Российский и американский «дозоры» в борьбе против всемирного зла. Владимир Лепехин

   Дата публикации: 08 октября 2015, 11:47

 

Мир — свидетель: представители Госдепартамента США и лично Барак Обама неоднократно называли «Исламское государство» одной из трех главных угроз человечеству. И когда встал вопрос о возможном присоединении России к международной коалиции сил, «ведущих борьбу» с этим мировым злом, США вроде как не возражали. В частности, месяц назад представитель Госдепартамента Марк Тонер утверждал, что США поддерживают более широкое участие России в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство».

 

Штаб-квартира НАТО

 

Однако же буквально вчера официальный представитель Пентагона Мишель Балданса заявил, что «США не собираются обсуждать с Россией сотрудничество по борьбе с «Исламским государством» в Сирии до тех пор, пока Москва поддерживает сирийского президента Башара Асада».

 

Что изменилось за прошедший месяц? Всего-то включение России в реальную борьбу с ИГ не по приказу из Вашингтона.

 

Получается, что либо позиция Пентагона противоречит позиции Госдепа, либо политические амбиции (по сути — прихоти) для США важнее интересов борьбы «мирового сообщества» с терроризмом.

 

 

Всемирный «дневной дозор» и его геополитическая игра

 

США — своего рода всемирный «дневной дозор», темная сила, которая днем выискивает по миру представителей альтернативного «ночного дозора» для расправы, а ночью втихую «бомбит» «Исламское государство» — так, чтобы никто ничего толком не увидел.

 

Фактически, мир судит об уровне борьбы Пентагона с международным терроризмом в основном по сводкам контролируемых Госдепом международных информационных агентств. И когда, например, удары американской авиации по террористам вдруг оказываются не виртуальными, но реальными, как это было на прошлой неделе в Кундузе, часто оказывается, что эти удары приходятся по гражданским объектам.

 

Но что делать, когда реальное участие США и НАТО в антитеррористических операциях сопряжено с нежеланием на деле уничтожать собственное детище, а также с потерей лица в силу неспособности наносить точные удары именно по боевикам ИГ?

 

В такой ситуации Госдеп, Пентагон и НАТО предпочитают переводить стрелки на Россию, пытаясь представить дело (не утруждая себя доказательствами) таким образом, что это не американские, а именно российские самолеты бьют, мол, не туда. Хотя информационные структуры Министерства обороны работают в абсолютно открытом режиме, и любой иностранный журналист может получить из первых рук информацию о том, что на самом деле происходит в Сирии в той её части, которая подвержена атакам российской авиации.

 

Словом, США по-прежнему предпочитают вести виртуальные войны по всем фронтам — против России, против Асада, против разумной и суверенной части Европы, против объективной журналистики и т.п. — вместо ведения реальной войны против объявленного публично врага.

 

На днях Госдеп, оправившись от неожиданного вступления России в борьбу с ИГ, определился с новой тактикой: им было принято радикальное решение — сделать вид, что неучастие американской авиации в операции против террористов на территории Сирии — это не подтверждение трусости, подлости и слабости Пентагона и США, но их «принципиальная позиция».

 

В любом случае российские авиаудары по террористам ИГ заставляют американских политиков выползать из сумрака и обозначать свои реальные интересы и предпочтения, после чего становится ясно: а короли-то демократии — заодно с террористами.

 

По факту получается так, что «анти-Игиловская коалиция» во главе с США оказалась фикцией: Госдеп и Пентагон не собирались и не собираются бороться с «Исламским государством». В Вашингтоне на самом деле ждали падения режима Асада от атак «умеренных» и «не умеренных» боевиков, а сегодня ждут, когда Россия сделает ошибки, чтобы вновь выпихнуть её из Сирии или по меньшей мере не дать ей удержать у власти в этой стране алавитов.

 

 

Американские политики выходят из сумрака

 

Началом военной операции против «Исламского государства» Россия вынудила американских политиков и некоторых их союзников выходить — одного за другим — из сумрака квазимиротворческой демагогии.

