Как создается терроризм? Исламское государство. Spydell

   Дата публикации: 16 октября 2015, 19:47

 

Очаги формирования ИГ были задолго до нынешних событий. Но задачи, которые изначально решали ИГ в Ираке (Islamic State of Iraq — ISI) были совершенно иными и не было ничего близкого к провозглашению халифата. Как все начиналось?

 

Как создается терроризм?

 

После вторжения США в Ирак активная фаза наступательных операций продолжалась всего 3 недели. Режим Саддама Хусейна пал практически без боя к середине апреля 2003. Это был в чистом виде блицкриг и очень даже успешная военная операция США со своими верными вассалами. Баланс сил был, конечно, не в пользу регулярных войск Хусейна, но армия Ирака на тот момент была сильнейшей на Ближнем Востоке по количеству бронетехники и военизированного состава. Против американской коалиции было выставлено до 23 дивизий со стороны Ирака (под 300 тыс человек).

 

За активный период боевых действия американская коалиция потеряла около 150 чел (против 9 тыс у иракских сил). Потери со стороны США за 3 недели были меньше, чем потери украинской армии в среднем за один день в момент ожесточенных сражений под Дебальцево в январе-феврале 2015. Отделались легким испугом. Операцию по свержению Хусейна можно признать ближневосточным сафари, т.к. прошло все играючи и без потерь.

 

Но проблемы начались потом. США столкнулись с предсказуемым, но абсолютно не контролируемым явлением на тот момент – партизанским сопротивлением. Осознавали ли США угрозу? Да, безусловно. Удалось ли контролировать очаги повстанческих движений? Нет! Это процесс был стихийным и связан с вполне закономерным процессом отторжения саддамовского блока от власти и денежных потоков. На это накладывалось общее ожесточение в обществе и среди иракских элит относительно оккупационных сил США. Против США ополчились все силы, которые были в Ираке – сунниты, шииты и иракские курды. Даже те, кто ранее враждовал или был в не самых дружеских отношениях объединялись против общей угрозы. Подавив режим Хусейна, американцы не закончили войну, они ее только начали.

 

Специфика конфликта в 2003-2006 годах заключалась в следующем. Хусейн был суннитом и состоял в партии Баас, при этом суннитов в Ираке лишь 1/3 от общего количества мусульман, т.е. сунниты были в меньшинстве. США же продвигали шиитское большинство во власть. На выборах декабря 2005 суннитам досталось лишь 20% мест в парламенте Ирака, остальные разделили курды и шииты, тогда как во времена Хусейна сунниты имели подавляющее большинство во власти.

 

Саддамовский блок потеряли не только власть, но и деньги. Не стоит забывать, что Ирак нефтеэкспортирующая страна, а населения на тот период было не больше 26 млн, т.е. нефтяной экспорт даже превосходил российский на душу населения. Политическая элита при Хусейне жила очень хорошо, но и военные были при деньгах. Страна имела гипертрофированный силовой блок, который щедро одаривался нефтяными плюшками. После вторжения США ничего этого не стало, они потеряли все.

 

Отстранение офицерского корпуса, силового блока, иракской элиты от власти и нефтегазовых потоков вызвало предсказуемое ожесточение. На это накладывалась общая нетерпимость по отношению к США со стороны населения (особенно суннитов). Среда и условия достаточные, чтобы партизанские настроения приобретали повстанческое выражение. В Ираке начали формироваться неимоверное количество повстанческих групп, целями которых было нанесение максимального ущерба коалиционным силами США и их вытеснение из Ирака.

 

Царившая анархия в социуме и тотальный беспредел в политических структурах Ирака привели к тому, что бывшие баасисты Хусейна и множество других групп вышли из-под контроля, вооружившись по полной программе с бесхозных военных складов (период апрель-июнь 2003, когда США еще не успели установить контроль над Ираком и путями снабжения).

