Нобелевская премия. Их ответ Путину. Александр Васильев

   Дата публикации: 10 октября 2015, 13:33

 

В своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН Владимир Путин всего один раз применил фирменный риторический прием – употребление резких просторечных выражений, которые потом расходятся на мемы и еще долго смакуются публикой («Мочить в сортире», самолет «какой-то мазурик» украл, «тырить газ», и вот это вот всё).

 

«Квартету национального диалога в Тунисе»

«Квартету национального диалога в Тунисе»

 

Путин монотонно описывал печальное положение мировых дел, когда после американских и европейских «гуманитарных» интервенции и инспирированных Западом «цветных» мятежей и переворотов целые регионы погружаются в хаос, порождающий таких чудовищ, как джихадисты из ИГ или неонацисты из Азова.

 

И тут он поднял глаза от бумажки, пронзительно посмотрел в зал и спросил: «вы хоть понимаете теперь, чего натворили»?

 

Тогда вопрос повис в пустоте, но вот «они» ему, наконец, ответили. В Стокгольме Нобелевский комитет присудил премию мира т.н. «квартету национального диалога в Тунисе» с формулировкой «за решающий вклад в создание плюралистической демократии в Тунисе после Жасминовой революции в стране в 2011 году».

 

Затеяли сыграть квартет лидеры тамошних общественных организаций, объединяющих профсоюзных деятелей, предпринимателей, правозащитников и адвокатов. Считается, что именно им удалось после свержения президента ин эль-Абидина Бен Али удержать страну от сползания в кровавый хаос гражданской войны, к которой имелись все предпосылки.

 

На фоне трагических событий в Ираке, Ливии и Сирии, а также установившейся в Египте военной диктатуры, мы как-то подзабыли, с чего же все начиналось.

 

Подзабыли, как 17 декабря 2010 г. простой торговец овощами Мохаммед Буазизи, замученный коррупцией и социальной безысходностью, заживо спалил себя на площади перед мэрией города Сиди-Бузид в Тунисе. Этот живой факел подал сигнал тысячам обездоленных по всему арабскому Востоку выйти на улицы и бросить вызов диктаторским режимам региона.

 

С тех пор пепел Буазизи стучит в сердце каждого борца против коррупции за свободу и реформы. Тунис стал первой страной, где произошла такая смена режима, но он быстро ушел в тень своих менее везучих восточных соседей.

 

На самом деле, для очень многих в США проект Арабской весны имел огромное, не побоюсь этого слова, историческое значение, а его провал, в который ткнул пальцем Путин с трибуны ООН, стал тяжелым личным поражением.

 

Известный консервативный публицист Егор Холмогоров отмечает:

 

«Это была не мелкая цэрэушная операция, а глобальный метаполитический проект, призванный доказать американское лидерство, новую парадигму решения проблем — вместо борьбы с Израилем и за Ислам арабы должны бороться за демократию и новые возможности. Этот проект был заточен под то, чтобы его именем клялись, к нему апеллироали. Он должен был стать стержнем нового миропонимания для целого поколения, новым горизонтом американской мечты».

 

15 июля 2015 г. Иран и страны «шестерки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай, Россия) достигли соглашения по иранской ядерной программе в обмен на отмену санкций против Ирана. Главным инициатором и модератором соглашения считался госсекретарь США Джон Керри, и многие решили, что за это нынешней американской администрации стоит дать уже вторую «Нобелевку».

 

Но потом у берегов Турции утонул сирийский мальчик, и канцлер Германии Ангела Меркель вбросила в массы лозунг: «Беженцы, мы ждем вас!». Этот человечный жест, воспроизведенный тысячами простых европейцев, породил так называемый «Кризис беженцев», хроникой которого были забиты все новостные ленты в августе и сентябре. И тогда все подумали, что женщина, которая благодаря своему политическому весу не позволила Европейскому Союзу закрыться от живого потока человеческой нужды, заслужила в этом году приз главного миротворца.

 

Но потом Путин вышел на трибуну ООН, произнес свое «вы хоть понимаете…» и послал в Сирию самолеты, вертолеты и ракеты. И тут все забыли и про иранский атом, и про беженцев,  и стали думать, а что же ему на это ответить.

 

Вот так кто-то, видимо очень умный, вспомнил про Тунис. Ведь после очередной цветной, или точнее, цветочной революции случился не «Ад и Израиль», а «плюралистическая демократия», как вообще-то и было задумано в самом начале. Этим награждением обиженный коллективный Запад как бы хочет оправдать себя, и переложить всю вину на того самого господина с неудобными вопросами и крылатыми ракетами. «Да, мы понимаем, что мы делаем, и вот как у нас все красиво получается там, куда вы не лезете и никогда не лезли».

 

Но было бы как-то слишком самонадеянно полагать, что такой важный политический сигнал может быть адресован только одному, пусть и очень важному, господину. Нет, награждение тунисских демократов — это еще и пас нашей любимой «умеренной сирийской оппозиции»: «Ребята, мы уже ждем вас в Стокгольме! Ну конечно если вы выживете под русскими бомбами…»

 

Александр Васильев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1