 

Первым вышел из тени Пентагон, дезавуировав позицию Госдепа (см. выше).

 

Вышел из сумрака и политический тяжеловес Збигнев Бжезинский, который в минувший понедельник заявил следующее: нужно «дать Москве понять, что она должна прекратить операцию и отказаться от военных действий, которые непосредственно затрагивают американские «активы» на Ближнем Востоке».

 

Интересно, о каких американских «активах» в Сирии вспомнил Бжезинский: уж не о тех ли активах (теневой рынок углеводородов), которые американские компании контролируют вместе с боевиками «Исламского государства»?

 

Из сумрака предвыборной риторики вышла и кандидат от демократов в президенты США Хилари Клинтон, лоббирующая создание в Сирии (если и не на деньги саудитов и Катара, то точно в их интересах) бесполетной зоны, как будто над этой страной сегодня летает и реально бомбит ИГ кто-то еще, кроме российских самолетов.

 

Из сумрака претензий на трансрегиональную гегемонию выползают и уже упомянутые мной проамериканские режимы Саудовской Аравии и Катара, которые почти убедили руководство Турции подписать турецко-американское соглашение по (внимание!) подготовке и оснащению боевиков оппозиционной Свободной сирийской армии.

 

То есть в то время когда Россия будет наносить удары по радикальным боевикам, участники анти-Игиловской (читай — анти-Асадовской) коалиции во главе с США будут поставлять оружие (Стингеры?) — через Турцию — боевикам «умеренным»?

 

 

Россия не изолирована, но она одинока

 

Некоторые российские и зарубежные СМИ бравурно сообщают, что в ходе заседания Генеральной Ассамблеи ООН 28 сентября Россия прорвала режим международной изоляции и возвращает себе статус мировой державы.

 

Замечу в связи с этим, что Россия никогда не была в международной изоляции. Просто в какой-то момент времени она оказалась в состоянии развода с западной частью мирового сообщества, что, кстати, одновременно повысило её статус в не-западной части этого самого сообщества.

 

Вместе с тем, Россия в последние годы была почти одинока и во многом остается одинокой в той же ООН.

 

Российская Федерация относительно одинока в Организации Объединенных Наций в том смысле, в каком оказываются одинокими моральные и интеллектуальные лидеры.

 

Россия становится явным лидером мирового сообщества по той причине, что она — единственное государство на планете, позволившее себе недвусмысленно бросить вызов мировому гегемону, его амбициям и претензиям на мировое доминирование.

 

И она же становится сегодня интеллектуальным лидером, во всяком случае — в рамках ООН, в связи с тем, что устами президента РФ предложила миру принципиально новую, инновационную модель глобализации.

 

Россия стала центром формирования реальной анти-Игиловской коалиции, и уже, к примеру, Иран стал активным участником этой коалиции. Так, сегодняшний произведший фурор ракетный удар по позициям боевиков в Сирии с кораблей Каспийской флотилии через иранскую территорию, скорее всего, был согласован министерствами обороны России и Ирана.

 

Думаю, что после такой операции идею Клинтон о создании бесполетной зоны в Сирии можно забыть, как и попытки её спонсоров от саудитов организовать поставки боевикам ПЗРК.

 

Но большинство государств пока не спешит поддержать позицию России, наблюдая за раскладом сил на Ближнем Востоке. Одни страны (присягнувшие США) наблюдают за этим процессом со страхом, другие — с надеждой: а вдруг у России что-то получится? И в этом смысле наша страна похожа на одинокую лягушку, барахтающуюся в сметане мирового безволия и корысти и пытающуюся сбить масло многополярного мира.

 

В любом случае у нашей страны нет другого выхода, кроме как действовать — вежливо, но решительно. Ведь российская формула выживания связана с необходимостью бороться и способностью побеждать.

 

Владимир Лепехин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1