 

Остановить партизанские движения было невозможно. В той конфигурации конфликта они были неизбежны. Не имея возможности остановить или подавить повстанцев, необходимо их обуздать или ввести в жесткие рамки, иметь возможность контролировать. США, имея параноидальную склонность к контролю всего, всегда и везде, сильно опасались вьетнамского сценария, т.к. изначально события действительно вышли из-под контроля. США имели веские основания полагать, что Иран попытается обуздать курдов и шиитов с попытками проведения гибридной войны.

 

Иран, имея сухопутную границу с Ираком имел все шансы сыграть на протестных настроениях курдов и шиитов, организуя подобие вьетнамского Вьетконга, поставляя через границу оружие, технику, специалистов, проводя тренировку и лечение повстанцев. За Россию американцы особо не беспокоились. Тогда российские руководство и российские элиты блеяли о вечной любви к США, растекались и расстилались перед западными ценностями и вели себя, как добропорядочные партнеры. Это вам не СССР. Вот случись подобное не в 2003, а в 1985 году, например, США могли бы получить новый Вьетнам. А так нет, конечно. Китай тоже был не у дел, занимаясь экономикой и инвестициями с предельно подавленным внешнеполитическим блоком правительства. Единственным фактором неопределенности был Иран. Случись подобное и США бы пришлось гарантированно объявлять войну Ирану, что не входило в их планы.

 

Попытки политической возни действительно были, Иран пытался манипулировать своими курдскими и шиитскими представителями в Ираке, но до военно-технического сотрудничества дело не дошло. США успели перекрыть коммуникационные каналы. Шиитское и курдское крыло сопротивления США относительно быстро подавили и уже к 2005 году активность по эту сторону баррикад заметно спала. Разведка и Вашингтон работали прежде всего через прямые гарантии предоставления шиитам и курдам места во власти и в виде щедрого распределения нефтяных доходов. Задача перед военным командованием США ставилась в том, чтобы задавить маргинальные группы, а крупные очаги должны быть взяты под контроль через местную иракскую элиту. Логика такая — мы вам власть и деньги, а вы давить сами партизанское сопротивление. Это сработало.

 

С суннитами было сложнее. По ряду причин США категорически отказывались сотрудничать с саддамовским блоком, но под контроль их брать нужно было. Вот и здесь понадобились бывшие связи с Аль-Каидой. Вот почему я начал рассказ именно с Аль-Каиды.

 

Абу Мусаб аз-Заркави играл важнейшую функцию в обуздании протестной энергии людей Хусейна. Аз-Заркави – это правая рука Усамы бин Ладена. Первый их контакт произошел в 1988 году, когда аз Заркави приехал в Афган воевать на стороне моджахедов, но активные боевые действия тогда заканчивались и его услуги не потребовались. Он террорист во плоти и всю свою жизнь проводил в подрывной деятельности. Начал проводить мятежи и террористическую деятельность в Иордании, был арестован в 1992. Вышел на свободу в конце 90-х и сразу вышел на свои старые дружеские контакты с Усамой бин Ладеном. Люди бин Ладен пригрели аз-Заркави и помогли ему организовать полевую структуру в Афгане по подготовки джихадистов, которую он потом назвал The Organisation of Monotheism and Jihad или JTJ.

 

Отношения между Заркави и бин Ладеном можно охарактеризовать, как близкие соратники, единомышленники. Когда американцам потребовалась помощь в обуздании протестной энергии бывших баасистов Хусейна, то Усама рекомендовал аз Заркави, как своего надежного человека. Структуры Аль-Каиды на базе JTJ помогли организовать The Organisation of Jihad’s Base in Mesopotamia или более известную, как Аль-Каиду в Ираке (AQI). Год зарождения 2004. География работы, как вы догадываетесь исключительно Ирак. Саиф Аль Адель (специалист по подготовке военных операций в Аль Каиде) на первом этапе помогал перекоммутировать силовой блок баасистов на Аль-Каиду в Ираке (AQI).

