Слишком серьезное дело. Ирина Алкснис

Дата публикации: 12 октября 2015, 16:10

 

Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее военным. А военная аналитика слишком политическое дело, чтобы доверять ее военным аналитикам.

 

Кремль

 

Это я сегодня наткнулась на очередной текст, где сравнивается количество вооружений и личного состава России и НАТО, не в нашу, разумеется, пользу.

 

Мне всегда интересно, люди, которые это пишут, рассчитывают только на массовую аудиторию или подобные аргументы всерьез воспринимаются в более профессиональных кругах?

 

Потому что для меня, как человека почти ничего не понимающего в военных вопросах, но кое-что соображающего в политических темах, очевидно, что Россия прямо сейчас утверждает свой статус главной военной силы планеты и обладательницы самой мощной армии мира.

 

Расклады весьма простые.

 

  1. Ядерное оружие.

 

Именно этот фактор делает бессмысленным подсчет единиц личного состава, танков, самолетов и кораблей. Война между РФ и США, если таковая все-таки случится, практически сразу перейдет в стадию ядерной, где факт, что у нас 1,5 тысячи военных самолетов, а у НАТО почти в 10 раз больше, значения не имеет вообще.

 

А для локальных конфликтов имеющегося в наличии (плюс пополняемый парк) вполне достаточно.

 

  1. Современное неядерное вооружение.

 

У России собственная школа создания и производства оружия, включая самые современные. И за последнее время Россия успешно использовала и продемонстрировала миру разнообразные образцы. Если мы по каким-то позициям уступаем натовским разработкам, это критического значение не имеет. Во-первых, потому что по другим направлениям мы их опережаем. А во-вторых, см. пункт 1.

 

Но оружие в каком-то смысле можно сказать вторично в этих раскладах. Потому что есть три пункта, по которым Россия непринужденно отправляет весь остальной мир, включая натовских партнеров, обиженно всхлипывать в углу, и благодаря которым вновь утверждается в статусе мировой сверхдержавы.

 

  1. Принятая и реализованная на практике мобильность как едва ли не главный принцип отечественной военной стратегии.

 

Больше никто в мире не способен в 72 часа развернуть 100-тысячную группировку в боевой готовности. Мы можем. Больше никто не может перебрасывать в считанные часы на тысячи километров целые дивизии. Мы можем.

 

Наверняка, специалисты смогут дополнить особенности российской военной стратегии. Но конкретно этот козырь у нас не убиваемый. Пока во всяком случае.

 

  1. Политическая воля использовать армию и имеющиеся в нашем распоряжении вооружение.

 

Тут, в общем, и пояснять ничего не требуется. Наблюдаем процесс в режиме реального времени.

 

И наконец, последнее.

 

  1. Феномен, который в мировой культуре и политике принято называть «русский солдат».

 

Ролик, где наши вертолеты в Сирии идут на экстремально низкой высоте, чуть ли не по головам ̶и̶г̶и̶л̶о̶в̶ц̶е̶в̶, простите, умеренных террористов, видели? И весь мир видел.

 

И увидел мир то, что основу российский армии под всеми этими высокотехнологичными наворотами, современными вооружениями и крутой индивидуальной амуницией составляет все тот же солдат, что за последние века обеспечил такое количество головной боли тем, кого угораздило бросить ему вызов, что это возродило комплексы и ночные кошмары всех потенциальных «клиентов».

 

Так что, нет в мире ни одной военной силы, способной и готовой бросить России вызов. В результате чего мы и утверждаем свое место главной военной силы планеты.

 

И судя по разворачивающимся событиям, Кремль не намерен держать эту силу без дела.

 

Ирина Алкснис

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1