Ошибка резидентов и оккупантов. Станислав Хатунцев

   Дата публикации: 07 октября 2015, 16:49

 

Как известно, на сегодняшний день «Исламское государство» — самый удачный в мире проект радикалов, выступающих под знаменем джихадизма. ИГИЛ, или, если пользоваться арабской аббревиатурой, ДАИШ, давно затмило пресловутую «Аль-Каиду», иракским филиалом которой являлась. Одна из главных причин успеха проекта в том, что он является не ваххабитским и не педалирует салафизм, как обычно считают, а опирается на распространенный в Ираке и Сирии суннитский ислам.

 

ИГИЛ

 

До свержения Саддама Хусейна Ираком правили арабы-сунниты, составлявшие примерно пятую часть населения страны. Приблизительно столько же в ней насчитывалось курдов, но большинство, порядка 60%, относилось к категории арабов-шиитов. Часть курдов на севере страны еще с 1991 года, со времени поражения Хусейна в кувейтской кампании, жила в полуавтономном режиме и после прихода войск американской коалиции получила полноценный, хотя и довольно куцый в сравнении с ареалом расселения этого народа, Курдский автономный район.

 

В остальных частях страны стали распоряжаться арабы-шииты — в том числе и там, где арабы-сунниты традиционно являлись большинством. Таким образом, из привилегированной группы последние превратились в притесняемое меньшинство, не имеющее достаточных легитимных средств для того, чтобы защитить свои интересы не только на общегосударственном уровне, но даже у себя дома.

 

На практике оккупационная американская администрация не ставила себе цели создать в Ираке арабо-суннитскую автономию, дабы не потакать суннитам, являвшимся опорой хусейновской диктатуры. Кроме того, им не хотелось нарушать государственное единство страны.

 

Это «единство» было создано меньше 100 лет назад, после Первой мировой войны. Территории нынешнего Ирака, равно как и Сирии, принадлежали рухнувшей Османской империи. Победители в лице Британии и Франции перекроили геополитическую картину Ближнего Востока и из ничего создали нынешние Ирак и Сирию, разделив между собой подбрюшье формировавшейся Турецкой Республики. Но если в Европе многие границы, сконструированные после Первой мировой, менялись и корректировались уже несколько раз, то в Передней Азии они до сих пор считаются священными и неприкосновенными. Хотя за ними не стоит таких многими веками складывавшихся реалий, как европейские нации.

 

В 2006–2007 годах оккупационные силы Запада получили в Ираке большие проблемы в суннитских регионах страны. Сопротивляясь американским войскам, джихадисты укрепили там свои позиции. Кстати, именно в это время и появилась «личинка» ДАИШ — организация «Исламское государство Ирак» (ИГИ), созданная местными отделениями «Аль-Каиды». Только командующий оккупационными силами в Ираке генерал Петрэус смог более менее удовлетворительно решить «суннитский вопрос». Он начал помогать созданию арабских отрядов самообороны «сахва», которые противостояли вызывавшим все большее недовольство местного населения джихадистам. В суннитских районах Ирака американцы и Багдад стали опираться на «сахва». Сунниты успокоились, и тут американцы допустили ошибку, которую уже ранее совершали.

 

Вместо того чтобы создать как минимум внутрииракскую суннитскую автономию, они заключили соглашение с администрацией премьера Нури аль-Малики об инкорпорации «сахва» в силовые структуры Ирака. Казалось бы, верное решение, но оккупанты не учли местную ментальность. Иракские шииты в эпоху Саддама были отлучены даже от необходимого, не говоря о вкусных кусках. Благодаря устранению диктатуры в их руки попал практически весь Ирак, если не считать курдских районов. Они даже в минимальной степени не хотели допускать к кормушке суннитов, всячески «динамя» достигнутые договоренности. А полевых командиров и рядовых бойцов «сахвы» стали убивать джихадисты, мстя за нанесенные поражения.

 

Пока американцы находились в Ираке, они пытались этому как-то противодействовать, но так было до 2012 года. Умеренные арабо-суннитские силы в Ираке, не имеющие власти на местах и не получающие поддержки со стороны Багдада (к тому же выбиваемые радикалами), постепенно слабели. Администрация аль-Малики, погрязшая в коррупции, продолжала давить на суннитов. Ни о какой автономии для них не могло быть и речи. Постепенно арабо-суннитское население озлобилось и отчаялось до такой степени, что готово было принять хоть черта — лишь бы не правительство багдадских мздоимцев, которые палец о палец не ударили для восстановления разрушенной военными действиями инфраструктуры и налаживания нормальной жизни. Силой, которая покончила с засильем шиитов, оказалось ИГИЛ. Удивительно лишь то, что гнилые, насквозь коррумпированные структуры, в том числе армия и полиция, созданные аль-Малики, продержались после ухода западной коалиции целых 2,5 года и не рухнули раньше.

 

Беспрецедентно расширив свои возможности в Ираке и провозгласив халифат, ИГИЛ начало наступление на сирийской границе. Основные силы армии Асада были задействованы в операциях на западе страны и не смогли оказать достойного сопротивления. ИГИЛ сумело продвинуться до рубежей Турции.

 

Победить ИГИЛ и ликвидировать самочинный халифат можно, но для этого в военную операцию должны быть вовлечены крупные силы армии Исламской Республики Иран и «Корпуса стражей исламской революции» (КСИР). Тогда коалиция в составе сирийских, иракских и ливанских противников джихадистов, включая курдов, сможет разгромить ИГИЛ. Однако перед коалицией встанет тот же вопрос, который встал перед американцами и перед багдадской администрацией после замирения суннитских регионов Ирака, — что дальше?

 

Дальше должна быть как минимум суннитская автономия, а то и создание нового суннитского государства — и в Ираке, и в Сирии, на месте нынешнего халифата. После военной победы антиигиловской коалиции следует передать суннитские области этих стран в руки суннитских властей, тогда как курдские районы Сирии должны сохранить свое самоуправление и силовые структуры, выработанные в процессе борьбы с ИГИЛ.

 

Только так можно избежать воссоздания крупных джихадистских образований. Но это означает, что уже на стадии военных действий в антиигиловской коалиции должны принимать участие и сунниты. Таким образом, еще до начала операции проблема должна найти свое политическое решение — как ранее была решена проблема с иракскими курдами. Без этого никакие бомбардировки и даже массированное наземное наступление вопрос с халифатом не решат.

 

Станислав Хатунцев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1