Турецкий гамбит. Наталья Рожкова

   Дата публикации: 10 Октябрь 2015, 16:37

 

Кому выгоден теракт в Анкаре и к каким последствиям он приведет

 

Теракты в Анкаре, унесшие утром 10 октября жизни 30 человек (на 16:25 уже 86 — ред.), могут серьезно повлиять на результаты досрочных парламентских выборов, запланированных на 1 ноября, и на позицию Турции в сирийском конфликте.

 

Кому выгоден теракт в Анкаре и к каким последствиям он приведет

 

Два взрыва с интервалом в несколько секунд прогремели в турецкой столице в десять утра (время совпадает с московским) прямо перед железнодорожным вокзалом Анкары, где собрались активисты профсоюзных объединений на митинг за мир и против терроризма. На кадрах, переданных турецкими телеканалами, запечатлен момент взрыва: вспышка в толпе и столб огня высотой 5-7 метров. Разрушения достаточно серьезные: разворочен тротуар, повреждены вокзал, расположенная рядом с ним эстакада и несколько машин. По предварительным данным, непосредственно при взрывах погибли 30 человек, пострадавших — 126. Глава участвовавшего в акции Профсоюза рабочих-революционеров Турции Кани Беко сообщил, что поражающие элементы били по ногам людей. Травмированные, согласно официальному заявлению властей, продолжат лечение в городских больницах.

 

Произошедшее было быстро квалифицированно как теракт. Власти не исключают версию о террористе-смертнике, однако она представляется маловероятной: на месте проведения митинга заранее выставили полицейское ограждение и досматривали всех входящих через рамки металлоискателей. Вряд ли можно было пронести с собой взрывное устройство, тем более целых два. Поэтому вторая рабочая версия — заранее заложенные бомбы. Не исключено, что на месте трагедии есть и другие взрывные устройства, пока не сработавшие. Полиция полностью оцепила и освободила от людей место теракта, там работают специалисты.

 

Но не все участники митинга разошлись: люди столпились у оцепления и скандируют антивоенные лозунги. Обстановка более чем накалена. Полицейским пришлось даже сделать несколько предупреждающих выстрелов в воздух, чтобы сдержать напор толпы.

 

 

Реакция власти и общества

 

В турецком Минздраве уже создан кризисный штаб. Многие граждане пришли в больницы в готовности сдать кровь для пострадавших от теракта. Недостатка в донорской крови пока нет, однако эта деталь много говорит о реакции турецкого общества на случившееся.

 

Предельно серьезно отреагировали на теракт и первые лица государства. Премьер-министр Ахмет Давутоглу отложил на три дня выступления на митингах перед избирателями, созвав членов правительства и руководителей силовых структур для обсуждения ситуации. Отменил свой график в Стамбуле и президент Тайип Эрдоган, срочно направившийся в Анкару для встречи с министрами внутренних дел и здравоохранения. Лидеры оппозиционных партий также прервали свои предвыборные поездки и возвращаются в Анкару. Теракт уже расценен как провокация накануне досрочных выборов в турецкий парламент, которые состоятся 1 ноября.

 

 

Кому выгодно?

 

Кто мог совершить теракт и какие последствия эта трагедия будет иметь для внутренней турецкой политики и для сирийского военного конфликта? До сих пор Анкара занимала сложную позицию в этом конфликте, фактически ведя в Ираке и Сирии боевые действия сразу на двух фронтах: против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, в России запрещена) и Рабочей партии Курдистана, лидер которой Абдулла Оджалан с 1999 года отбывает пожизненное заключение в тюрьме на острове Имралы в Мраморном море.

 

Столь жесткое и активное вмешательство Турции сразу в несколько конфликтов было вызвано июльским терактом в приграничном с Сирией населенном пункте Суруч — тогда также погибло 30 человек. В ответ Анкара нанесла авиаудары по позициям ИГ в Сирии. Однако к военной сухопутной операции турецкие власти так и не перешли. Фактически Турция не рассматривает ИГ как главного противника, гораздо больший враг для Анкары — «шиитский режим» Башара Асада.

 

Поэтому президент Эрдоган негативно отреагировал на начало военной операции России в Сирии. Формальный повод — якобы имевшее место нарушение турецкого воздушного пространства российскими самолетами. Однако Анкара подчеркивает, что Россия в Сирии не атакует позиции боевиков. Читай — атакует сирийскую оппозицию, давая последний шанс режиму Асада. Анкаре этот последний шанс Асада не нужен. Пока конфликт не получил серьезного развития, Анкара отказалась ссориться с Москвой, хотя уже звучали предупреждения, что НАТО защитит Турцию при необходимости. При этом надо понимать, что все установки альянса относятся к «сирийскому фронту». Воевать с ИГ — да, тут Запад может быть прямым союзником Анкары, но влезать под это дело в курдский конфликт никто не хочет. Анкара же уже начала операцию против ИГ, тем самым сделав террористов своими врагами. Ответом на это и мог быть теракт в столице государства.

 

 

На два фронта

 

«Курдский фронт» имеет для Анкары также и серьезное политическое значение. Попытки установить мирный диалог с курдскими радикалами не оправдались: мирный процесс, запущенный в 2013 году, фактически сорван. Более того, прокурдская Партия демократии народов (ПДН) показала сенсационно высокий результат на парламентских выборах в Турции 7 июня — набрала 13 процентов голосов и прошла в парламент. Это не позволило Партии справедливости и развития Тайипа Эрдогана в одиночку сформировать правительство. По закону, в случае невозможности формирования коалиционного правительства в течение 45 дней после выборов должны быть объявлены новые досрочные выборы. Они и пройдут 1 ноября. Если ПДН будет выбита из игры, президент сможет получить контроль над формированием кабмина.

 

В свете этого любая связь терактов с деятельностью курдских радикалов объективно работает на изменение расстановки сил. И не всегда речь идет о силах внутриполитических. Дело в том, что накануне выборов 7 июня аналогичный теракт с «курдским оттенком» уже был — в населенном пункте Диярбакыр, в районе проведения акции ПДН. При взрывах пострадали 50 человек. Это вызвало жесткую реакцию, адресованную именно партии: у местного офиса ПДН немедленно собралась многотысячная толпа, в ходе этого стихийного митинга люди скандировали «Убийцы!» — лозунг, адресованный именно прокурдским политикам. Тем не менее на исход выборов все это решающего влияния не оказало.

 

Так что главный вопрос: ИГ или курдские радикалы? Первый вариант дает шанс на усиление турецкой активности в сирийском конфликте — вплоть до сухопутной операции. И тут же возникает вопрос взаимодействия с Россией и поиска общих целей, который никак не может быть простым и в конечном счете выльется в спор за голову Башара Асада. А если за терактом стоят курды, то Анкара это может использовать для втягивания Запада в решение курдского вопроса. Первая попытка уже была — после июльских терактов по запросу Турции в Брюсселе состоялось экстренное заседание постпредов стран НАТО. Многое зависит и от реакции общества — от того, как граждане страны проголосуют на выборах 1 ноября после терактов в столице.

 

Наталья Рожкова

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Turcia_04
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1