Геополитика «Калибра». Дима Питерский

   Дата публикации: 09 октября 2015, 21:44

 

Хотя тема о ракетном ударе из акватории Каспия, уже, вроде бы, проговорена, всё-таки масштаб этого события стоит того, чтобы ещё раз вернутся к 7 октября, который стал днём, изменившим геополитические раклады в Евразии. Возможно, тем, кто внимательно следит за темой и интересуется оружием, ничего особо нового я не скажу, но для многих, надеюсь, станет понятно, почему столь громкая фраза — «день, изменивший геополитические раклады в Евразии», — не является высокопарным преувеличением.

 

 

Сперва кратко, в чём суть произошедшего события, кроме неприятности, доставленной опекаемым США «онижеумеренным» оппозиционерам.

 

— Россия сумела обойти давно сковывающий нас Договор РСМД.

 

— Межконтинентальные ракеты, которые ранее, вследствие ограничение РСМД, приходилось нацеливать на европейские базы НАТО, высвобождаются для удара по территории США. Договор СНВ при это не нарушается.

 

— Россия получила инструмент неядерного стратегического сдерживания.

 

— Фактор угрозы является односторонним, к нам подобное давление применять бессмысленно по причинам, которые поясню ниже.

 

— Ракеты размещены на исключительно мобильных, подвижных, малозаметных, недорогих и защищённых носителях, способных перемещаться не только по прибрежным морям, но и по разветвлённой речной сети Европейской части страны. В таких условиях вовремя обнаружить пуск ракет для противника практически невозможно. И, что важно, их невозможно накрыть первым внезапным ударом.

 

— В результате договороспособность европейских и ближневосточных партнёров значительно повышается («доброе слово это хорошо, но доброе слово и тридцать девятый калибр — это гораздо лучше»).

 

Теперь давайте поясним эти пункты.

 

И так, почему столько шума? Крылатые ракеты давно стоят на вооружении российской армии и флота, это не для кого не сюрприз.

 

В данном случае речь идёт о ракетах с дальностью полёта свыше 500 километров, то есть подпадающих под заключённый ещё Горбачёвым советско-американский договор РСМД. Но в договоре речь идёт только о ракетах наземного базирования. «Калибр», размещённый на наземной пусковой установке, под договор подпадает. Тот же «Калибр», размещённый на корабле — нет. Никаких поводов обвинить Россию в нарушении Договора РСМД у американцев нет.

 

Договор, напомню, касался только США и России, поэтому в Евразии мы были единственной страной, не имевшей право размещать на своей территории ракеты средней дальности.

 

Ракета может быть исполнена как в ядерном, так и в обычном оснащении, то есть мы получили инструмент неядерного стратегического сдерживания. Если ядерное оружие является «оружием судного дня», применение которого, в большинстве ситуаций, чрезмерно, то неядерный «Калибр» может залететь не только в бункер джихадистов, но и, скажем, в окошко саудовского шейха. Это весомый аргумент, о котором можно даже не упоминать в вежливой беседе — догадливый собеседник сам будет держать в уме возможность подобной неприятности.

 

При этом, что важно, фактор угрозы является односторонним. Во-первых, российская система ПВО, сильнейшая в мире, способна отслеживать и перехватывать американские «Томагавки». Вся система её организации — от средств контроля и наблюдения до МИГ-31, С-400-х и «Панцирей» под это давно заточена. Во-вторых, американская атака нашей территории (за исключением, возможно, приграничных районов) ракетами средней дальности, даже в неядерном исполнении, будет немедленно расценена как угроза силам ядерного сдерживания и означает, де-факто, начало полномасштабной ядерной войны. Мы же можем спокойно проецировать на американские базы в Европе и на Ближнем Востоке ракетную угрозу, заботливо приберегая для территории самих США наши «Тополя» и «Ярсы». При этом США становятся перед выбором — смирится с ударом по европейским базам, либо атаковать всю глубину территории России, при этом подставляя под ответно-встречный удар Северную Америку. Что-то мне подсказывает, что, немного погрустив о горькой судьбе Европы, собственными городами американцы предпочтут не рисковать.

 

При этом оснащённые ядерным зарядом «Калибры», размещённые на Балтике и в Чёрном море, высвобождают определённое количество МБР, которые раньше надо было нацеливать на европейские объекты НАТО, для удара по территории США. И всё это без выхода из СНВ.

 

Далее. Удачен сам выбор носителя «Калибра». Малые ракетные корабли проекта 21631 «Буян-М» являются кораблями класса река-море, построенными с использованием технологий, снижающих радиолокационную заметность. Смотрим на карту речных путей Европейской части России и всё становится ясно — за одну ночь такие корабли могут пройти сотни километров, оказаться в месте, в данный конкретный момент не просматриваемом американскими спутниками и произвести залп, отследить который будет просто невозможно.

 

 

Что, собственно, и произошло на Каспии — досада и замешательство американцев были наверняка вызваны ещё и тем, что они не сумели заблаговременно предупредить своих подопечных о необходимости срочной смены позиций.

 

И по той же самой причине — мобильности и скрытности, — «Калибры» невозможно накрыть первым ударом.

 

Это не говоря уже о том, что такие же ракетные контейнеры можно вообще разместить на гражданских речных и морских судах, и получится своебразный аналог «ядерных поездов», только средней дальности.

 

Есть ещё одни вопрос, для меня лично неясный. Появляется информация о том, что дальность «Калибра» при ударе по наземным целям — 2600 км., при атаке морских целей — 350 км. Сама по себе разница очень велика. Конечно, атака морских целей может подразумевать перемещение ракеты по низкой траектории на протяжении всего полёта — в таком случае сопротивление воздуха гораздо выше и затрачивается больше топлива. Тем не менее, не понятно, почему при заявленном отклонении в три метра нельзя атаковать американские АУГ с дальней дистанции по смешанной траектории — вначале ракета идёт на большой высоте, при приближении к цели снижается и идёт над морем. Если ракету снабдить тактическим ядерным зарядом, то три метра не является столь существенным отклонением при атаке корабля. Думаю, это предусмотрено, а речь в Википедии и прочих источниках идёт о совершенно разных версиях «Калибра» — фактически, о разных ракетах.

 

В таком случае для атаки американских АУГ нам не нужно рисковать своим, пока весьма немногочисленным, океанским флотом. И геополитическая ценность авианосцев как кораблей проекции силы резко снижается.

 

Но этот вопрос пока оставим военным специалистам — думаю, для американских АУГ у нас заготовлены и другие сюрпризы, возможно, и похлеще крылатых ракет. Путин вообще любит делать партнёрам сюрпризы и решать проблемы нестандартно, так что американским морякам есть о чём поразмыслить на досуге.

 

В случае же с «Калибром» нам пока достаточно и того, что мы знаем — после успешного боевого применения этих ракет Россия вновь стала доминирующей силой в Евразии.

 

Договороспособность европейских партнёров серьёзно возросла. Как мы помним из курса геополитики, «кто контролирует Хартленд… тот командует миром». Однако, помимо Хартленда, необходимо контролировать ещё и «Римленд» — пояс территорий вокруг Хартленда. Ракеты «Калибр», в сочетании с другими мерами военно-дипломатического характера, безусловно, повышают наши возможности контролировать Римленд.

 

«Кольцо анаконды», которым англосасонская «Цивилизация моря» пытается задушить хозяина Хартленда — Россию, ослабло. Враг, разумеется, будет искать возможности ответа.

 

Схватка продолжается, и она будет продолжаться до момента, пока одна из сверхцивилизаций — русская или англосаксонская, полностью не уничтожит противника.

 

Дима Питерский

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1