 

Основная трудность заключалась в том, что многие иракские лидеры из баасистов и силового блока Хусейна не то, что отказывались, но выражали явное недовольство работы под крылом Аль Каиды, им нужна была национальная структура, ориентирована целиком и полностью на ареал обитания.

 

Проект Аль-Каиды в Ираке подошел к логичному завершению и США больше не нуждались в услугах аз Заркави, уничтожив его в 2006. Так и появилась структура ИГ в Ираке — Islamic State of Iraq (ISI) на базе и с людьми из AQI. ISI создавалась, чтобы объединить суннитов экстремистов в единое ядро, централизованную структуру. Не только офицерский корпус Саддама, а все экстремистские суннитские элементы, долгое время действовавшие самостоятельно и автономно.

 

Абу Айюб аль-Масри стал новым лидером ISI– египетский деятель, приверженец джихада, всю молодость провел в египетском исламском джихаде, состоял в организации Братья-мусульмане. Также является человеком Аль-Каиды. Первый контакт с бин Ладеном состоялся в 1999 в момент тренировки в полевом лагере в Афгане. Был завербован людьми бин Ладена в 2000 году. С 2002 присоседился к Аль-Каиде и занимался тем, что коммутировал разрозненные повстанческие группы на Ближнем Востоке в структуры Аль-Каиды, занимался вербовкой и налаживанием контактов с полевыми командирами. C 2006 по апрель 2010 аль-Масри был формальным лидером и управляющим ИГ в Ираке (ISI).

 

Ребрендинг AQI есть вполне обдуманное стратегическое решение, связанное с пониманием, что нахождение под крылом и брендом Аль Каиды несет массу фундаментальных недостатков, связанных с организационной спецификой и ограниченной легитимизацией на подконтрольных территориях со стороны населения и местных элит. Аль Каида в своей основе подпольная структура, не нацеленная на элементы государственности и обеспечения лояльности местного населения. Тогда как для ISI местное население выступало питательной средой и тылом. Методы и средства, которыми оперируют AQI и ISI схожи – это террор, насилие, подавление, грабежи и контрабанда.

 

Фундаментальное отличие в том, что ISI – централизованная публичная организация с элементами государственности, которая имеет вертикальное интегрированную структуру и проводит агрессивную пропаганду и экспансию с самоподдерживающим финансированием, а AQI – теневая подпольная организация с элементами партизанской-диверсионной деятельности, которая имеет матричную, распределенную структуру и не нацелена на публичную пропаганду своей деятельности (вербовка происходит по скрытым каналам). Поэтому ребрендинг был необходим. Более того, ISI формировалась, как конкурирующая и даже враждебная структура по отношению к Аль-Каиде.

 

Важное отличие между ISI и AQI, которое стоит отметить отдельно. Это источники и каналы финансирования. ISI нацелена и создавалась под условиями самоокупаемости. Это значит, что формирование источников финансирования должно происходить на долгосрочной основе. Если для Аль Каиды основным источников финансирования является спонсорская помощь заинтересованных лиц и организаций, то ISI должна была создавать базис на бездефицитное финансирование на захваченных территориях. Это не только грабежи, похищения и требования выкупа, контрабанда, торговля людьми и органами, но и доходы с местного бизнеса и населения в виде налогов и отчислений, что у Аль Каиды никогда не было и просто не могло быть в силу специфики и формата деятельности.

 

Т.е. ISI, а в дальнейшем ИГИЛ (ISIL или ISIS) – это ответвление от Аль Каиды, где идеология и структура претерпела кардинальные изменения. Это не просто сетевая террористическая организация, как Аль-Каида – нет, это претензии на государственность со всеми вытекающими отсюда последствиями, а обретение государственности невозможно без обретения поддержки со стороны населения и местных элит.

