Ослик Иа-Иа, «колбаса» и перспективы ее получения. Анастасия Скогорева

Дата публикации: 08 Октябрь 2015, 08:26

 

Некоторые мои знакомые в последние пару недель напоминают мне персонажа из мультика, который, имея грустно-философское выражение морды, смотрелся в гладь пруда и изредка говорил: «Зачем это все?», «В чем смысл этого?» и «Что же дальше будет?».

 

 

Видимо, ничего хорошего он от этого «дальше» не ожидал, поскольку в качестве резюме озвучивал следующие слова: «Грустное зрелище, душераздирающее зрелище…»

 

Как, наверное, многие читатели уже поняли, речь идет о людях с либеральными убеждениями и военной операции России в Сирии.

 

Конечно, сравнение моих собеседников с осликом Иа-Иа в данном контексте является несколько натянутым — у моих знакомых словарный запас богаче, чем у мультяшного персонажа, и есть некоторые (правда, на мой взгляд, шапочные) познания в истории. Поэтому в ход идет весь арсенал того, что я называю исторической аргументацией — ссылки на Вьетнамскую и Корейские войны, на действия СССР в Афганистане и т.д. Аргументы разные, а вывод всегда почему-то один и тот же — столько наших людей погибло, СССР экономически истощился (если верить моим собеседникам, во всех вышеперечисленных случаях), а где же результат?

 

В таких дискуссиях, по моему опыту, возможны три модели поведения.

 

Первая — прервать дискуссию в силу ее полной неконструктивности, но для кого как, а для меня это равносильно тому, чтобы бежать с поля боя, при этом имея гордый вид запланированно отступающего участника сражения.

 

Второй — приводить аргументы, к которым собеседник априори останется глух и слеп. Кстати, к сожалению, эту модель часто используют наши весьма уважаемые политологи и историки в различных ток-шоу.

 

Вот выступает, скажем, г-н Гозман и затапливает студию слезами по поводу низких пенсий, плохого здравоохранения в России, оттока капитала — и все это, по его мнению, вызвано тем, что российское руководство неправильно себя ведет, и вместо того, чтобы заниматься внутренними проблемами, проводит операцию в Сирии. А ему в ответ уважаемые специалисты начинают говорить о культурных и исторических связях между Россией и Сирией, о проповеди апостола Павла, которая была особенно успешной на территории Сирии…

 

Помилуйте, люди добрые, вы же с Гозманом дискутируете — ясно как Божий день при свете фар, что для него подобные аргументы — максимум возможность постебаться, а минимум пустой звук…

 

Поэтому лично я выбираю третью модель: знай собеседника и подбирай те аргументы, которые он услышит.

 

Поскольку наши либералы — люди на удивление пристрастные к «колбасе» (а под колбасой в данном случае понимается некая совокупность социальных благ), то аргументы тоже должны быть «колбасными». И я в таких случаях рассказываю им об очень давнем разговоре, который 17 лет назад состоялся между мной и руководителем московского отделения одного западного фонда. Имя собеседника и название фонда я называть не буду, поскольку разговор проходил на условиях анонимности, ограничусь только тем, что этот фонд слишком хорошо известен, чтобы его называть. Причем в данном случае — без всякого стеба. В те давние-давние времена я была… нет, конечно, не адептом англо-саксонской системы капитализма, но человеком, который искренне верил в то, что в Россию не приходят нормальные (то есть долгосрочные, а не спекулятивные) инвестиции потому, что у нас плохое законодательство, плохая правоприменительная практика, плохие дороги, плохие чиновники, плохие институты гражданского общества…

 

Все это я и высказала своему собеседнику, который был на 20 лет с гаком старше меня. Он слушал меня со снисходительной полуулыбкой, но под конец не выдержал и рассмеялся.

 

— Какую чушь ты несешь, — почти ласково сказал он. — Какое нам дело до ваших законов и дорог? Я готов держать с тобой пари на что угодно, что даже если у вас будут лучшие законы в мире и самые прекрасные дороги в истории человечества, все равно — инвестиции в Россию не придут. Тут дело в другом…

 

— В том, что у нас во главе государства — алкоголик?

 

— Это производное, — отмахнулся собеседник. — Тебе будет неприятно слышать то, что я скажу сейчас, но Россия — государство-лузер. Оно проиграло, а капиталы всегда тянутся к стране-победительнице. Им неважно, какой там обшественно-политический строй, какие там институты гражданского общества, и есть ли они вообще. Они знают, что страна, одержавшая победу в геополитическом противостоянии и признанная лидером мирового уровня, обеспечит им высокую доходность и сохранность. И пока ситуация не изменится, капиталы будут обходить стороной страну-лузера и притекать в страну-победительницу…

 

Тогда это рассуждение показалось мне чрезмерно циничным. Но, чем дольше я живу и чем больше наблюдаю за тем, как развивается ситуация в мировой экономике, тем чаще я вспоминаю слова моего надменно усмехавшегося собеседника.

 

Он был прав!

 

И, если коллективного ослика Иа-Иа так беспокоит «колбаса» и перспективы ее получения, то он должен понимать — если России удастся вернуть себе статус геополитического лидера (для начала — хотя бы одного из лидеров), то «колбаса» не замедлит появиться.

 

Она всегда приходит к победителю в качестве дополнительного приза.

 

Анастасия Скогорева 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1