Посол Сирии в России: благодаря авиаударам РФ уничтожено 40% инфраструктуры ИГ

Дата публикации: 07 октября 2015, 18:31

 

В то время как Запад отвлекает внимание мировой общественности от собственных ошибок, обвиняя Москву в бомбардировке мирных жителей в Сирии, а так называемая Свободная сирийская армия не подает признаков жизни, ВКС России совместно с сирийской правительственной армией смогли с начала операции уничтожить уже около 40% инфраструктуры ИГ. О том, какие последствия имеет эта операция и каковы перспективы дальнейшего сотрудничества между Москвой и Дамаском, рассказал посол Сирии в РФ Рияд Хаддад.

 

Посол Сирии в РФ Рияд Хаддад

Посол Сирии в РФ Рияд Хаддад

 

— В последнее время в СМИ активно муссируется тема создания в Багдаде информационного центра по борьбе с группировкой «Исламское государство». Каким будет вклад Дамаска в работу этого центра?

 

— С того самого момента, как президент России Владимир Путин выдвинул инициативу о создании международной коалиции для противодействия терроризму, стороны начали прилагать усилия, чтобы претворить этот проект в жизнь. Как известно, страны, которые начали реально работать в рамках этой инициативы, это Сирия, Иран, Ирак и РФ. Для этого был создан план, один из пунктов которого предусматривал основание специального центра в Багдаде.

 

Наши усилия были направлены на создание нескольких таких центров в разных местах, однако главным является тот, который сейчас находится в Багдаде. В его работе участвуют офицеры из РФ, Ирана, Ирака, Сирии, а также наших союзных стран. В этом смысле роль сирийских военных предельно ясна, поскольку любая борьба с терроризмом требует сотрудничества и координации с правительственной армией Сирии. И эта координация поддерживается на высшем уровне до сих пор.

 

— Изъявляли ли еще какие-то страны, помимо вышеупомянутых, желание присоединиться к работе этого центра?

 

— До настоящего момента нет. Некоторые государства, такие как Турция, Саудовская Аравия и Иордания, заявили о присоединении к антитеррористической борьбе на территории Сирии, но не высказали желания участвовать в работе центра.

 

—  В последнее время западные партнеры Москвы часто поднимают тему, что удары российской авиации в Сирии якобы наносятся не по позициям ИГ, а по так называемой умеренной оппозиции. Можете ли вы опровергнуть подобные обвинения?

 

— В Сирии не существует умеренного терроризма. Терроризм есть терроризм. Однако в русле той агрессивной пропагандистской кампании, которую Запад проводит в отношении России, подобные заявления действительно имеют место. Мы в Сирии привыкли к этим вещам, и для нас не было странным, что уже после первых авиаударов российских ВКС со стороны стран Запада прозвучали такие обвинения. Они начали оплакивать «жертв» из числа «Исламского государства» и других террористических группировок. Это прямое доказательство того, что усилия коалиции, возглавляемой США и объединившей 60 стран, оказались абсолютно неэффективными.

 

Прошел год с тех пор, как начала действовать эта коалиция, однако до сих пор не было достигнуто никаких положительных результатов. Поэтому не будет ничего удивительного, если со временем эта пропагандистская кампания против РФ будет становиться лишь сильнее и сильнее.

 

— То есть данные о том, что российские самолеты якобы наносят авиаудары по оппозиции САР, не соответствуют действительности?

 

— Речь идет о бомбардировке тех районов, где сосредоточено вооружение, соответственно, никакой оппозиции там нет и быть не может. Операция направлена против террористических группировок, действующих на этой территории, а именно: ИГ, «Джебхат ан-Нусра», «Джейш аль-Фатх» и «Джейш аль-Ислам». Кроме того, есть и другие, более мелкие группировки, которые входят в состав этих четырех.

 

Удары российских ВКС — точечные и очень эффективные, их эффективность обусловлена тесным взаимодействием между Российской Федерацией и армией Сирии, которая воюет на земле и передает точные координаты позиций экстремистов. Поэтому заявления западных стран о том, что самолеты РФ бомбят мирных жителей, чистое вранье. Как вам известно, несколько дней тому назад ВВС США уничтожили госпиталь в Афганистане, в котором находились не только больные, но и сотрудники организации «Врачи без границ». Я считаю, что, выдвигая обвинения в адрес России, Запад стремится отвести внимание от собственных ошибок. Повторю, подобные заявления — часть агрессивной пропагандистской кампании, которая проводится против РФ.

 

— Рассматривают ли в Дамаске возможность крупномасштабного наступления в свете вступления России в военную операцию против ИГ?

 

— С того дня, как российские ВКС начали бомбить позиции «Исламского государства», армия Сирии вместе с силами сопротивления, которые поддерживают нас, предприняла наземное наступление. Если вы заметили, когда по телевидению показывают встречи некоторых террористов, на их лице можно прочесть смятение. Я, разумеется, знаю каждого из них и вижу, как они разговаривают друг с другом, находясь в состоянии истерики.

 

Это происходит потому, что они начали ощущать на себе последствия реальных авиаударов, а не тех, которые совершают их американские друзья. Они используют тактику строительства туннелей, которая бесполезна против авиаударов российских ВВС. И главное — перед тем, как авиация РФ поднимается в воздух, разведывательные самолеты примерно десять раз облетают районы предполагаемого местонахождения боевиков, чтобы добиться абсолютной точности.

