Порошенко и УПА: ориентиры для неудачников. Григорий Игнатов

   Дата публикации: 14 октября 2015, 13:25

 

Сегодня – праздник Покрова Пресвятой Богородицы. В Запорожской Сечи это был престольный день единственного «настоящего» (а не часовни) храма, и, соответственно, главный казачий православный праздник. Потом «реконструкторы» из западноукраинских националистических движений начала 20 века решили возродить в своем униатско-католическом краю главный праздник тех, кто предпочитал и с католиками, и с униатами вести диалог о вере саблей. Так Покрова неожиданно стали «днем УПА» и нормальный праздник оказался испоганен неприятными коннотациями.

 

Порошенко и УПА

 

Но речь не об этом. А о том, что Порошенко выпустил указ о том, что:

 

«Формирование ценностных ориентиров и гражданского самосознания у детей и молодежи должно осуществляться на примерах героической борьбы украинского народа, в частности, княжеских времен, украинских казаков, Сечевых Стрельцов, армий УНР и ЗНР, участников антибольшевистских крестьянских восстаний, отрядов Карпатской Сечи, УПА, украинцев-повстанцев в сталинских концлагерях, участников диссидентского движения, на примерах мужества и героизма участников революционных событий в Украине в 2004, 2013-2014 годах и антитеррористической операции на Донбассе».

 

Так сказать, заложил столбовую дорогу пропагандистского мейнстрима. В общем, это длинное перечисление примеров и образцов содержит мало сюрпризов, но было бы интересно порассуждать о том, а что может вырасти из поколения, которое будут воспитывать на подобных идеалах.

 

Я сознательно выношу за скобки, правы были все эти участники диссидентского движения, украинцы-повстанцы в сталинских концлагерях, участники антибольшевитских восстаний, не говоря уже о самой УПА, или не правы. Вот давайте на эту, понятную для нас всех тему, не тратить лишних слов. А поговорим о психологии всех этих «борцов» и о том, может ли она служить кому-либо ориентиром.

 

Первое, что бросается в глаза – отчетливо криминальный оттенок деятельности большинства ориентиров и примеров. Постоянный уход от преследования, страх, паранойя, поиск предателей и расправы над ними, жестокость и оправдание благой целью своих зверских методов. Без обид, ничего личного – хоть бойцы УПА, хоть ирландские фении, хоть дагестанские террористы в этом похожи как братья. «У нас тут своя атмосфера». Не получается быть благородным в условиях постоянной погони за тобой.

 

Далее, более расширенно – девиантность психологии «закоренелых подпольщиков». Это в большей степени касается уже «партизан мирного времени» — диссидентов и прочих несогласных. Опять же, никаких секретов нет – подобная многолетняя деятельность портит человека, травмирует его, делает параноиком, лжецом и психопатом. Сам диссидент, Петр Григоренко выразил это в лапидарной фразе: «В подполье можно встретить только крыс». Крыс, постоянно грызущихся между собой и ничем не похожих на тот высокий идеал, за который они, якобы, борются.

 

Здесь вполне уместно вспомнить и «Записки из подполья» Достоевского. Как ни странно, но если посмотреть под определенным углом на мрачного мизантропа-онаниста, главного героя, то окажется, что его страстные рассуждения о неправоте социализма, нелюбовь к окружающему миру, и тотальная мнительная подозрительность вполне могли бы сделать его неплохим деятелем какого-то экстремистского кружка. Типажи совпадают-с…

 

Все эти рассуждения можно было бы считать придирками на пустом месте, если бы их не подтверждала вся современная украинская история. Чуть только история давала шанс украинским «подпольщикам» (в широком смысле – от галицких националистов до «правосеков»), они сразу же начинали грызться между собой, выплескивая наружу все свои подпольные фобии и мании. Бесконечная карусель «бандеровцев» и «мельниковцев», директорий и гетманатов, «нашей-украины» и «батькивщины» в бессчетный раз подтверждает поговорку про трех украинцев и двух гетманов. А корни – там, в «закаленных» подпольем беспринципных психопатах.

 

Иными словами, любой юный украинец, которого попытаются воспитать на таких примерах, начнет впитывать атмосферу постоянных интриг между своими героями, их постоянного взаимного кидалова, и, в конечном счете, их вечных поражений. Давайте скажем честно: поражения – плохо мотивируют. Их можно подавать под привлекательным флером обреченного героизма, фанатической веры, мужества без надежды – но факт остается фактом: все украинские борцы проигрывали свои битвы. А независимость досталась УССР просто потому, что выпала из рук слабеющей Москвы. Так же, как в 1917 году – выпала из рук царя и Временного Правительства. Никакой заслуги «героев» тут нет. И момент этого вечного бесплодного пораженчества тоже никак не объехать на кривой козе. Какой смысл подражать героям, которые сплошь неудачники? Ведь школьник всегда будет задавать наивный вопрос (если у него есть мозг): а чем все кончилось?

 

Чем кончилось казачество? Мирно слилось после подхода войск Екатерины Второй к Сечи.

 

Чем кончилась Центральная Рада? Убежала от большевиков.

 

Чем кончилась Директория? Была разбита махновцами и красными.

 

Чем кончилась ЗУНР (Западно-Украинская Народная Республика)? Была разбита поляками и красными.

 

Чем кончилась УПА? Частью – разбежалось после амнистии, частью – сгнило в лагерях.

 

Чем кончилась «Оранжевая революция»? Все перегрызлись между собой, и были легко побеждены на выборах Януковичем.

 

Чем кончилась для ее участников «Революция достоинства»? Приходом хитрого олигарха, который сейчас прессует большинство ее активных деятелей – от «Свободы» до «Правого сектора» и боевых гомосеков Ляшко.

 

Так как же воспитывать молодежь на всем этом? Молодежь — она, конечно, ищет подвига, но самые умные хотят еще и чтобы он был ненапрасным. А где здесь результаты? Профит для участников – где?

 

А впрочем, пусть пытаются. Тем больше будет разочарованных и поумневших.

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1