Стратегия непрямых действий. Юрий Селиванов

Дата публикации: 08 октября 2015, 10:57

 

Досужим «болельщикам за Донбасс» стоило бы задуматься – почему Путин начал военную операцию на Ближнем Востоке?

 

Несмотря на колоссальные усилия последних лет, у России все еще значительно меньше военных ресурсов, чем у США. Один американский эсминец «Кук» — тот самый, над которым недавно потешался весь Рунет, в состоянии выпустить в одном залпе в три раза больше крылатых ракет, чем все ракетные корабли российской Каспийской флотилии. А одних таких «куков» у Америки больше семидесяти, не считая всего прочего.   Казалось бы — при таком соотношении сил России рассчитывать не на что.

 

Стратегия непрямых действий

 

Тем не менее, 26 российских ракет вышли из своих пусковых установок и поразили заданные цели. А тысячи американских остались в стартовых контейнерах. Спросите почему?

 

Да потому, что в этом мире далеко не все решается соотношением количества боеголовок. Не меньший, а скорее даже куда больший вес имеет моральная сила государства, его так сказать нравственная легитимность в глазах всего мира. Та держава, которая обладает такой полноценной легитимностью, на чьей стороне правда и понимание всего мира обладает такой свободой рук, что ее руководители даже с ограниченными силами могут творить чудеса. Сегодня это — Россия.

 

А если у государства, пусть даже большого и могучего, такой моральной силы нет, если за ним тянется шлейф больших и малых неправд, если оно многократно причинило разным людям и целым народам страдания и боль, то будь оно хоть трижды величайшим, толку от этого будет ноль. Это бесславное государство  сегодня – Америка.

 

Именно на этой стране висит неподъемное бремя невыплаченного морального долга всему человечеству, которое делает его крайне неповоротливым, нерешительным и тяжелым на подъем. Америка столько раз громила и крушила разные страны, что практически полностью исчерпала лимит доверия человечества, И теперь каждая новая ее агрессия, несмотря на океаны пропагандистской лжи, воспринимается все более негативно, вплоть до организации совместного отпора распоясавшемуся глобальному гангстеру и его подручным.

 

Все это, разумеется, хорошо понимают в Москве и учитывают, принимая решения действовать. У США сейчас действительно куда более высокая планка для принятия серьезных военных решений, значительно более высокая, чем у России, которая вообще не растратила ни одного процента от своего мирового кредита доверия.

 

Это, разумеется не означает, что американцы и весь Запад связаны по рукам и ногам и опасностью контрдействий с их стороны можно просто пренебречь. Совершенно очевидно, что на Западе сейчас идет напряженная мозговая работа, в ходе которой решается главный вопрос – как ответить на сверхжесткий ближневосточный демарш Путина  и при этом  не потерять еще больше. Особенно в видах уже фактически наступившей в Америке предвыборной эпопеи.

 

Затевать в этих условиях большую и непредсказуемую драку на Ближнем Востоке, имеющую все шансы вылиться, как минимум, в квазимировую войну,  крайне рискованно, психологически очень тяжело и на это Запад, скорее всего, не пойдет. Но при этом, разумеется, не станет и сидеть сложа руки, а будет настойчиво искать более простой и верный способ восстановить статус-кво в нефтяных песках. И наверняка вспомнит о том,  с чего собственно все началось. А началось с того, что три года назад, после разбойной агрессии Запада в Ливии, В.Путин встал у него на дороге и сказал: «Все хватит – Сирию я вам не отдам!»  И Запад был вынужден нажать на тормоза.

 

Именно тогда был реализован проект спецоперации Запада на Украине, нацеленный на связывание российской внешней активности и на  выдавливание России, таким способом, из сирийской тематики. Запад исходил из того, что Москва наверняка увязнет в «домашнем»  для нее украинском конфликте и он, благодаря этому,  получит свободу рук в отношении Сирии и вообще всех ближневосточных дел.

 

Поначалу все к этому и шло. Русские, получившие сильнейший первоначальный шок от вероломной американской диверсии  на Украине,   даже собирались ввести туда войска и таким способом решить внезапно возникшую  проблему. На Западе уже предвкушали отличное зрелище – как одни русские дубасят других, точно таких же русских.

 

Но Россия в эту ловушку не пошла. Путин пришел к выводу, что подыгрывать  западному сценарию, нацеленному на взаимоуничтожение Русского мира, глупо и он этого делать не будет. Донбасское противостояние, возникшее  в рамках первоначальной шоковой реакции, окончательно решено минимизировать и заморозить как бесперспективное. А западный клин, вонзившийся в Украину, решено вышибать другим клином. Так, чтобы при этом две части одного народа не сошлись в чудовищной мясорубке.

 

Вот тут то и всплыла вновь тема Ближнего Востока. Было решено выдавливать Америку из Украины именно там, а точнее – в Сирии. Вести войну в тех местах конечно очень непросто, даже крайне сложно, но все равно — это куда проще и лучше, чем заливать кровью собственный дом.  К тому же, такая стратегия непрямых действий гарантирует России, что у нее будут достаточно мощные военные союзники в регионе, которые возьмут на себя львиную долю усилий на самых кровопролитных  сухопутных фронтах. Тогда как непосредственно на Украине Москве пришлось бы полагаться только на свои собственные силы и жертвовать только своими бойцами и своим населением.

 

Таким образом, в мировой геополитике возникла  своеобразная противофаза. В то время, как США пытаются выдавить Россию из своего логова, каковым они считают Ближний Восток, посредством давления на украинском направлении, сама Россия, в порядке контрмер, усиливает давление именно на Ближнем Востоке, с намерением выдавить США из Украины. При этом, вполне очевидно, что указанные объекты геополитического воздействия сторон не являются для них равноценными. Так, для США и Запада именно Ближний Восток является стратегической целью, тогда как Украина выглядит скорее – тактической и служебной, во всяком случае – не первоочередной. В то же время для России – все с точностью до наоборот:  для нее  альфой и омегой является именно Украина, тогда как Ближний Восток  — не более, чем инструмент.

 

Такое несовпадение главных стратегических приоритетов  Вашингтона и Москвы дает определенные основания для надежд на благополучный исход нынешнего глобального кризиса. Поскольку две ядерные сверхдержавы не сошлись в смертельной схватке за один и тот же главный «приз», есть все основания рассчитывать на то, что у них есть поле для договоренности. Которая читается вполне отчетливо и представляет собой обоюдный отказ от второстепенных приоритетов ради сохранения полноценного контроля над основной сферой влияния. Для США это Ближний Восток, для России, соответственно – Украина. И такой размен становится не менее, а более вероятным по мере того, как Россия успешно развивает свое наступление в Сирии. При том, что в ближневосточном регионе она использовала далеко не все свои козыри.

 

Американцы, со свойственной им спесью, конечно же, будут пытаться поломать этот замысел Путина, если не в сирийской пустыне, то непосредственно на Украине. Не случайно именно в эти дни американский конгресс впервые  санкционировал поставки на Украину смертоносного оружия.  Попытку разморозить конфликт на Донбассе, чтобы таким способом навязать Путину свою волю в Сирии, нельзя исключать. Однако результатом вполне может стать то, что Запад потерпит не одно, а сразу два поражения – и в Сирии и на Украине. А в предвыборный год такой риск категорически недопустим. Так что – самое время договариваться. Тем более, что инициатива полностью в руках Москвы и ее союзников и они отнюдь не собираются ждать, пока Америка изберет себе нового президента.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1