 

Однако, это было лишь прототипом ИГИЛ. Ни о какой государственности в реальности речи не шло в 2006-2010, по характеру работы ISI практически ничем не отличалась от AQI, полноценного контроля над территориями и населением не было, финансирование также, как и раньше преимущественно шло через гранты. Подчеркиваю, ISI создавалась изначально, чтобы замкнуть на себя оставшиеся разрозненные радикальные суннитские группировки. То, что описал выше – это прототип, который существовал только на «бумаге», впрочем, как и условный идеологический лидер Абу Бакр аль-Багдади на тот момент.

 

Считается, что Абу Бакр аль-Багдади начал руководить ISI в 2006, однако до руководства было еще далеко. В определенном смысле в 2006 аль-Багдади был фантомом, выполняющий роль духовного лидера, т.к. организации был необходим этнический иракец. Аль-Багдади – это псевдоним, настоящее имя Ибрагим Али Аввад Мухаммад аль-Бадри.

 

В отличие от прошлых лидеров ИГ, аль-Багдади не воевал в Афгане (он был слишком молод тогда), не имел тесных контактов со структурами Аль-Каиды и бин Ладеном. Так как же он стал лидером?

 

Когда США вторглись в Ирак, то аль-Багдади успел создать небольшую повстанческую группировку Jamaat Jaysh Ahl al-Sunnah wa-l-Jamaah (или JJASJ). Похожих группировок в Ираке было очень много, но эта имела небольшое отличие с претензиями на «духовенство», если можно так сказать. В этой структуре он не был полевым командиром, а выполнял функцию главы шариатского комитета, некого духовного лидера и организатора. Развиться до внушительных размеров организация не успела, т.к. в начале 2004 года аль-Багдади был арестовал силами американской коалиции и помещен в военную тюрьму Букка (Camp Bucca).

 

В этой тюрьме США содержали иракских военнопленных и до 80% верхушки руководящего состава Хусейна, офицерского корпуса и всего силового блога (разумеется из тех, кого удалось поймать). Вообще в Ираке было две ключевые тюрьмы. Это Абу-Грейб – крупнейшая иракская тюрьма, взятая под полный контроль американской коалицией в 2003. Ну и собственно военная тюрьма Букка, где содержались наиболее опасные деятели.

 

Предположительно в период с апрель по май 2004 ЦРУ взяли в разработку аль-Багдади на роль духовного лидера, идеолога ИГ и руководителя. Аль-Багдали был прагматичный лидер с высокой стрессоустойчивостью, имеющий чрезвычайно высокую эффективность в разработке стратегий и достижении целей. Как и бин Ладен он не является талантливым полководцем, военным, но имеет способности к организации, руководству, быстрому налаживанию контактов и формирования доверия к своей персоне.

 

Собственно, именно этим он и занимался в период, когда находился в тюрьме Букка. На тот момент в Букку попали многие ключевые люди из блока Саддама. Задачей аль Багдади было создать круг близких соратников среди баасистов для формирования оплота сопротивления. Именно тогда стали формироваться очертания нынешней ИГ. В декабре 2004 аль-Багдади был выпущен из тюрьмы Букка вместе с ключевыми баасистами, которые в будущем создали действующую структуру ИГИЛ. Да-да, США впустили их всех.

 

Для США было принципиально важно, чтобы все наиболее дееспособные баасисты были под контролем американцев. Аль-Багдали играл роль связующего звена между ЦРУ, саддамовским крылом и радикальными суннитами. США выпустили в декабре 2004 будущих лидеров ИГ, чтобы те обуздали протестную энергию радикальных суннитов в границах, выгодных США.

 

С 2005 по 2010 года аль-Багдади стал фантомом, т.е. как говорят фсбэшники вышел из оперативного пространства. Существуют определенные сведения, которые позволяют судить о роли аль Багдали, как информатора и организатора подпольных ячеек в этот период. В апреле 2010 американская коалиция ликвидировала лидера ISI аль-Масри, после чего аль-Багдали вышел из подполья, став формальным лидером ISI. Одна из причин ликвидации аль-Масри была в том, что концепт ISI уже себя исчерпал на тот момент. Грубо говоря, аль Масри, как ранее аз-Заркави выполнили свою задачу. Аль-Масри переподчинил все разрозненные радикальные суннитские группировки на ISI и США больше не нуждались в его услугах. Миссия выполнена.

