ИГИЛ можно разгадать. Александр Проханов

   Дата публикации: 16 Октябрь 2015, 20:01

 

Я только что вернулся из Катара. Крохотная страна Персидского залива, расположенного среди огненных песков Аравийской пустыни, на берегу Персидского залива голубого, лазурного, раскаленного.

 

Катар

 

Под всем этим находится гигантский пузырь газа. Этот газ выкачивается наружу, гонится по газопроводам к заводу по сжижению этого газа. Это целый индустриальный ландшафт. Эти серебряные цилиндры, сферы, где газ превращается в жидкость, и оттуда по трубам гонится на пирсы, у которых стоят колоссального размера газовозы.

 

Катар, торгуя этим газом, получает грандиозные деньги. На эти деньги он построил свою восхитительную столицу. Кристаллические небоскребы, сверкающие в лучах утреннего солнца, похожие на хвощи, похожие на великолепные реликтовые папоротники.

 

На эти деньги Катар способен участвовать в сложнейшей ближневосточной политике. Он в свое время поддерживал «Братьев-мусульман», которые стремились к власти в Египте и взяли эту власть. Теперь, по многим утверждениям, он участвует в спонсировании ИГИЛ, помогая этому таинственному  террористическому «государству» развиваться и получать оружие.

 

И на все это богатство наложили свою пяту американцы. Здесь существуют две американские военные базы. Одна военно-воздушная. С нее в свое время поднимались американские самолеты и летели бомбить Ирак. На второй расположен региональный штаб американского военного командования, где ведутся управляющие действия по координации боевых действия флота, авиации, сухопутных войск.

 

Мы приехали сюда для того, чтобы исследовать сегодняшнюю ситуацию на Ближнем Востоке, ибо она видна из Дохи, как на ладони. Ближний Восток отсюда виден, как огромная шахматная доска, по которой постоянно перемещаются фигуры, создавая неповторимые комбинации, неповторимые гамбиты. Мы встречались с политиками, с философами, с аналитиками, с представителями местного истеблишмента, с министром иностранных дел, с его аппаратом, с его исследователями. И у нас вырисовывается поразительная картина. Ближний Восток сегодня — это уравнение с десятками, а может быть, и сотнями переменных. Это уравнение, которое меняется каждую секунду, и картина Ближнего Востока не останавливается ни на мгновенье, как калейдоскоп. Она загадочна. Сложность Ближнего Востока увеличивается с каждой неделей и очень трудно на нее реагировать правильно и адекватно. Главное, о чем говорят аналитики, это то, что, быть может, в течение ближайших пяти или семи лет картина государств на Ближнем Востоке кардинально изменится. Исчезнут одни игроки, а вместо них появятся другие. И все маленькие и среднего размера страны притаились, ожидая этих перемен. Страшатся, уцелеют ли они в результате этих колоссальных наступивших сейчас перемен.

 

Разверзлась страшная черная дыра в Ираке, поглотившая государство, уничтожающая целые ареалы населения, поглощающая все историческое иракское время. Рядом с Ираком разверзлась вторая черная дыра в Ливии. Это такой страшный кратер, откуда все время извергаются энергии вражды, ненависти и истребления. В Сирии, недавно еще такой цветущей, такой ухоженной, такой благополучной стране, также разверзается черная дыра, готовая поглотить в себя сирийскую государственность. Такая же дыра намечается в Йемене, а также на Синайском полуострове, где не прекращаются бои, не прекращаются схватки.

 

Среди этих, во многом еще непонятых и неосвоенных явлений возникает абсолютно новое. Это то, что мы называем ИГИЛ. Это то, что мы называем халифатом, который мечтает о вторжении в Саудовскую Аравию, о захвате Мекки и Медины, вторжении в Иорданию, и создании действительно Халифата по примеру того древнего первого Халифата, который был создан Пророком, родоначальником великой исламской религии, великого мусульманского мира.

 

Мы здесь, в России, иногда представляем ИГИЛ как необычное, таинственное, похожее на приведение явление, которое спустилось словно с небес, и осуществляет здесь чей-то неясный и загадочный мистический промысел. Вовсе нет. ИГИЛ можно разгадать, ИЛИГ можно структурировать. И при желании его можно уничтожить.

