Foreign Policy: Наступает зима. А вместе с ней украинские ультраправые

   Дата публикации: 14 октября 2015, 07:48

 

Вооруженная радикальная угроза может разорвать Украину на части еще до того, как в Киеве пойдет снег.

 

 

Есть вполне определенная причина, почему революции в Восточной Европе начинаются в основном зимой, это касается и России в 1905 году, и украинского Майдана в 2013-м. Когда наступают холода, пустые обещания властей становятся видны как на ладони. Метеорологи прогнозируют, что в ближайшие дни температура на Украине опустится ниже нуля. Должно быть, президент Порошенко тревожится, когда бросает взгляд на градусник.

 

Украинцы кипят от возмущения из-за ухудшающегося качества жизни и неспособности властей очистить страну от олигархов и коррупции, поскольку именно эти проблемы стали первопричиной восстания на Майдане в 2013-2014 годах. Это не кремлевская пропаганда. В августовской статье в Washington Post говорится об «ощущении того, что прошлогодняя волна протестов не принесла практически ничего, кроме новых страданий».

 

А в вышедшем недавно докладе Атлантического совета (Atlantic Council) говорится: «Если украинское правительство не осуществит амбициозную программу реформ, общественная поддержка этих реформ пойдет на убыль, а разочарование и недовольство усилятся, создавая угрозу политической стабильности и успешному будущему страны». Даже стойкий приверженец Киева Джордж Сорос написал в этом месяце, что «население страны проявляет все большее недовольство низкими темпами реформ и продолжающимся спадом жизненного уровня».

 

Если бы Украина была стабильной страной, это нарастающее разочарование в обществе проявилось бы в отстранении от власти правящей партии на следующих выборах или на референдуме о вотуме недоверия правительству. Но Украина далеко не стабильна — она еще не остыла от революции, вслед за которой началась длящаяся 19 месяцев война. Оружия у ее граждан гораздо больше, чем доверия к правительству. Если рядовой украинец не наскребет достаточно денег, чтобы прокормить и обогреть свою семью суровой украинской зимой, он будет обвинять Киев (и Запад), а возмущение свое пойдет выражать не на избирательный участок, а на улицы.

 

Российский президент Владимир Путин – не единственный, кому очень хочется краха правительства Порошенко. На Украине есть активное крайне правое движение, в состав которого входят ультранационалистические организации, имеющие радикальные политические программы (с расистским и гомофобским душком) и крупные военизированные формирования. Некоторые из этих группировок, например, «Свобода», возникли как крайне правые политические партии, которые до Майдана находились на обочине украинской политики. Другие, типа «Правого сектора», сформировались на базе полувоенных организаций уличных боевиков и в ходе восстания слились, составив единое движение. Когда началась война с пророссийскими сепаратистами, эти организации создали добровольческие батальоны, которые сыграли решающую роль в сдерживании сепаратистов.

 

Как и многое на Украине, численность ультраправых, а также то, насколько надежно Киев контролирует их батальоны, остается загадкой. В июле лидеру «Правого сектора» Дмитрию Ярошу удалось собрать около 5 000 человек на марш в Киеве, хотя непонятно, сколько там было бойцов и сколько сторонников партии. Точно так же, батальон «Азов», которому конгресс запретил поставлять оружие и предоставлять помощь в обучении, номинально подчиняется Киеву, когда речь идет о борьбе с сепаратистами. Но на чьей стороне окажется «Азов», когда дело дойдет до противостояния с Киевом — это вопрос открытый.

 

Но вполне понятно то, что эти группировки могут посеять страшный хаос и устроить кровавую бойню, как показали события 31 августа, когда вооруженные гранатами громилы из «Свободы» убили четверых национальных гвардейцев и ранили 138 человек перед зданием парламента в Киеве. Эта атака была далеко не первой; ультраправые и раньше выступали с угрозами в адрес Киева и проливали кровь. 11 июля «Правый сектор» вступил в западном украинском городе Мукачево в перестрелку с полицией, приведшую к жертвам, а члены нескольких батальонов пригрозили переворотом, когда закончатся боевые действия на востоке.

 

До настоящего времени у крайне правых и у Киева был более или менее общий враг: поддерживаемые русскими сепаратисты на востоке Украины. Но в связи с тем, что война в восточных регионах стихла, ультранационалисты, в том числе их хорошо вооруженные батальоны, разворачиваются внутрь страны. За последние месяцы эти группировки существенно усилили давление на Порошенко, объявив его власть «внутренней оккупацией» и призвав, как выразился «Правый сектор», начать «новую фазу революции».

