближайшие дни. Потому что никакими воздушными мостами невозможно обеспечить поставку того огромного количества боеприпасов, снаряжения, ЗИПов и прочего оборудования, без которого сирийская армия, материальные ресурсы которой уже давно на исходе, просто окажется безоружной.

 

Таким образом, формат подлинной, а не фиктивной антитеррористической коалиции под руководством России с каждым днем наполняется все более реальным и весомым содержанием. И благодаря этому возможность достижения в Сирии и в целом — на Ближнем Востоке большого военно-политического успеха для России и её союзников перестает быть призрачной.

 

Антитеррористическая коалиция, созданная Россией на Ближнем Востоке, становится определяющим фактором региональной политики

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

 

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1