 

Война в Ираке по сути закончилась. Американцы уже с 2009 начали постепенно выводить контингент, основные боевые действия закончились в 2007-2008. Нужен был новый концепт. Вот здесь и потребовался аль-Багдади. США в 2009-2010 начали зондировать обстановку на предмет организации цветных революций. Да-да, всем известная арабская весна с января 2011. Задача аль-Багдади на тот момент была в том, чтобы создать ударную группу, которая может действовать на всем континенте. США не могли знать, как будут развиваться события, но им нужны были тесные связи и люди из Аль-Каиды и ИГИЛ, чтобы выполнять функцию частной военной компании, которые бы занимались не террористическими актами, а непосредственным столкновением с регулярными войсками.

 

ИГИЛ фактически формировали первый экспедиционный корпус радикалов на территории Сирии в 2011 годах. США начали интервенцию в Сирии через заброску небольших мобильных групп боевиков, активизации спящих террористических ячеек внутри Сирии. Нюанс состоял в том, что Асад не имел возможности контролировать границу с Ираком. Не было ресурсов. Асад мог задавить первый эшелон террористов, заброшенных в Сирию (тогда их было около 5 тыс), но с границей были явные проблемы. Чтобы не подавить оплот сопротивления, США выдвинули «мирный» план урегулирования конфликта от Кофи Аннана, который, кстати, поддержала Россия. Как и с Донбассом мирный план был уловкой, и весь смысл этого плана был в том, чтобы выбить инициативу из рук Асада (точно также, как и с Путиным на Украине), чтобы Аль-Каида и ИГ могли бы сформировать устойчивый оплот сопротивления в Сирии (точно также, как и Порошенко с ВСУ против Донбасса). История повторяется, как говорится.

 

Это сработало. Мирный план связал руки Асаду (впрочем, как и Кремлю на Украине), фактически запрещая действовать силовым способом. Временной буфер был достаточен, чтобы люди аль-Багдади развернулись в Сирии по полной программе. #Онижедети стали мощным террористическим звеном. Кстати, фронт ан-Нусра (Джебхат ан-Нусра) является новообразованием, созданным в 2012 году людьми аль-Багдади с поддержкой Аль-Каиды. Не смотря на то, что сейчас они делают вид, что заклятые враги, именно аль-Багдади и Аль-Каида организовали ан-Нусру в виде первого эшелона боевиков. Как все в мире взаимосвязано, не так ли?

 

Что касается Свободной сирийской армии (ССА) и Исламского фронта. Нет никакой фундаментальной разницы между ними и Аль-Каидой. Там пробы ставить негде. Это одно целое. Люди и кураторы ССА и Исламского фронта были из Аль-Каиды и ИГ! Более того, там внушительная диффузия боевиков и оружия между подразделениями. Из одного подразделения перемещаются в другое и так далее.

 

Что касается нынешней конфигурации ИГ. Перед тем, как стать ИГ (в конце июня 2014) они стали ИГИЛ (в апреле 2013), потом чисто условно (номинально) отделились от Аль-Каиды (февраль 2014). Но перед тем, как стать ИГ и начать крупномасштабную экспансию в Сирии и Ираке произошло весьма важное событие.

 

Аль-Багдади со своими людьми штурмовал тюрьму Абу-Грейб в июле 2013, где освободил свыше 500 людей Саддама. Это важнейшая операция, которая переломила ход войны.  Есть основания полагать, что помощь в организации штурма оказывали США, прекрасно зная все коммуникации и структуру тюрьмы (они ее контролировали с 2003). Штурм был необходим, чтобы с одной стороны на свою сторону переменить полевых командиров Саддама, а с другой стороны взметнуть в небеса уровень лояльности и доверия к аль-Багдади. Именно с того периода началась экспансия ИГИЛ по всем фронтам.

 

Spydell

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1