 

— Есть ли информация о том, сколько процентов инфраструктуры ИГ в Сирии было уничтожено со времени начала российских авиаударов?

 

— По нашим данным, приблизительно 40%. Кроме того, было ликвидировано множество террористов. Сейчас они отступают по направлению к границе с Турцией, поскольку эта страна традиционно предоставляет им защиту. Однако главный итог этих авиаударов состоит в том, что многие экстремисты добровольно сложили оружие и сдались. В одном из случаев примерно 400 боевиков сдали свои позиции из-за страха перед тотальным уничтожением.

 

—  Ранее замглавы МИД РФ Михаил Богданов сообщил, что новый раунд межсирийских переговоров может состояться в Москве до конца года. Обращались ли власти Сирии к руководству РФ с такой просьбой?

 

— Наши консультативные встречи с российскими друзьями проходят на постоянной основе. Сирийское правительство в лице президента Башара Асада ранее отметило важность проведения «Москвы-3». Об этом впоследствии также заявил министр иностранных дел республики Валид Муаллем. Я ежедневно встречаюсь с высокопоставленными представителями МИД РФ с тем, чтобы «Москва-3» состоялась. Эти переговоры крайне необходимы для того, чтобы прийти к общему знаменателю в диалоге с оппозицией и в перспективе добиться проведения «Женевы-3».

 

Мы рассчитываем на то, что «Москва-3» состоится до конца года, и с оптимизмом смотрим на это. Более того, мы даже требуем этого.

 

— В последнее время в СМИ все чаще фигурирует информация о том, что боевики в Сирии получили доступ к химоружию. Насколько обоснованными являются эти утверждения? Какова вероятность того, что к настоящему моменту ИГ или «Джебхат ан-Нусра» уже располагают им?

 

— Я готов подтвердить, что они получили это оружие давным-давно и уже применили его в районе Хан аль-Асаль. Они также использовали его в Восточной Гуте, что в окрестностях Дамаска. Тогда правительство Сирии обратилось к ООН с просьбой провести расследование этих преступлений. Наши спецслужбы прослушивали все разговоры террористов, в том числе когда те требовали предоставить им химическое оружие и передавали информацию о том, где конкретно собираются его применять. В свое время мы сообщили об этом нашим друзьям в РФ.

 

Поэтому изначально неверно ставить вопрос о том, располагают ли эти группировки химоружием или нет, — они давно получили и использовали его не только на территории Сирии, но и в Ираке.

 

— Обращалась ли Сирия к России с просьбой о размещении военной базы в Латакии?

 

— Мы не направляли такой запрос, однако надеемся, что наши российские друзья откроют еще одну базу на территории Сирии. Если вас интересует мое мнение по этому вопросу, я желаю, чтобы это случилось завтра же — в любом регионе.

 

— Когда начнут функционировать четыре рабочие группы по Сирии?

 

— В конце текущего месяца. Спецпосланник ООН по САР Стефан де Мистура заявил, что сформировал четыре рабочие группы и назначил их председателей. В каждой из этих групп присутствует представитель от оппозиции и от правительства. Однако подробности деятельности этих групп станут известны позднее в октябре. Министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем уже объявил о согласии правительства страны работать в таком формате.

 

— В понедельник министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Москва готова установить контакты со Свободной сирийской армией. Какова позиция Дамаска по этому вопросу?

 

— Говоря об этом, Сергей Лавров имел в виду, что «если она действительно существует». Лично я не вижу никаких признаков ее существования на данный момент. Действительно, так называемая Свободная сирийская армия когда-то действовала в прошлом, однако затем ее представители присоединились к другим террористическим группировкам. Два года назад мировые СМИ опубликовали видеозапись, на которой видно, как некий мужчин вскрывает грудную клетку убитого солдата и демонстративно вгрызается зубами в его сердце. Это был один из представителей Свободной сирийской армии.

 

После того, как правительственные войска нанесли мощный удар по их позициям, они обратились в бегство и были вынуждены влиться в ряды других группировок.

 

— Не секрет, что сирийская армия, которая на протяжении последних лет ведет активную борьбу с терроризмом, нуждается в постоянной поставке вооружений и их обновлении. В связи с этим в каких видах российского оружия сейчас больше всего нуждается сирийская армия?

 

— В данный момент — в артиллерии и высокоточных ракетах. Такая необходимость связана со стремлением избежать жертв среди мирного населения. У нас также есть потребность в ракетах, которые позволят уничтожать туннели террористов, находящиеся на глубине порядка десяти метров под землей. Мы также нуждаемся во всех видах боеприпасов.

 

— Планирует ли Дамаск расширять военно-техническое сотрудничество с Москвой?

 

— Наше сотрудничество с Россией по линии ВТС имеет очень давний характер. Все оружие и боеприпасы, которые использует наша армия, произведены в России. Наши офицеры являются выпускниками российских вузов, поэтому когда генералы из РФ прибыли в Сирию, они быстро нашли общий язык со своими коллегами. Источник нашего вооружения — Российская Федерация, и это никогда не изменится. Мы надеемся, что оно будет расширяться все сильнее и сильнее.

 

Беседовал Евгений Орел

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1