 

Киев и крайне правые зашли в тупик. У Порошенко нет сил для роспуска ультранационалистов (на кровопролитие 31 августа администрация ответила лишь немногочисленными арестами), а правые группировки не могут открыто двинуться на Киев. Для этого им нужно, чтобы на улицах столицы ежедневно протестовал народ. Им нужен новый Майдан.

 

Вот почему сегодня на Украине развернулись и борются между собой две повествовательные линии, и борьба эта идет в прессе, социальных сетях и на пресс-конференциях. Порошенко призывает своих сограждан сохранять спокойствие и смотреть в будущее. А крайне правые, тем временем, пользуются недовольством и возмущением людей из-за экономических трудностей, и зовут их на баррикады.

 

В сентябре глава МВФ Кристин Лагард в завершение своего визита в Киев дала высокую оценку реформам, проводимым на Украине, назвав их «изумительными», и призвала Порошенко и премьер-министра Арсения Яценюка не сходить с этого пути. Если смотреть на общую перспективу, то Лагард права: достижения у Киева — выдающиеся, учитывая, что в наследство ему досталась страна, обремененная долгами, парализованная коррупцией и истекающая кровью от опустошительной войны с пророссийскими повстанцами. То, что Украина еще не рухнула, объясняется стойкостью украинского народа и западной помощью.

 

Но рядовому украинцу не до общей перспективы. Коммунальные тарифы выросли до небес, а вместе с ними цены на товары и услуги и безработица. Восточные регионы оказались в состоянии гуманитарного кризиса, и более полутора миллиона внутренне перемещенных лиц живут за счет помощи волонтеров и нерегулярных денежных поступлений из пустеющей киевской казны. Июльский опрос показал, что лишь три процента удовлетворены темпами перемен, а рейтинг популярности Яценюка, который отвечает за реализацию реформ МВФ, составляет 11 процентов.

 

С каждый днем зима становится все ближе, и такие меры строгой экономии, как сокращение социальных услуг и повышение тарифов ЖКХ, кусаются все больнее. Между тем, призывы крайне правых будут находить все больше откликов. Пожалуй, самым наглядным показателем этого являются действия ряда крупных партий на Украине, которые все чаще выступают с ультранационалистической риторикой и дистанцируются от Порошенко. В начале сентября лидер Радикальной партии Олег Ляшко, выведший ее из состава коалиции Порошенко, осудил президента и назвал его главным преступником на Украине. Соперница Порошенко Юлия Тимошенко пошла еще дальше, заявив Independent, что непопулярные реформы администрации спровоцируют «неконтролируемый мятеж, который уничтожит Украину как страну».

 

Именно это и нужно крайне правым. Такие организации, как «Свобода», действуют наиболее эффективно, когда смешиваются с толпой, представляясь борцами с коррупцией и несправедливостью. Когда собирается толпа, любой опрометчивый шаг правительства расценивается как действия «против народа». Протестующие массы — это топливо ультраправых: когда они выйдут на улицы, в стране не будет дефицита взрывоопасного материала.

 

При самом оптимистическом сценарии восстание крайне правых серьезно дестабилизирует страну. Если Порошенко придется отбиваться от вооруженного восстания в центре Киева, он не сможет больше осуществлять реформы МВФ. А в худшем случае запустится цепь событий, которые быстро превратят Украину в раздробленное несостоятельное государство посреди Европы.

 

Чтобы дать демократической Украине благоприятные возможности для выживания, Вашингтон должен свести к минимуму шансы на народное восстание этой зимой. Заявлений о солидарности недостаточно. Нужно продовольствие, одежда, медикаменты — осязаемая, видимая и конкретная помощь, на которой будет штамп «От Киева и от Соединенных Штатов». Только в этом случае народ Украины будет и дальше верить в то, что у него есть позитивное будущее в составе Запада.

 

Это не новая идея. Во времена холодной войны Госдепартамент возвел ее в ранг искусства. Начиная с Берлинского воздушного моста в 1948 году и кончая русскоязычным вещанием «Голоса Америки» на СССР в 1980-е годы, Соединенные Штаты постоянно анализировали ситуацию на местах, предсказывали потребности населения и вели битву за его умы, сердца и желудки.

 

В нынешней политике по отношению к Украине США пренебрегают такого рода помощью. И очень жаль. Вашингтон способен смягчить предсказанный ООН надвигающийся гуманитарный кризис, ведя при этом борьбу против дестабилизирующего воздействия украинских ультраправых радикалов. Такую возможность нельзя упускать — ведь если разозленный, голодающий народ выйдет на улицы Киева, результат будет самый неприятный — как для украинских, так и для американских интересов в регионе.

 

Между тем, температура продолжает падать.

 

Лев Голинкин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1