Как Россия может победить в битве за Сирию. «The National Interest», США

Дата публикации: 10 Октябрь 2015, 12:45

 

Некоторые аналитики считают, что российские авиаудары в Сирии могут оказаться эффективнее авиационной кампании под руководством США по той простой причине, что Москва тесно взаимодействует с сухопутными войсками сирийского режима. «Западная кампания против ИГИЛ потерпела неудачу, потому что там не было агентурной разведки, — сказал аналитик Королевского института оборонных исследований вооруженных сил Камал Алам (Kamal Alam), выступая 7 октября на конференции в Вашингтоне во внешнеполитическом аналитическом Центре национальных интересов (Center for the National Interest), который публикует The National Interest. — Русские будут теснее координировать свои действия с сирийцами».

 

Как Россия может победить в битве за Сирию

 

Отсутствие наземных сил, которые могли мы заниматься целеуказанием на местах, стало настоящим бедствием для американской авиации, которая уже больше года наносит удары по ИГИЛ. У американских военных есть широкий набор сил и средств для сбора разведывательной информации в Ираке и Сирии: это спутники, воздушное и прочее техническое оборудование, средства наблюдения и рекогносцировки. Но точно определить цели для нанесения ударов в густонаселенных районах, где проживает гражданское население, это зачастую непомерно сложная задача для аналитиков, пытающихся отличить своих от врагов. Часто эта задача осложняется тем, что американские разведывательные силы и средства в последние годы перегружены, поскольку спрос на них намного превышает предложение. Но наряду с этим необходимо отметить, что российские войска в предыдущие годы не уделяли особого внимания минимизации сопутствующего ущерба — а следовательно, для них это не очень серьезная проблема.

 

Между тем, иранские войска все теснее взаимодействуют с силами Асада, о чем заявил научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute) Мэтью Макиннис (Matthew McInnis), тоже выступивший на конференции. Он отметил, что хотя иранские военные не воюют на передовой, они часто осуществляют стратегическое руководство, дают рекомендации по тактике действий и снабжают сирийскую армию разведывательными сведениями. Неясно, помогают ли иранцы координировать российские авиаудары с действиями сирийцев. Макиннис отметил, что российское вмешательство может подорвать усилия Ирана, пусть даже пока у них схожие цели.

 

В ноябре прошлого года аналитики из разведки посетили 480-е разведывательное крыло ВВС США на базе Лэнгли-Юстис в Хэмптоне, штат Виргиния, где рассказали о проблемах, с которыми они столкнулись, работая без содействия американских наземных сил. Одна женщина-аналитик рассказала мне, что в таких местах как Сирия и Ирак очень сложно отличить боевика ИГИЛ от бойца курдской «Пешмерги» и от представителя союзного иракского или сирийского ополчения. «В конечном счете, здесь нужны дополнительные разведывательные сведения», — сказала она репортерам.

 

Командир 480-го разведывательного крыла полковник Тим Хаф (Tim Haugh) отметил, что во время оккупации Ирака американские армейские подразделения в регионе докладывали о ситуации на местах — и даже более того. «В дополнение к информации от агентурной разведки мы получали еще одно преимущество — это само присутствие на местах, — сказал он. — Если мы видели что-то на углу улицы и не знали, что это, была высокая доля вероятности, что какое-нибудь армейское подразделение уже побывало там и знало обстановку».

 

Не имея наземных войск, аналитики из ВВС обычно обращаются в американское посольство, находящееся в стране, где действует их авиация. Но в Сирии серьезного дипломатического присутствия США нет, а в Ираке посольство находится в Багдаде, вдали от оккупированной ИГИЛ территории. «Раньше можно было поговорить с ними, чтобы понять контекст, — объяснил Хаф. — А теперь у нас нет на земле капитана сухопутных войск или морской пехоты, которого можно было бы расспросить».

 

По словам выступавшего на конференции исполнительного директора Центра национальных интересов Пола Сондерса (Paul Saunders), нет никаких свидетельств того, что в Сирии присутствует российский спецназ, собирающий данные о целях для нанесения ударов. Похоже, что российские военно-воздушные силы полагаются на информацию, предоставляемую сирийскими войсками.

 

Взаимодействие с сирийскими сухопутными войсками помогает русским определять цели для бомбардировок, но это также означает, что в первую очередь они, скорее всего, будут уничтожать то, что представляет непосредственную угрозу Асаду. «Русские говорят о своем отличии от всех остальных на основании того, что их пригласило сирийское правительство, — сказал Сондерс. — Они думают, что их авиаудары будут более эффективными, так как они взаимодействуют с сирийскими наземными войсками». Похоже, что русские хотят добиться прекращения сирийского конфликта на договорной основе, когда будут уверены в том, что их интересы учтены. «Российское правительство не собирается вводить в бой мощные силы, которых было бы достаточно для разрешения этого конфликта», — сказал Сондерс.

 

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), «The National Interest», США

 

Оригинальная публикация в «The National Interest»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
MIG_ixflights09


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1