 

ИГИЛ был создан под воздействием американцев, которые использовали группы офицеров разведки Саддама Хусейна. Разгромленные, разочарованные, брошенные на произвол судьбы, эти офицеры были собраны, им внушили надежды. Их организовали, им дали деньги. И политическая партийная разведка Саддама Хусейна легла в основу ИГИЛ.  В центре, в ядре халифата, находится вот эта структурированная, холодная, интеллектуализированная группировка. Именно она разработала тактику поведения ИГИЛ в мире. Именно она нашла источники снабжения ИГИЛ деньгами, получаемыми от продажи нефти. Именно она разработала тактику боевых действий ИГИЛ, способных выдерживать воздушные бомбардировки, уходить в города и применять там тактику партизанской войны. Именно она, эта группировка, создала идеологическую надстройку ИГИЛА, придала этой надстройке вид огромной мусульманской мистической задачи и победы, которая пленяет множество мусульман во всех остальных странах мира. И сюда на этот зов, на этот огонь, на этот разноцветный фонарь, слетаются и сходятся тысячи других молодых людей из разных стран мира, в том числе и из России. Таким образом, ИГИЛ состоит из двух частей: из холодной структурированной, очень четкой, рациональной внутренней среды, из внутреннего холодного ядра, из огненной, пылающей оболочки, куда летят как мотыльки на огонь вот эти молодые, обманутые, очарованные идеей нового Халифата, новой мистической свободы, люди.

 

Именно в этих условиях в Сирию прилетели российские самолеты и осуществляют серию бомбардировок, серию ударов по позициям ИЛИГ, прорубая коридоры для наступающей сирийской армии. Мы разговаривали с интеллектуалами, разговаривали с журналистами, с политиками. Мы пытались объяснить, почему Россия прибегла к этому рискованному и очень энергичному военному шагу.  Мы говорили им, что, сражаясь с ИГИЛ в Сирии, мы защищаем свои рубежи на Кавказе, в Средней Азии.

 

Мы говорили им, что, прилетев в Сирию, наши самолеты сражаются за саму Сирию, спасают Сирию, не дают распространяться этой черной ямине, этой страшной черной дыре. Мы штопаем эту черную дыру, оставляя на карте Ближнего Востока единое сирийское государство. Мы говорили им, что, предотвращая возникновение этой черной дыры, мы таким образом спасаем и саму Европу, потому что из этой черной дыры хлынут миллионы новых беженцев, и стеная, разрывая на себе рубахи, ненавидя и плача, они захлестнут европейский мир. Еще мы говорили, что наше появление в Сирии способствует появлению многополярного мира. Американцы, которые захватили этот регион и стали его хозяевами, натворили здесь такое количество бед, совершили здесь такое количество преступлений, последствия которых придется расхлебывать еще не одно десятилетие. Мы пришли сюда, чтобы противодействовать этому американскому безумию и сказать всему миру: нет, человечество нуждается в нескольких центрах цивилизационных исканий и цивилизационных начинаний.

 

Сейчас Ближний Восток — это колоссальные, сдвинувшиеся с мест уклады, которые сталкиваются, которые искрят, которые враждуют друг с другом. Курды стремятся объединиться в курдское государство, преодолеть вековую разрозненность своего великого народа. Здесь появляются подразделения КСИР – корпусы стражей исламской революции, которые начинают активно воевать с ИГИЛ. Палестинское движение сопротивления готовится к третьей интифаде, и уже в Иерусалиме идет стрельба, льется кровь. В Афганистане талибы, которые попали под контроль ИГИЛ, ведут наступление на Кундуз в непосредственной близости с границами Средней Азии. Ближний Восток движется, Ближний Восток дымится, Ближний Восток искрит. Его надо понять, его надо осмыслить.

 

А пока что наши самолеты совершают боевые вылеты, громят и уничтожают склады с оружием ИГИЛ, прокладывают коридоры и дороги наступающей сирийской армии.

 

Александр Проханов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Katar_1
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1